II тур Обзор второго тура

Johannes

Участник
Раз пошла такая пьянка, начинаем обозревать и второй тур. День первый.

Сегодня были прямо американские горки. Прыжки в рейтинге. Емельянов - увы, вниз. И моё восхищение первым туром предусматривало такую возможность. Ну, во-первых программа. Она не то что, там, вызывает удивление, но прямо-таки вводит в ступор. Во-первых, зачем вообще тут это Чайковский миниатюрный, который к тому же оказался несколько хуже того, что был в первом туре? Что это? Дальше, каким боком тут транскрипция? Что она даёт для понимания личности исполнителя? Разве виртуозность не в первом туре надо было демонстрировать? Любишь Чайковского - ну, возьми, сыграй сонату. Что, она такая плохая? А то в итоге - ни одного произведения "больших" романтиков 19 века - на что при этом можно рассчитывать во втором туре?
Ну а Рахманинов - он получился академически весьма неплохим, Доренский мог быть доволен. Но вот чего-то, так сказать, "очень главного" для этого именно произведения не хватало. В общем-то, все, кто знает, что тут вообще есть особенного, прекрасно понимают, о чём речь. Чуда не случилось.
Что действительно было здорово - это соната Барбера. Тут интроверт почувствовал себя в своей стихии, и превратился в экстраверта:). Свободно, импровизационно и при этом полностью цельно. Наверное, если Доренский доволен, этого может быть достаточно для третьего тура, но я ожидал бОльшего.
Про Шишкина моё заключение тоже было амбивалентным, он этим воспользовался и скакнул вверх. Вот никогда бы не подумал, что пианист, игравший Бетховена и Чайковского таким мертвым звуком и с таким ожесточением, может нормально играть Шопена! Но это было так уже в первом туре!
С другой стороны - мазурки - это вам не этюд. это уже высший пилотаж. Особых достижений не было, но сыграно было на уровне. Некоторые решения немного странные, но не разрушительные. Мою любимую as-dur - ную сыграл раза в два быстрее, чем я играю, а коду - вообще мелкими нотами, хотя там есть чем полюбоваться.... но катастрофы все равно не было. Звук ровный, но приятный, серебристый.
В целом - всё было так же: как будто выровнено, но всё на месте! Если подумать - это тоже очень круто. Ну а Прокофьев вообще показался супер (Мельников играл позже). Метнер тоже был на уровне. Рахманинов - образцовый, и при этом нет ощущения шаблона! Какой-то упругий звук, дающий ощущение глубины. В общем, это кандидат на финал несомненный, причём его взлёт после сомнительного первого тура, наверное, повышает шансы.

Про китайца я говорить не могу. Не знаю, что это вообще, как это воспринимать. Вот каждый раз на любой конкурс приезжает один или два таких товарища с Востока и устраивают вот ЭТО - и я не могу осознать, как такое возможно, почему это слушают, даже проводят в следующий тур. По-моему, такое исполнение надо воспринимать грудной клеткой, животом, какими-то еще частями тела. Мне это недоступно, хотя понятно, что за последнюю четверть века возникла новая публика, воспринимающая именно так. Публика ладно, но вот сидят профессионалы - члены жюри, и слушают, как товарищ, играя тему Шопена(!!!), просто лупит со всей дури по клавишам! Сидят - моргают, потом хлопают. Что тут скажешь? - конец света не за горами. Проехали.

Гугнин играл уже четвертым подряд, но слушать было легко. Прокофьев был прекрасен, с той же бесконечной гибкостью, ощущением многомерности, естественной игрой контрастов. Прошёл на одном дыхании, и с учётом того, что главное впереди, было ощущение, что всё идёт по плану. Бах в качестве интерлюдии также выглядел чудесно, и большего, чем было представлено тут, наверное, и нельзя сделать.
Но вот дошла очередь до Шопена.... и вскоре стало ясно, что - всё, о штурме вершины (и реальной конкуренции с гениальными азиатами) надо забыть. Увы. Нет, всё было хорошо, многое великолепно, однако... ну вот, казалось бы, сколько нам говорят, что Шопен - это Шопен, а музыканты всё равно думают "да ладно, как-нибудь прорвёмся". Нет уж, чтобы сыграть ЭТО по-настоящему как следует, нужно именно что взобраться на вершину какой-то абсолютной мудрости, увидеть оттуда целое, весь грандиозный замысел как таковой, и от него уж спускаться к частностям, причём чем больше твои возможности, тем сложнее задача воплощения. По кусочкам собирать нельзя - не срастётся.
Настоящий провал произошёл в медленной части, и это, в общем-то, закономерно. Её роль недооценивают очень часто.... ну, Андрей, очевидно, таки не увидел её именно с позиции целого. В крайних разделах, умиротворённо-созерцательных, особенно в начале, он зачем-то начал, с одной стороны, рисовать ненужное супертрепетное пианиссимо, а с другой, - нагнетать вовсе лишний драматизм. В центральном же разделе он зачем-то сделал кульминации по краям, на мотиве затерянности, - а центральную кульминацию просто проглотил! Вот странно, вроде тут известно, как надо играть.... возьми послушай хоть Игумнова, хоть Рубинштейна.... но если ты сам не понял, о чём это всё и для чего, то формальное знание не поможет, и начнутся конвульсии, с помощью которых исполнитель заводит себя в процессе продвижения к вожделенному концу. В общем, в этом месте соната рухнула, и блестящее исполнение финала уже спасти ситуацию не могло. Конечно, члены жюри, проглатывающие китайца, сами по себе такие тонкости могут и не осознавать, но вот что соната в целом не достигла уровня такого, чтобы пробить небо - это видно всем. А только этот уровень нужен при такой конкуренции.

