Результаты XVII Конкурса Чайковского, 2023, фортепиано

Johannes

Участник
В момент, когда стало ясно, что сейчас Мацуев объявит победителя, я схватил рюкзак и бросился к проходу, а затем и к выходу. Я не хотел, чтобы приличные, понимающие музыку женщины, с которыми я разговаривал, слышали матерщину, которую нельзя было сдержать.

В общем-то, за 25 лет моей "конкурсной" жизни многократно возникало это чувство оплёванности, надругательства над разумом и чувствами всех любителей музыки. Но сегодня, пожалуй, впервые, помимо ощущения абсурда и глумления, присутствует и странное сознание окончательного торжества ада.

В самом деле, в момент, например, "победы" Мацуева в 98 году практически все понимали, что произошло, и это было также хорошо заметно по реакции публики на концертах лауреатов, которых было аж целых три, по-моему. Верилось, что вот сейчас "мафия" Доренского перешла границы слишком явно, общественный резонанс слишком большой, их осадят и всё вернётся в более-менее приемлемое русло. И действительно, следующий конкурс был отдан Крайневу, который провёл его вполне прилично, и дальше, при всех не слишком вдохновляющих эксцессах, и конкурс Петрова, и следующий выглядели всё-таки приемлемо.

Я также вспоминаю скрябинский конкурс 2004 года, где я тоже повернулся спиной и направился к выходу, когда Воскресенский объявил, что победил не Хегай, а Коробейников: надо было слышать недоуменный вздох, который объединил в общем порыве буквально весь зал ( в победе Хегая не сомневался никто).

Начиная с 15 года конкурс Чайковского был уже определенно захвачен шайкой циничных дельцов от музыки, полностью утративших всякое представление о содержании искусства и его миссии, предназначении, но при всех хитрых маневрах в первых турах не вызывали, во всяком случае, сомнение результаты финала в смысле как главного приза, так и, в общих чертах, остальных премий. Это позволяло сохранять ощущение некоторой связи с реальностью и соблюдения приличий.

Сегодня же мы наблюдали, что все приличия были полностью отброшены, и нам просто нагло предъявили результат, утверждённый до начала конкурса, с дополнительными фичами, которые и представить-то было нельзя накануне. И при этом уже некому не то что протестовать, но хотя бы осознать произошедшее.

Впрочем, в том-то и дело, что непосредственно перед эти предъявлением тоже практически весь зал был охвачен объединяющим всех ощущением, вызванным настоящим чудом, свершившимся прямо на наших глазах. Я имею в виду выступление Валентина Малинина. Это было, с одной стороны, ошеломительно, а с другой - настолько вдохновляюще и просветляюще, что аналогичных случаев я и припомнить не могу.

Легко проверить, что после первого тура я жёстко критиковал Малинина, хотя и признавал наличие таланта, а после второго... Прокофьев тоже вызвал двойственные чувства, а Скрябин... тут я, пожалуй, не решился до конца поверить собственным ощущениям. Что это не просто хорошо, а гораздо более того. На самом деле много копий было сломано, в том числе и в интернет-дискуссиях, по поводу правильного звукоизвлечения в Скрябине. Но мой вывод в том, что ни абстрактные рассуждения про "не в рояль, а из рояля", ни даже игра самого Скрябина, если бы мы могли таковую услышать, не позволяют установить окончательные рамки, и вопрос должен решаться, что называется, опытным путём, на основании того, насколько успешно исполнитель доносит до нас само содержание, ИДЕЮ музыки.

Так вот, Скрябин во втором туре звучал определенно здОрово, но звучание было каким-то необычным. Оно было, с одной стороны, серебристо-мягким и сладостным, может быть, слишком мягким и приятным, а с другой - каким-то чистым, кристальным. У меня мелькнула тогда мысль "а может, вот это оно и есть?" - но я не додумал это до конца. Собственно, материала было недостаточно. Публика тоже, видать, не решилась оценивать, да и не все даже музыканты определенно себе представляют, к чему надо стремиться в Скрябине. Так что когда прозвучал Вальс, а он прозвучал на самом деле феерически, и я решил ради эксперимента не хлопать первым, никто другой тоже так и не захлопал.