Коротко про Гаджиева. Сейчас он раскрылся лучше, чем в первом туре. Всё было глубоко, одухотворенно, цельно и так далее. Лист вообще был великолепен. Однако в целом всё равно остаётся ощущение какой-то тяжести, лежащей у него на плечах, которая мешает ему устремиться к свободному слиянию с музыкой.... что формально проявляется в какой-то сдавленности звукоизвлечения. Скрябин, конечно, пошёл ему в плюс. Не всё было идеально стилистически, но это - детали. В Прокофьеве было очень много всего интересного... но вот впереди сидел Фредди Кемпф.... пожалуй, он не всё это разглядел, но я никогда не забуду, каким вихрем тогда у него пролетела эта соната! Увы, такого тут не было, так что - ....

Наконец, самое главное. Сегодня я впервые за не знаю сколько лет пережил в концертном зале ощущение настоящего счастья. Абсолютной полноты жизни! Те, кто читал мой обзор, знают, что я отзывался о Мельникове с глубоким восторгом. Но это касалось скорее его индивидуальности. При этом, если честно, я вообще сомневался, что его пропустят во второй тур. Тут еще Мечетина на него наехала, написала ему "нет" (предлагаю энтузиастам написать на стене консерватории МЕЧЕТИНА ДУРА). Но вот что будет так грандиозно... ох...
Лист был абсолютно совершенен - и при этом неподражаемо индивидуален. Очень трудно сказать, каковы были составляющие успеха: всё было в неразрывном единстве. Можно отметить разве вот это вроде неброское, но очень проникновенное на самом деле туше, с помощью которого можно решать любые задачи. Но такое туше бывает только у того, кто ВИДИТ ИДЕИ. Недостаточно сказать, что соната, там, сделана из одного куска... тут было скорее внутри себя прозрачное, бесконечно текучее единство, которое постепенно выливалось в устойчивое монументальное воплощение. Вот это и есть то, чего Гугнину не удалось сделать в сонате Шопена.... но ведь надо еще и уметь выбрать то, в чём ты сможешь дойти до конца! В общем, слова тут излишни.
Скрябин был упоителен на уровне полного (слушательского) самозабвения. Рассуждать тут не приходится: это что-то абсолютное. Разумеется, это гораздо выше достижений корейца в Моцарте - бесконечный восторг и счастье. Рахманинов, конечно, тоже не был лишним, это по-настоящему ЕГО. Ну а Прокофьев... у Шишкина он казался таким совершенным - а тут это стало просто смешно, так свободно он задышал, таким всполохом удивительных эффектов взовался....
Тут перед нами не какое-то юное дарование, подающее большие надежды. Это - состоявшийся артист, прошедший большой путь, многое на этом пути, несомненно, преодолевший и достигший вершины.... с которой его уже, что называется, не своротишь. Вот этот-то чувство надежности и завершённости и переходит в настоящее счастье, связанное с мыслью о том, что ты живешь в одно время с таким художником и таким человеком.... это я даже на автомате сказал самому Алексею, встретив его у артистической... и о том, что с хорошим Чайковским и 3-м Рахманиновым (который у него точно более чем хороший) он может рассчитывать на максимальный результат.... было очень приятно, когда, встретив вначале с благожелательным недоверием мои излияния, он затем, убедившись в их искренности и осмысленности, с улыбкой протянул мне руку....
Второй день.
Александр Канторов.
Как-то сейчас уже не хочется глумиться над теми, кто, стало быть, утверждал, что он,в отличие от Дебарга с его благородными философскими устремлениями итд. Они наказали себя сами.
Рапсодия. Ну, что тут скажешь? Такой я её точно не слышал никогда. Настоящей. Что вспоминается - так это как в юности, еще вообще не слышав её, я стал ковыряться в нотах и постепенно извлекать оттуда этот зачарованный мир, упиваясь сладостью такого открытия как каким-то божественным нектаром. Потом это всё ушло, я уже сто лет не касался её, а то, что приходилось слышать, только делало толще стену между мной и тем первоначальным ощущением.
И вот оно - вновь! Полное погружение в этот мир! НЕВОЗМОЖНАЯ подлинность! Что сразу бросается в глаза - это именно ЧИСТОТА ВЫСКАЗЫВАНИЯ. Говорится что-то совершенно определенное, без всяких экивоков и тем способом, которым оно только и могло быть сказано.
И второе - ЧИСТОТА ЗВУЧАНИЯ. Оно тоже каким-то непонятным образом абсолютно цельное и кажется, что в нём нет ни малейшей трещинки.
А вывод в том, что исполнитель просто ВИДИТ РОВНО ТО, что видел сам Брамс. И видит образ без отрыва от звучания. Как этого можно достичь - я судить не берусь.
Про сонату я тоже не могу судить. Потому что сейчас я просто не знаю о ней ничего, кроме того, что мне рассказал сам Алекс. Он просто заново открыл её для меня. Вот всё то, что мы воспринимали как длинноты и завихрения незрелого стиля - вот это всё вдруг предстаёт как что-то не только интересное, но и по-настоящему глубокое. Неужели и вправду мы тут открываем какой-то первозданный брамсовский стиль, понимание которого и во всём остальном на поможет увидеть новое?... Не знаю, возможно, это иллюзия, но это потрясающая иллюзия.
Про Стравинского тоже мне трудно что-то утверждать. Я эту транскрипцию практически не знаю.... могу только засвидетельствовать, что я видел, как из вихря звуков прямо над роялем вырастали подсвеченные голубоватым сиянием фантастические образы.
Как хотите, друзья, но для меня это сейчас уже глубже и интересней , чем Дебарг.