Ну, стало быть, когда сегодня зазвучал Концерт... сначала было всё нарастающее изумление по поводу того, как всё ИДЕАЛЬНО получается. Хотелось понять секрет. А чуть позже включилось НАСЛАЖДЕНИЕ и затем ПОНИМАНИЕ. Да, этот звук (которого не было в Бетховене или Прокофьеве, да и в Чайковском в первом туре) определён содержанием, но дело не в нём, а в божественной ПРОСТОТЕ высказывания. В том, как исполнитель сумел открыть дорогу самой музыке, отступив на задний план и как будто оставив любые попытки "интерпретирования". Ясно, конечно, что за этой простотой и абсолютной естественностью стоит огромная работа постижения, преодоления и любви, но кажется, что путь этот пройден до конца. В результате чего уже нет пассажей, мелодической линии, гармонических подчёркиваний, а есть лишь целостная ткань, живая музыка, которая, можно сказать, нашла для себя прибежище в благородной индивидуальности исполнителя. И больше всего поражает то, что все самые прихотливые, отточенные детали не кажутся "сделанными", они тоже просто рождаются из целостной живой идеи, последовательно облекаясь звуком.

В общем, в Скрябине он уже побил ВСЕХ. Потому что уже тут открылся тот простой факт, что перед нами подлинный романтический музыкант. Единственный на этом конкурсе - но, может быть, и на Земле? Потому что всё говорит о том, что эпоха делает своё, и чем талантливей музыкант, тем дальше он уходит от этого ГЛАВНОГО в музыке: разве Вонг, да и тот же Давыдченко не являются подтверждением? Признаюсь, осознание всего этого пробуждает у меня какое-то благоговейное изумление и гордость за то, что мы с этим молодым человеком находимся здесь и говорим на одном языке.

Но хотя это чувствовалось, я подумал, что, наверное, ТАКОГО Скрябина надо было ставить вторым, ради усиления общего впечатления. Потому что по поводу Чайковского, памятуя об "истеричном", как я писАл, исполнении Апассионаты, а также об истеричном исполнении Трифонова в финале конкурса, - по поводу Чайковского я испытывал всё же определённые опасения. Ну, Чайковский оказался ещё более потрясающим. Я признаться, уже не жду от этих конкурсных исполнений каких-то чисто художественных слушательских впечатлений, я вообще воспринимаю этот концерт с невольным отстранением, как что-то слишком заигранное во всех смыслах, настолько, что оживить его по-настоящему не получится (помню, как я уговаривал преподавательницу послушать 2-й Рахманинова в исполнении Соколова, живом, а она отказалась, поскольку слишком много его играла сама и слушала: уже не верила, что можно это "пробить", хоть и зря). Так вот, концерт Чайковского я сегодня слушал как будто в первый раз, открывая для себя его живую красоту и силу. Музыка легко, почти незаметно проникала в душу и там открывала свою изначальную простую суть. Это - тот случай, когда о деталях говорить не приходится, когда происходит чудо, заставляющее забыть обо всём. И это чудо ощутили все, кто там был и кто может ещё хоть что-то ощущать. В комментариях уже написали, что все 45 минут люди не могли восстановить дыхание - таково было общее впечатление, вызванное игрой ведь чуждой любого форсирования, любых украшательств и внешних эффектов. Ощущение какой-то святости висело в воздухе.

Вот почему объявление результатов прозвучало особенно кощунственно и оскорбительно.

Я действительно говорил, что победа Давыдченко возможна. В случае откровенного провала Вонга, а также с учётом мафиозных раскладов. Но тут-то уже было совершенно ясно, что его место - третье: поскольку победы нет, то и смысла продвигать его повыше нет тоже.

Победителем он быть не мог хотя бы уже потому, что он уж СЛИШКОМ ограничен в репертуаре. Я уже писАл о том, кажется, что ошибка в Шопене была, вероятно, связана именно с тем, что это был Шопен. Он своей органичностью зацепился за Прокофьева, опёрся на него и во втором, и в третьем туре (это - программа победителя?), но знаете, я вам скажу, что он НИКОГДА уже и не оторвётся от него. Это вам не Соколов. Он НИКОГДА не будет играть Моцарта, Бетховена, Шопена, Шуберта, Брамса, Шумана, Скрябина, Дебюсси - свободно, вдохновенно, подлинно. Он действительно уже ПРОСКОЧИЛ их, по милости горе-педагогов (возможно, в комментариях потом расскажу случай, связанный с его однокашником, тоже кое-что говорящий, хотя, возможно, случай слишком уж даже вопиющий). Но и не только. Это и от природы ему не дано. Вы уж простите, но я совершенно искренне чувствую за его "органикой" что-то тяжёлое, мрачноватое, медвежье. Что мешает мне наслаждаться его игрой и против чего, действительно, Прокофьев в определённой мере служит противоядием. Но не всегда.

Но, кстати, раз уж речь идёт о триумфаторе, будущем трибуне, так сказать, то здесь возникает вопрос и про "харизму". Это может иметь пошлый смысл (когда, например, речь идёт о побуревшей харизме его покровителя), но вообще-то есть смысл и вполне серьёзный. Всё-таки у большого артиста, по крайней мере в молодости, внешность и манеры связаны с его творческой индивидуальностью. Вот мы видим, как выглядят Канторов или Вонг во время исполнения, и это, в общем, соответствует сути. Соответствует и у Давыдченко (приходится всё это говорить, раз уже на него взвалили это бремя победителя).

Что касается Малинина... надо сказать, после первого тура, когда я воспринял его негативно и когда он и на сцене выглядел в соответствии со своей игрой, он вышел в фойе, и его манера общения с друзьями вдруг даже смутила меня своим исключительным благородством. Но сегодня мы видели это и во время игры, а позже я ещё пообщался с ним (возможно, позже расскажу об этом в теме про финал). Вот победитель, по всем статьям.

В общем, эти идиоты и мерзавцы и Давыдченко оказали, конечно, медвежью услугу: ничего хорошего ему эта победа не принесёт. Он именно пешка в их пошлой и грязной игре. Возможно, они не ожидали эффекта, который произведёт игра Валентина, да и они впрямь уже неспособны воспринимать такие вещи. Но они на глазах у всех с разбега переступили страшную черту кощунства.

Однако это было ещё не всё. Я бы и сам дал девушкам по четвёртой премии, дабы не обидеть ни одну. Но чёрт возьми, поставить НАД ними вот ЭТИХ!... Какой сигнал посылается если не товарищу Си, то всем музыкантам Азии, да и остального мира тоже? С ЧЕГО это они вдруг настолько обнаглели, стали так беспардонно и бессовестно плевать уже и на репутацию самого конкурса? Просто не верилось в это. Про Корчагина в финале вообще никто ни одного осмысленного доброго слова не сказал, это был откровенный провал по всем статьям, и когда Мацуев сказал про отсутствие 5-6 премий, я пришёл в недоумение: неужто они таки поняли, что НЕ НАДО этим давать никаких премий? Куда там. Совершенно честно говорю, что сегодня я встретил двоих людей, музыкантов, которые мне буквально моими словами начали рассказывать про лишённую вдохновения, мертвенную и скучную, украшаемую лишь надуманными неуместными интересностями формальную игру Папояна. Да и как это можно не слышать? Ведь тут же были эти девушки, которые играли не феерично, но на действительно высоком уровне, осмысленно, выразительно, ярко по звучанию. КЕМ надо быть, чтобы отрицать эту очевидность? Нет, хорошо, дайте вашим бездарям эти самые 5-6 премии, но ТАКОЕ!..

В общем, когда прозвучала фамилия Корчагина, я ощутил себя просто погружённым в сюрреалистический кошмар. Потом последовал его коллега, это уже не удивляло, но и это было ещё не всё.