Тарасевич. Рахманинов мне, можно сказать, даже понравился. Было довольно мило. Даже в четвертом моменте не было почти выплесков за пределы живой зоны, в которых звуки ещё не каменеют. В шестом уже были, но в терпимом масштабе.
Вот, собственно, действительно обидно за Прокофьева. Эти люди думают, что в нём им позволяется бомбить этими мертвыми, окаменевшими звуками. И они терзают музыку и слух аудитории. В то время как на самом деле, конечно, ключ к этой музыке - в живом свободном дыхании. Звуки должны взлетать, захватываться вихрем, как искры огромного костра, или же осенние листья. Не этот мучительный угнетающий грохот, а свободный полёт в чистом эфире. Уж не знаю, что нужно, что им это объяснить.
Ну, думаю, Тарасевич уже заранее знал, что дальше не пойдёт, особо не напрягался. Пожелаем ему дальнейших успехов.

Мао. Это провал, подумал Штирлиц. Причём совершенно предсказуемый. Педагоги, надоумившие его играть Скрябина и Шопена, просто глупы, и есть основания полагать, что они юношу уже сильно подпортили. Как вообще можно было дойти до такой идеи, с чего? Это таки похуже, чем заставить Сашу Малофеева играть Апассионату.
Скрябин был анимэшный (да и Шопен, в общем-то, тоже). Темп сразу завышенный, более чем неуместный пульсирующий ритм. Не то что, там, демонизма, - вообще скрябинского кайфа, простите, томления и упоения, не было вообще - просто этюд какой-то.

Про Шопена сказать особо нечего. Его не было. Были торопливо сыгранные ноты, без всякого понятия о том, зачем эта музыка и для чего. "Прости им, Отче, ибо не ведают, что творят". Вот та устремлённость, которая была так уместна в ля-минорном Бахе вначале, - это, оказывается, единственное, что у него есть. И, судя по тому, что он на этом пытается проскочить САМОЕ высокое, другого уже не будет.

Впрочем, надо сказать, что само звучание отнюдь не было травмирующим. Наоборот, даже довольно сладеньким.

Ну, Прокофьев в данном случае был более-менее нормальным. Хотя и тут он проскакивал мимо многих важных вещей, на которых не мешало бы задержаться.

Что ж, наверное, для двадцати лет всё это простительно в том смысле, что сечь надо педагогов. Вернее, как там.... "и тут же взрослого болвана поставить в палки приказал". Вообще-то, надежда еще есть, паренек таки одаренный, но она вряд ли оправдывает прохождение. С этой точки зрения лучше было бы ему не пройти.

Броберга, увы, не слышал. Я просто забыл, что будет четвертый дневной участник, и поехал домой. Вообще-то я уже начал отключаться, и, если б не поспал полчаса, вечером не смог бы что-то слушать (вчера, впрочем, Мельников меня очень хорошо разбудил). Другое дело, что лучше было бы послушать его, а на Сару не приходить.... но там было бы меньше времени. Могу сказать следующее: если он играл так же, как в первом туре - а это наверняка было так, - то его прохождение в целом оправданно. С другой стороны.... нет ощущения, что я пропустил что-то важное. Всё-таки откровений в том репертуаре, что заявлен, я от него не жду. На досуге послушаем в записи. Дальше посмотрим, надо попасть на третий тур уже мне.

Данешпур.... ну, всё-таки надо сказать, что у неё есть прогресс по сравнению с предыдущими явлениями нашему народу. Раньше в основном кости гремели, а теперь мясо и сало наросло.

Про Булеза ничего не скажу. Шопен был сыгран "правильно". Только вот мне кажется, что в случае большинства других современных "интерпретаций", более экзотических, Шопен бы просто засмеялся, как пушкинский Моцарт, а вот тут бы ему стало по-настоящему нехорошо.

Основой исполнения Баха был опять НАПОР. Откровений ноль.

Про Прокофьева выше сказано, это сюда больше подходит. Когда она, наконец, закончила (а казалось, что конца не будет), я был ей за это искренне благодарен и немного похлопал.

Генюшене порадовала по-настоящему. Жаль, что не услышим её. Не знаю, может быть соната по контрасту с Сарой показалось просто великолепной, особенно к концу, но было очень приятно слушать. Было абсолютно всё, что тут нужно. Шуман тоже звучал приятно, хотя тут, пожалуй, могли бы быть пожелания и по звуку, и по ощущению развития иногда. На её концерт я бы сходил.


Кореец Ким. Мне честно говоря, стыдно. Юрий Михайлович, вас... пардон.... Я до последнего не мог понять.... даже похлопал ему в конце, и только после того, как меня слегка надрали за уши, понял то, что на самом деле можно было увидеть еще в первом туре, ибо такое уже было: он шарманщик. Две вещи могу сказать в своё оправдание. Во-первых, Моцарт. Ну, он был таким, как надо, там ничего просто нельзя было заметить. У меня в последние годы стало возникать даже какое-то отторжение в отношении Моцарта. Я не мог его играть, и слышать тоже не хотел даже то, что когда-то было абсолютным... В общем, кореец на какой-то миг мне вдруг вернул это чувство Моцарта, и я ему был за это благодарен.
Ну и, во-вторых, моя теория насчёт того, что одухотворённое и живое звучание возможно только при интуитивном постижении идеи музыки. Теория рабочая и объясняет почти всё, но... я не учёл, до каких высот может подняться азиатская культура имитации. Как они могут упаковать полную пустоту. Между тем - что-то подобное уже было пару раз. А догадаться можно было как раз по тому звучанию насыщенной фактуры в этюдах, которое я упомянул в отзыве про первый тур. Пожалуй, это критерий подделки. Будем теперь знать.

ЗЫ Уважаемые читатели, если вам это интересно.... я не могу достать билеты на третий тур нигде, и поскольку буду там пытаться прорваться, то в случае, если не смогу, ничего не услышу.... и, соответственно не смогу вас порадовать! В общем, если у кого-то есть возможность достать контрамарку или просто билет лишний (можно двойная стоимость), - помогите, плиз!
 
Последнее редактирование:

Ниночка

Участник
Раз пошла такая пьянка, начинаем обозревать и второй тур. День первый.

Сегодня были прямо американские горки. Прыжки в рейтинге. Емельянов - увы, вниз. И моё восхищение первым туром предусматривало такую возможность. Ну, во-первых программа. Она не то что, там, вызывает удивление, но прямо-таки вводит в ступор. Во-первых, зачем вообще тут это Чайковский миниатюрный, который к тому же оказался несколько хуже того, что был в первом туре? Что это? Дальше, каким боком тут транскрипция? Что она даёт для понимания личности исполнителя? Разве виртуозность не в первом туре надо было демонстрировать? Любишь Чайковского - ну, возьми, сыграй сонату. Что, она такая плохая? А то в итоге - ни одного произведения "больших" романтиков 19 века - на что при этом можно рассчитывать во втором туре?
Ну а Рахманинов - он получился академически весьма неплохим, Доренский мог быть доволен. Но вот чего-то, так сказать, "очень главного" для этого именно произведения не хватало. В общем-то, все, кто знает, что тут вообще есть особенного, прекрасно понимают, о чём речь. Чуда не случилось.
Что действительно было здорово - это соната Барбера. Тут интроверт почувствовал себя в своей стихии, и превратился в экстраверта:). Свободно, импровизационно и при этом полностью цельно. Наверное, если Доренский доволен, этого может быть достаточно для третьего тура, но я ожидал бОльшего.
Про Шишкина моё заключение тоже было амбивалентным, он этим воспользовался и скакнул вверх. Вот никогда бы не подумал, что пианист, игравший Бетховена и Чайковского таким мертвым звуком и с таким ожесточением, может нормально играть Шопена! Но это было так уже в первом туре!
С другой стороны - мазурки - это вам не этюд. это уже высший пилотаж. Особых достижений не было, но сыграно было на уровне. Некоторые решения немного странные, но не разрушительные. Мою любимую as-dur - ную сыграл раза в два быстрее, чем я играю, а коду - вообще мелкими нотами, хотя там есть чем полюбоваться.... но катастрофы все равно не было. Звук ровный, но приятный, серебристый.
В целом - всё было так же: как будто выровнено, но всё на месте! Если подумать - это тоже очень круто. Ну а Прокофьев вообще показался супер (Мельников играл позже). Метнер тоже был на уровне. Рахманинов - образцовый, и при этом нет ощущения шаблона! Какой-то упругий звук, дающий ощущение глубины. В общем, это кандидат на финал несомненный, причём его взлёт после сомнительного первого тура, наверное, повышает шансы.

Про китайца я говорить не могу. Не знаю, что это вообще, как это воспринимать. Вот каждый раз на любой конкурс приезжает один или два таких товарища с Востока и устраивают вот ЭТО - и я не могу осознать, как такое возможно, почему это слушают, даже проводят в следующий тур. По-моему, такое исполнение надо воспринимать грудной клеткой, животом, какими-то еще частями тела. Мне это недоступно, хотя понятно, что за последнюю четверть века возникла новая публика, воспринимающая именно так. Публика ладно, но вот сидят профессионалы - члены жюри, и слушают, как товарищ, играя тему Шопена(!!!), просто лупит со всей дури по клавишам! Сидят - моргают, потом хлопают. Что тут скажешь? - конец света не за горами. Проехали.

Гугнин играл уже четвертым подряд, но слушать было легко. Прокофьев был прекрасен, с той же бесконечной гибкостью, ощущением многомерности, естественной игрой контрастов. Прошёл на одном дыхании, и с учётом того, что главное впереди, было ощущение, что всё идёт по плану. Бах в качестве интерлюдии также выглядел чудесно, и большего, чем было представлено тут, наверное, и нельзя сделать.
Но вот дошла очередь до Шопена.... и вскоре стало ясно, что - всё, о штурме вершины (и реальной конкуренции с гениальными азиатами) надо забыть. Увы. Нет, всё было хорошо, многое великолепно, однако... ну вот, казалось бы, сколько нам говорят, что Шопен - это Шопен, а музыканты всё равно думают "да ладно, как-нибудь прорвёмся". Нет уж, чтобы сыграть ЭТО по-настоящему как следует, нужно именно что взобраться на вершину какой-то абсолютной мудрости, увидеть оттуда целое, весь грандиозный замысел как таковой, и от него уж спускаться к частностям, причём чем больше твои возможности, тем сложнее задача воплощения. По кусочкам собирать нельзя - не срастётся.
Настоящий провал произошёл в медленной части, и это, в общем-то, закономерно. Её роль недооценивают очень часто.... ну, Андрей, очевидно, таки не увидел её именно с позиции целого. В крайних разделах, умиротворённо-созерцательных, особенно в начале, он зачем-то начал, с одной стороны, рисовать ненужное супертрепетное пианиссимо, а с другой, - нагнетать вовсе лишний драматизм. В центральном же разделе он зачем-то сделал кульминации по краям, на мотиве затерянности, - а центральную кульминацию просто проглотил! Вот странно, вроде тут известно, как надо играть.... возьми послушай хоть Игумнова, хоть Рубинштейна.... но если ты сам не понял, о чём это всё и для чего, то формальное знание не поможет, и начнутся конвульсии, с помощью которых исполнитель заводит себя в процессе продвижения к вожделенному концу. В общем, в этом месте соната рухнула, и блестящее исполнение финала уже спасти ситуацию не могло. Конечно, члены жюри, проглатывающие китайца, сами по себе такие тонкости могут и не осознавать, но вот что соната в целом не достигла уровня такого, чтобы пробить небо - это видно всем. А только этот уровень нужен при такой конкуренции.