КАК можно было додуматься поставить рядом с гением Вонгом и благороднейшим творцом Малининым вот этого, повторяю, клоуна, который вообще не имеет никакого понятия о духовном содержании исполняемых им произведений, который лепит откровенный лубок, покачивая головой с причёской а-ля Кемпф? ВТОРАЯ премия! Это у нас Луганский, кажется, и Култышев получили вторую премию... умолкаю. Вообще-то на прошлом конкурсе был тоже представитель Альбиона, кажется, которого они вроде даже протащили во второй тур... или нет... но он и в первый тур не попадал никак. Нет уж, у таких вещей могут быть только три причины: во-первых, деньги, во-вторых, деньги... ну, вы понЕли.

В общем, мы стали свидетелями пиршества развратного бизнеса на фоне поразительных творческих достижений участников конкурса. Те, кто в этом участвовал, не достойны ни имени музыканта, ни звания сколь-либо порядочного человека. Они порвали с миром творчества и с миром честных людей навсегда.

Но они-то, впрочем, давно это сделали, только вот сейчас настал момент, когда они уже перестали стесняться кого-либо. Неудивительно: подрос этот "мацуевский призыв" фанатов, которым на самом деле не так уж важно, болеть за Зенит, за Спартак или за Хорлионе. Они теперь всё определяют, и сделать мы ничего не можем.

Однако, знаете, не всё так безнадёжно. В мире в целом и в стране грядут большие перемены. И мы здесь, во всяком случае, просто не выживем, если наверху не окажутся не повара и лакеи, конечно, но люди действительно благородные. Они придут, и тогда, я уверен, всей вот подобной шатии-братии не поздоровится.

PS Из комментариев, квинтэссенция:

Ещё раз повтроряю: Давыдченко уже сейчас, в 18, НЕ УМЕЕТ ПЕТЬ. Вот поэтому он играет одного Прокофьева, вот поэтому он грохотал в Листе, хотя в Прокофьеве НЕ грохотал (Лист всё-таки какой-никакой, а романтик, там НАДО петь). Наконец, ГДЕ он сбился в Шопене? - правильно, там, где начинается кантилена, опеваемая этими пассажами. Для него мука - играть певучую романтическую музыку. Так что же это за победитель, что вообще это за пианист такой?

На самом деле это общая проблема современных музыкантов, особенно молодых, даже у Вонга
это видно.

А вот Малинин, ещё раз говорю, просто ПРОПЕЛ ДУШОЙ оба концерта, и тем покорил публику, которая жаждет этого, хоть, может и не всегда это понимает. Это - феноменально, восхитительно. Это - победа, которую они вполне осознанно и "профессионально" у него отняли. Злобная физиономия какая была у Мацуева, когда он вскочил и побежал звонить Гергиеву: понял, что придётся брать ещё один грех на душу. Хотя, казалось бы, что ему, он уже почернел от всего этого.

PPS Мне тут всё рассказывают, как это трогательно, что паренёк из провинции победил, ах-ах.
Но в действительности всё-таки ПРЕСТУПЛЕНИЕ товарищей против конкурса и в том, что они УБИЛИ НАСТОЯЩУЮ ЛЕГЕНДУ. Про то, как Валентин так себе играл в первом туре, начал выбираться во втором - и в итоге, играя последним, смёл всех в финале. Вот эта динамика, которая мной, прости Господи, летописцем конурса, определённо зафиксирована в моих мемуарах, - это ж сюжет для фильма, и совсем не обязательно пошлого. Во всяком случае, ЭТУ легенду действительно бы пересказывали долго в разных уголках нашей галактики. И она сильно бы... ну, не украсила, а поправила "имидж" нашего титульного конкурса. Она действительно прекрасна, по своей сути и по своей правдивости.

Когда я стану диктатором... или, лучше сказать, тираном... я найду хороших следователей, и они, сличив показания Гергиева и Мацуева и проведя очную ставку, установят факт коррупционного искажения результатов конкурса, а суд восстановит справедливость.

Только вот легенду это уже не спасёт.