Коротко про Гаджиева. Сейчас он раскрылся лучше, чем в первом туре. Всё было глубоко, одухотворенно, цельно и так далее. Лист вообще был великолепен. Однако в целом всё равно остаётся ощущение какой-то тяжести, лежащей у него на плечах, которая мешает ему устремиться к свободному слиянию с музыкой.... что формально проявляется в какой-то сдавленности звукоизвлечения. Скрябин, конечно, пошёл ему в плюс. Не всё было идеально стилистически, но это - детали. В Прокофьеве было очень много всего интересного... но вот впереди сидел Фредди Кемпф.... пожалуй, он не всё это разглядел, но я никогда не забуду, каким вихрем тогда у него пролетела эта соната! Увы, такого тут не было, так что - ....

Наконец, самое главное. Сегодня я впервые за не знаю сколько лет пережил в концертном зале ощущение настоящего счастья. Абсолютной полноты жизни! Те, кто читал мой обзор, знают, что я отзывался о Мельникове с глубоким восторгом. Но это касалось скорее его индивидуальности. При этом, если честно, я вообще сомневался, что его пропустят во второй тур. Тут еще Мечетина на него наехала, написала ему "нет" (предлагаю энтузиастам написать на стене консерватории МЕЧЕТИНА ДУРА). Но вот что будет так грандиозно... ох...
Лист был абсолютно совершенен - и при этом неподражаемо индивидуален. Очень трудно сказать, каковы были составляющие успеха: всё было в неразрывном единстве. Можно отметить разве вот это вроде неброское, но очень проникновенное на самом деле туше, с помощью которого можно решать любые задачи. Но такое туше бывает только у того, кто ВИДИТ ИДЕИ. Недостаточно сказать, что соната, там, сделана из одного куска... тут было скорее внутри себя прозрачное, бесконечно текучее единство, которое постепенно выливалось в устойчивое монументальное воплощение. Вот это и есть то, чего Гугнину не удалось сделать в сонате Шопена.... но ведь надо еще и уметь выбрать то, в чём ты сможешь дойти до конца! В общем, слова тут излишни.
Скрябин был упоителен на уровне полного (слушательского) самозабвения. Рассуждать тут не приходится: это что-то абсолютное. Разумеется, это гораздо выше достижений корейца в Моцарте - бесконечный восторг и счастье. Рахманинов, конечно, тоже не был лишним, это по-настоящему ЕГО. Ну а Прокофьев... у Шишкина он казался таким совершенным - а тут это стало просто смешно, так свободно он задышал, таким всполохом удивительных эффектов взовался....
Тут перед нами не какое-то юное дарование, подающее большие надежды. Это - состоявшийся артист, прошедший большой путь, многое на этом пути, несомненно, преодолевший и достигший вершины.... с которой его уже, что называется, не своротишь. Вот этот-то чувство надежности и завершённости и переходит в настоящее счастье, связанное с мыслью о том, что ты живешь в одно время с таким художником и таким человеком.... это я даже на автомате сказал самому Алексею, встретив его у артистической... и о том, что с хорошим Чайковским и 3-м Рахманиновым (который у него точно более чем хороший) он может рассчитывать на максимальный результат.... было очень приятно, когда, встретив вначале с благожелательным недоверием мои излияния, он затем, убедившись в их искренности и осмысленности, с улыбкой протянул мне руку....
А вы не могли бы высказать своё мнение вот по какому вопросу. Музыка искусство формы, укоренённой традиции интерпретаций, этакого “золотого шаблона”, который априори одобрен. Вот, например, в живописи «другой взгляд” приветствуется. А в музыке нет. А почему экспертное сообщество не принимает то, что для обычных слушателей эмоционально обоснованно. Только не отвечайте, что публика- дура. Не получается ли так, что в этой частности многие слушатели нашли для себя нечто универсальное, на мой взгляд.
 

Johannes

Участник
А вы не могли бы высказать своё мнение вот по какому вопросу. Музыка искусство формы, укоренённой традиции интерпретаций, этакого “золотого шаблона”, который априори одобрен. Вот, например, в живописи «другой взгляд” приветствуется. А в музыке нет. А почему экспертное сообщество не принимает то, что для обычных слушателей эмоционально обоснованно. Только не отвечайте, что публика- дура. Не получается ли так, что в этой частности многие слушатели нашли для себя нечто универсальное, на мой взгляд.
Видите ли, сравнение с живописью хромает. Музыка - искусство двухуровневое, более сложно устроенное. В живописи художник работает непосредственно с нашей способностью зрительного восприятия, из неё извлекая архетипы. В музыке же материей служат эмоции, которые для восприятия опосредованы звуком. То есть тут надо сначала создать сам холст, по которому будешь писАть, а потом само же воображение должно удерживать в себе эту основу, из которой всё строится. В общем, традиция занималась тем, что разрабатывала способ создания этого холста. Он, наверное, мог быть иным, но раз уж он таким создан, приходится иметь в виду его текстуру, плотность и так далее, чтобы двигаться дальше. То есть достигать тех великих результатов, к которым пришли гении прошлого. А для публики мурку можно и так забацать, это да.
 

Ниночка

Участник
Спасибо за ответ! Я привела пример из живописи, потому что это искусство находится в непрерывном поиске новых форм. И поскольку живопись мы в состоянии изучать, ведь остаются сами картины, то естественно прослеживается и традиция, в рамках которой искусство развивается.
Ну, когда вы говорите о создании холста в музыке, вы говорите об этом, как о неком абсолюте. Но гении прошлого, который задали эту традицию, скорее относятся уже к теням. Вы как абсолют выбираете достижения прошлого, которые в музыке практически не имеют смысла. Кто знает как играла, например, Юдина? Хорошо, если имя знают. Музыка- абстрактное искусство, тем и сильно. Гениев прошлого надо почитать, изучать. Но творчество ещё никто не отменял. И если это убедительно, то закладывается новый виток общей традиции. Время диктует новые вызовы. Здесь старые достижения не работают. Единственное, что постоянно: рояль, сцена и музыкант.
 

Victoria

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Раз пошла такая пьянка, начинаем обозревать и второй тур. День первый.

Сегодня были прямо американские горки. Прыжки в рейтинге. Емельянов - увы, вниз. И моё восхищение первым туром предусматривало такую возможность. Ну, во-первых программа. Она не то что, там, вызывает удивление, но прямо-таки вводит в ступор. Во-первых, зачем вообще тут это Чайковский миниатюрный, который к тому же оказался несколько хуже того, что был в первом туре? Что это? Дальше, каким боком тут транскрипция? Что она даёт для понимания личности исполнителя? Разве виртуозность не в первом туре надо было демонстрировать? Любишь Чайковского - ну, возьми, сыграй сонату. Что, она такая плохая? А то в итоге - ни одного произведения "больших" романтиков 19 века - на что при этом можно рассчитывать во втором туре?
Ну а Рахманинов - он получился академически весьма неплохим, Доренский мог быть доволен. Но вот чего-то, так сказать, "очень главного" для этого именно произведения не хватало. В общем-то, все, кто знает, что тут вообще есть особенного, прекрасно понимают, о чём речь. Чуда не случилось.
Что действительно было здорово - это соната Барбера. Тут интроверт почувствовал себя в своей стихии, и превратился в экстраверта:). Свободно, импровизационно и при этом полностью цельно. Наверное, если Доренский доволен, этого может быть достаточно для третьего тура, но я ожидал бОльшего.
Про Шишкина моё заключение тоже было амбивалентным, он этим воспользовался и скакнул вверх. Вот никогда бы не подумал, что пианист, игравший Бетховена и Чайковского таким мертвым звуком и с таким ожесточением, может нормально играть Шопена! Но это было так уже в первом туре!
С другой стороны - мазурки - это вам не этюд. это уже высший пилотаж. Особых достижений не было, но сыграно было на уровне. Некоторые решения немного странные, но не разрушительные. Мою любимую as-dur - ную сыграл раза в два быстрее, чем я играю, а коду - вообще мелкими нотами, хотя там есть чем полюбоваться.... но катастрофы все равно не было. Звук ровный, но приятный, серебристый.
В целом - всё было так же: как будто выровнено, но всё на месте! Если подумать - это тоже очень круто. Ну а Прокофьев вообще показался супер (Мельников играл позже). Метнер тоже был на уровне. Рахманинов - образцовый, и при этом нет ощущения шаблона! Какой-то упругий звук, дающий ощущение глубины. В общем, это кандидат на финал несомненный, причём его взлёт после сомнительного первого тура, наверное, повышает шансы.

Про китайца я говорить не могу. Не знаю, что это вообще, как это воспринимать. Вот каждый раз на любой конкурс приезжает один или два таких товарища с Востока и устраивают вот ЭТО - и я не могу осознать, как такое возможно, почему это слушают, даже проводят в следующий тур. По-моему, такое исполнение надо воспринимать грудной клеткой, животом, какими-то еще частями тела. Мне это недоступно, хотя понятно, что за последнюю четверть века возникла новая публика, воспринимающая именно так. Публика ладно, но вот сидят профессионалы - члены жюри, и слушают, как товарищ, играя тему Шопена(!!!), просто лупит со всей дури по клавишам! Сидят - моргают, потом хлопают. Что тут скажешь? - конец света не за горами. Проехали.

Гугнин играл уже четвертым подряд, но слушать было легко. Прокофьев был прекрасен, с той же бесконечной гибкостью, ощущением многомерности, естественной игрой контрастов. Прошёл на одном дыхании, и с учётом того, что главное впереди, было ощущение, что всё идёт по плану. Бах в качестве интерлюдии также выглядел чудесно, и большего, чем было представлено тут, наверное, и нельзя сделать.
Но вот дошла очередь до Шопена.... и вскоре стало ясно, что - всё, о штурме вершины (и реальной конкуренции с гениальными азиатами) надо забыть. Увы. Нет, всё было хорошо, многое великолепно, однако... ну вот, казалось бы, сколько нам говорят, что Шопен - это Шопен, а музыканты всё равно думают "да ладно, как-нибудь прорвёмся". Нет уж, чтобы сыграть ЭТО по-настоящему как следует, нужно именно что взобраться на вершину какой-то абсолютной мудрости, увидеть оттуда целое, весь грандиозный замысел как таковой, и от него уж спускаться к частностям, причём чем больше твои возможности, тем сложнее задача воплощения. По кусочкам собирать нельзя - не срастётся.
Настоящий провал произошёл в медленной части, и это, в общем-то, закономерно. Её роль недооценивают очень часто.... ну, Андрей, очевидно, таки не увидел её именно с позиции целого. В крайних разделах, умиротворённо-созерцательных, особенно в начале, он зачем-то начал, с одной стороны, рисовать ненужное супертрепетное пианиссимо, а с другой, - нагнетать вовсе лишний драматизм. В центральном же разделе он зачем-то сделал кульминации по краям, на мотиве затерянности, - а центральную кульминацию просто проглотил! Вот странно, вроде тут известно, как надо играть.... возьми послушай хоть Игумнова, хоть Рубинштейна.... но если ты сам не понял, о чём это всё и для чего, то формальное знание не поможет, и начнутся конвульсии, с помощью которых исполнитель заводит себя в процессе продвижения к вожделенному концу. В общем, в этом месте соната рухнула, и блестящее исполнение финала уже спасти ситуацию не могло. Конечно, члены жюри, проглатывающие китайца, сами по себе такие тонкости могут и не осознавать, но вот что соната в целом не достигла уровня такого, чтобы пробить небо - это видно всем. А только этот уровень нужен при такой конкуренции.