___________________________________________________________________
Ещё важный момент, раз уж тысячи просмотров идут. Всё-таки выступление Малинина показало, каким издевательством над Чайковским были "интерпретации" других участников, кроме разве что Вонга: либо бесформенные разливы, как у кореянки (это ещё ничего), либо натужно-пафосное, насильственное продавливание. Валентин на глазах у всех оживил эту музыку, вернул её замученным "интерпретаторами" слушателям. Так раз уж у нас всё-таки конкурс имени Чайковского, уже одним этим он поднялся над остальными на недосягаемую высоту, заслужил победу. Так что мудрое единогласное решение жюри - это свинство и по отношению к композитору тоже.
 
Последнее редактирование:

Tatiana

Участник
В момент, когда стало ясно, что сейчас Мацуев объявит победителя, я схватил рюкзак и бросился к проходу, а затем и к выходу. Я не хотел, чтобы приличные, понимающие музыку женщины, с которыми я разговаривал, слышали матерщину, которую нельзя было сдержать.

В общем-то, за 25 лет моей "конкурсной" жизни многократно возникало это чувство оплёванности, надругательства над разумом и чувствами всех любителей музыки. Но сегодня, пожалуй, впервые, помимо ощущения абсурда и глумления, присутствует и странное сознание окончательного торжества ада.

В самом деле, в момент, например, "победы" Мацуева в 98 году практически все понимали, что произошло, и это было также хорошо заметно по реакции публики на концертах лауреатов, которых было аж целых три, по-моему. Верилось, что вот сейчас "мафия" Доренского перешла границы слишком явно, общественный резонанс слишком большой, их осадят и всё вернётся в более-менее приемлемое русло. И действительно, следующий конкурс был отдан Крайневу, который провёл его вполне прилично, и дальше, при всех не слишком вдохновляющих эксцессах, и конкурс Петрова, и следующий выглядели всё-таки приемлемо.

Я также вспоминаю скрябинский конкурс 2004 года, где я тоже повернулся спиной и направился к выходу, когда Воскресенский объявил, что победил не Хегай, а Коробейников: надо было слышать недоуменный вздох, который объединил в общем порыве буквально весь зал ( в победе Хегая не сомневался никто).

Начиная с 15 года конкурс Чайковского был уже определенно захвачен шайкой циничных дельцов от музыки, полностью утративших всякое представление о содержании искусства и его миссии, предназначении, но при всех хитрых маневрах в первых турах не вызывали, во всяком случае, сомнение результаты финала в смысле как главного приза, так и, в общих чертах, остальных премий. Это позволяло сохранять ощущение некоторой связи с реальностью и соблюдения приличий.

Сегодня же мы наблюдали, что все приличия были полностью отброшены, и нам просто нагло предъявили результат, утверждённый до начала конкурса, с дополнительными фичами, которые и представить-то было нельзя накануне. И при этом уже некому не то что протестовать, но хотя бы осознать произошедшее.

Впрочем, в том-то и дело, что непосредственно перед эти предъявлением тоже практически весь зал был охвачен объединяющим всех ощущением, вызванным настоящим чудом, свершившимся прямо на наших глазах. Я имею в виду выступление Валентина Малинина. Это было, с одной стороны, ошеломительно, а с другой - настолько вдохновляюще и просветляюще, что аналогичных случаев я и припомнить не могу.

Легко проверить, что после первого тура я жёстко критиковал Малинина, хотя и признавал наличие таланта, а после второго... Прокофьев тоже вызвал двойственные чувства, а Скрябин... тут я, пожалуй, не решился до конца поверить собственным ощущениям. Что это не просто хорошо, а гораздо более того. На самом деле много копий было сломано, в том числе и в интернет-дискуссиях, по поводу правильного звукоизвлечения в Скрябине. Но мой вывод в том, что ни абстрактные рассуждения про "не в рояль, а из рояля", ни даже игра самого Скрябина, если бы мы могли таковую услышать, не позволяют установить окончательные рамки, и вопрос должен решаться, что называется, опытным путём, на основании того, насколько успешно исполнитель доносит до нас само содержание, ИДЕЮ музыки.