Коротко про Гаджиева. Сейчас он раскрылся лучше, чем в первом туре. Всё было глубоко, одухотворенно, цельно и так далее. Лист вообще был великолепен. Однако в целом всё равно остаётся ощущение какой-то тяжести, лежащей у него на плечах, которая мешает ему устремиться к свободному слиянию с музыкой.... что формально проявляется в какой-то сдавленности звукоизвлечения. Скрябин, конечно, пошёл ему в плюс. Не всё было идеально стилистически, но это - детали. В Прокофьеве было очень много всего интересного... но вот впереди сидел Фредди Кемпф.... пожалуй, он не всё это разглядел, но я никогда не забуду, каким вихрем тогда у него пролетела эта соната! Увы, такого тут не было, так что - ....

Наконец, самое главное. Сегодня я впервые за не знаю сколько лет пережил в концертном зале ощущение настоящего счастья. Абсолютной полноты жизни! Те, кто читал мой обзор, знают, что я отзывался о Мельникове с глубоким восторгом. Но это касалось скорее его индивидуальности. При этом, если честно, я вообще сомневался, что его пропустят во второй тур. Тут еще Мечетина на него наехала, написала ему "нет" (предлагаю энтузиастам написать на стене консерватории МЕЧЕТИНА ДУРА). Но вот что будет так грандиозно... ох...
Лист был абсолютно совершенен - и при этом неподражаемо индивидуален. Очень трудно сказать, каковы были составляющие успеха: всё было в неразрывном единстве. Можно отметить разве вот это вроде неброское, но очень проникновенное на самом деле туше, с помощью которого можно решать любые задачи. Но такое туше бывает только у того, кто ВИДИТ ИДЕИ. Недостаточно сказать, что соната, там, сделана из одного куска... тут было скорее внутри себя прозрачное, бесконечно текучее единство, которое постепенно выливалось в устойчивое монументальное воплощение. Вот это и есть то, чего Гугнину не удалось сделать в сонате Шопена.... но ведь надо еще и уметь выбрать то, в чём ты сможешь дойти до конца! В общем, слова тут излишни.
Скрябин был упоителен на уровне полного (слушательского) самозабвения. Рассуждать тут не приходится: это что-то абсолютное. Разумеется, это гораздо выше достижений корейца в Моцарте - бесконечный восторг и счастье. Рахманинов, конечно, тоже не был лишним, это по-настоящему ЕГО. Ну а Прокофьев... у Шишкина он казался таким совершенным - а тут это стало просто смешно, так свободно он задышал, таким всполохом удивительных эффектов взовался....
Тут перед нами не какое-то юное дарование, подающее большие надежды. Это - состоявшийся артист, прошедший большой путь, многое на этом пути, несомненно, преодолевший и достигший вершины.... с которой его уже, что называется, не своротишь. Вот этот-то чувство надежности и завершённости и переходит в настоящее счастье, связанное с мыслью о том, что ты живешь в одно время с таким художником и таким человеком.... это я даже на автомате сказал самому Алексею, встретив его у артистической... и о том, что с хорошим Чайковским и 3-м Рахманиновым (который у него точно более чем хороший) он может рассчитывать на максимальный результат.... было очень приятно, когда, встретив вначале с благожелательным недоверием мои излияния, он затем, убедившись в их искренности и осмысленности, с улыбкой протянул мне руку....
Второй день.
Александр Канторов.
Как-то сейчас уже не хочется глумиться над теми, кто, стало быть, утверждал, что он,в отличие от Дебарга с его благородными философскими устремлениями итд. Они наказали себя сами.
Рапсодия. Ну, что тут скажешь? Такой я её точно не слышал никогда. Настоящей. Что вспоминается - так это как в юности, еще вообще не слышав её, я стал ковыряться в нотах и постепенно извлекать оттуда этот зачарованный мир, упиваясь сладостью такого открытия как каким-то божественным нектаром. Потом это всё ушло, я уже сто лет не касался её, а то, что приходилось слышать, только делало толще стену между мной и тем первоначальным ощущением.
И вот оно - вновь! Полное погружение в этот мир! НЕВОЗМОЖНАЯ подлинность! Что сразу бросается в глаза - это именно ЧИСТОТА ВЫСКАЗЫВАНИЯ. Говорится что-то совершенно определенное, без всяких экивоков и тем способом, которым оно только и могло быть сказано.
И второе - ЧИСТОТА ЗВУЧАНИЯ. Оно тоже каким-то непонятным образом абсолютно цельное и кажется, что в нём нет ни малейшей трещинки.
А вывод в том, что исполнитель просто ВИДИТ РОВНО ТО, что видел сам Брамс. И видит образ без отрыва от звучания. Как этого можно достичь - я судить не берусь.
Про сонату я тоже не могу судить. Потому что сейчас я просто не знаю о ней ничего, кроме того, что мне рассказал сам Алекс. Он просто заново открыл её для меня. Вот всё то, что мы воспринимали как длинноты и завихрения незрелого стиля - вот это всё вдруг предстаёт как что-то не только интересное, но и по-настоящему глубокое. Неужели и вправду мы тут открываем какой-то первозданный брамсовский стиль, понимание которого и во всём остальном на поможет увидеть новое?... Не знаю, возможно, это иллюзия, но это потрясающая иллюзия.
Про Стравинского тоже мне трудно что-то утверждать. Я эту транскрипцию практически не знаю.... могу только засвидетельствовать, что я видел, как из вихря звуков прямо над роялем вырастали подсвеченные голубоватым сиянием фантастические образы.
Как хотите, друзья, но для меня это сейчас уже глубже и интересней , чем Дебарг.

Тарасевич. Рахманинов мне, можно сказать, даже понравился. Было довольно мило. Даже в четвертом моменте не было почти выплесков за пределы живой зоны, в которых звуки ещё не каменеют. В шестом уже были, но в терпимом масштабе.
Вот, собственно, действительно обидно за Прокофьева. Эти люди думают, что в нём им позволяется бомбить этими мертвыми, окаменевшими звуками. И они терзают музыку и слух аудитории. В то время как на самом деле, конечно, ключ к этой музыке - в живом свободном дыхании. Звуки должны взлетать, захватываться вихрем, как искры огромного костра, или же осенние листья. Не этот мучительный угнетающий грохот, а свободный полёт в чистом эфире. Уж не знаю, что нужно, что им это объяснить.
Ну, думаю, Тарасевич уже заранее знал, что дальше не пойдёт, особо не напрягался. Пожелаем ему дальнейших успехов.

Мао. Это провал, подумал Штирлиц. Причём совершенно предсказуемый. Педагоги, надоумившие его играть Скрябина и Шопена, просто глупы, и есть основания полагать, что они юношу уже сильно подпортили. Как вообще можно было дойти до такой идеи, с чего? Это таки похуже, чем заставить Сашу Малофеева играть Апассионату.
Скрябин был анимэшный (да и Шопен, в общем-то, тоже). Темп сразу завышенный, более чем неуместный пульсирующий ритм. Не то что, там, демонизма, - вообще скрябинского кайфа, простите, томления и упоения, не было вообще - просто этюд какой-то.

Про Шопена сказать особо нечего. Его не было. Были торопливо сыгранные ноты, без всякого понятия о том, зачем эта музыка и для чего. "Прости им, Отче, ибо не ведают, что творят". Вот та устремлённость, которая была так уместна в ля-минорном Бахе вначале, - это, оказывается, единственное, что у него есть. И, судя по тому, что он на этом пытается проскочить САМОЕ высокое, другого уже не будет.

Впрочем, надо сказать, что само звучание отнюдь не было травмирующим. Наоборот, даже довольно сладеньким.

Ну, Прокофьев в данном случае был более-менее нормальным. Хотя и тут он проскакивал мимо многих важных вещей, на которых не мешало бы задержаться.

Что ж, наверное, для двадцати лет всё это простительно в том смысле, что сечь надо педагогов. Вернее, как там.... "и тут же взрослого болвана поставить в палки приказал". Вообще-то, надежда еще есть, паренек таки одаренный, но она вряд ли оправдывает прохождение. С этой точки зрения лучше было бы ему не пройти.

Броберга, увы, не слышал. Я просто забыл, что будет четвертый дневной участник, и поехал домой. Вообще-то я уже начал отключаться, и, если б не поспал полчаса, вечером не смог бы что-то слушать (вчера, впрочем, Мельников меня очень хорошо разбудил). Другое дело, что лучше было бы послушать его, а на Сару не приходить.... но там было бы меньше времени. Могу сказать следующее: если он играл так же, как в первом туре - а это наверняка было так, - то его прохождение в целом оправданно. С другой стороны.... нет ощущения, что я пропустил что-то важное. Всё-таки откровений в том репертуаре, что заявлен, я от него не жду. На досуге послушаем в записи. Дальше посмотрим, надо попасть на третий тур уже мне.

Данешпур.... ну, всё-таки надо сказать, что у неё есть прогресс по сравнению с предыдущими явлениями нашему народу. Раньше в основном кости гремели, а теперь мясо и сало наросло.

Про Булеза ничего не скажу. Шопен был сыгран "правильно". Только вот мне кажется, что в случае большинства других современных "интерпретаций", более экзотических, Шопен бы просто засмеялся, как пушкинский Моцарт, а вот тут бы ему стало по-настоящему нехорошо.

Основой исполнения Баха был опять НАПОР. Откровений ноль.

Про Прокофьева выше сказано, это сюда больше подходит. Когда она, наконец, закончила (а казалось, что конца не будет), я был ей за это искренне благодарен и немного похлопал.

Генюшене порадовала по-настоящему. Жаль, что не услышим её. Не знаю, может быть соната по контрасту с Сарой показалось просто великолепной, особенно к концу, но было очень приятно слушать. Было абсолютно всё, что тут нужно. Шуман тоже звучал приятно, хотя тут, пожалуй, могли бы быть пожелания и по звуку, и по ощущению развития иногда. На её концерт я бы сходил.


Кореец Ким. Мне честно говоря, стыдно. Юрий Михайлович, вас... пардон.... Я до последнего не мог понять.... даже похлопал ему в конце, и только после того, как меня слегка надрали за уши, понял то, что на самом деле можно было увидеть еще в первом туре, ибо такое уже было: он шарманщик. Две вещи могу сказать в своё оправдание. Во-первых, Моцарт. Ну, он был таким, как надо, там ничего просто нельзя было заметить. У меня в последние годы стало возникать даже какое-то отторжение в отношении Моцарта. Я не мог его играть, и слышать тоже не хотел даже то, что когда-то было абсолютным... В общем, кореец на какой-то миг мне вдруг вернул это чувство Моцарта, и я ему был за это благодарен.
Ну и, во-вторых, моя теория насчёт того, что одухотворённое и живое звучание возможно только при интуитивном постижении идеи музыки. Теория рабочая и объясняет почти всё, но... я не учёл, до каких высот может подняться азиатская культура имитации. Как они могут упаковать полную пустоту. Между тем - что-то подобное уже было пару раз. А догадаться можно было как раз по тому звучанию насыщенной фактуры в этюдах, которое я упомянул в отзыве про первый тур. Пожалуй, это критерий подделки. Будем теперь знать.

ЗЫ Уважаемые читатели, если вам это интересно.... я не могу достать билеты на третий тур нигде, и поскольку буду там пытаться прорваться, то в случае, если не смогу, ничего не услышу.... и, соответственно не смогу вас порадовать! В общем, если у кого-то есть возможность достать контрамарку или просто билет лишний (можно двойная стоимость), - помогите, плиз!
Варя Турова продавала. У Андрея есть билеты на семью. Рояльные бренды выкупили ряды которые от жюри до 11 ряда. У Андрея есть квота на места.
 

Елена М.

Участник
нашла обзор Текст Елены Кушнеровой, специально для журнала "Этажи"
etazhi-lit.ru

 

Пользователи онлайн

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.
Сверху