Так вот, Скрябин во втором туре звучал определенно здОрово, но звучание было каким-то необычным. Оно было, с одной стороны, серебристо-мягким и сладостным, может быть, слишком мягким и приятным, а с другой - каким-то чистым, кристальным. У меня мелькнула тогда мысль "а может, вот это оно и есть?" - но я не додумал это до конца. Собственно, материала было недостаточно. Публика тоже, видать, не решилась оценивать, да и не все даже музыканты определенно себе представляют, к чему надо стремиться в Скрябине. Так что когда прозвучал Вальс, а он прозвучал на самом деле феерически, и я решил ради эксперимента не хлопать первым, никто другой тоже так и не захлопал.

Ну, стало быть, когда сегодня зазвучал Концерт... сначала было всё нарастающее изумление по поводу того, как всё ИДЕАЛЬНО получается. Хотелось понять секрет. А чуть позже включилось НАСЛАЖДЕНИЕ и затем ПОНИМАНИЕ. Да, этот звук (которого не было в Бетховене или Прокофьеве, да и в Чайковском в первом туре) определён содержанием, но дело не в нём, а в божественной ПРОСТОТЕ высказывания. В том, как исполнитель сумел открыть дорогу самой музыке, отступив на задний план и как будто оставив любые попытки "интерпретирования". Ясно, конечно, что за этой простотой и абсолютной естественностью стоит огромная работа постижения, преодоления и любви, но кажется, что путь этот пройден до конца. В результате чего уже нет пассажей, мелодической линии, гармонических подчёркиваний, а есть лишь целостная ткань, живая музыка, которая, можно сказать, нашла для себя прибежище в благородной индивидуальности исполнителя. И больше всего поражает то, что все самые прихотливые, отточенные детали не кажутся "сделанными", они тоже просто рождаются из целостной живой идеи, последовательно облекаясь звуком.

В общем, в Скрябине он уже побил ВСЕХ. Потому что уже тут открылся тот простой факт, что перед нами подлинный романтический музыкант. Единственный на этом конкурсе - но, может быть, и на Земле? Потому что всё говорит о том, что эпоха делает своё, и чем талантливей музыкант, тем дальше он уходит от этого ГЛАВНОГО в музыке: разве Вонг, да и тот же Давыдченко не являются подтверждением? Признаюсь, осознание всего этого пробуждает у меня какое-то благоговейное изумление и гордость за то, что мы с этим молодым человеком находимся здесь и говорим на одном языке.

Но хотя это чувствовалось, я подумал, что, наверное, ТАКОГО Скрябина надо было ставить вторым, ради усиления общего впечатления. Потому что по поводу Чайковского, памятуя об "истеричном", как я писАл, исполнении Апассионаты, а также об истеричном исполнении Трифонова в финале конкурса, - по поводу Чайковского я испытывал всё же определённые опасения. Ну, Чайковский оказался ещё более потрясающим. Я признаться, уже не жду от этих конкурсных исполнений каких-то чисто художественных слушательских впечатлений, я вообще воспринимаю этот концерт с невольным отстранением, как что-то слишком заигранное во всех смыслах, настолько, что оживить его по-настоящему не получится (помню, как я уговаривал преподавательницу послушать 2-й Рахманинова в исполнении Соколова, живом, а она отказалась, поскольку слишком много его играла сама и слушала: уже не верила, что можно это "пробить", хоть и зря). Так вот, концерт Чайковского я сегодня слушал как будто в первый раз, открывая для себя его живую красоту и силу. Музыка легко, почти незаметно проникала в душу и там открывала свою изначальную простую суть. Это - тот случай, когда о деталях говорить не приходится, когда происходит чудо, заставляющее забыть обо всём. И это чудо ощутили все, кто там был и кто может ещё хоть что-то ощущать. В комментариях уже написали, что все 45 минут люди не могли восстановить дыхание - таково было общее впечатление, вызванное игрой ведь чуждой любого форсирования, любых украшательств и внешних эффектов. Ощущение какой-то святости висело в воздухе.

Вот почему объявление результатов прозвучало особенно кощунственно и оскорбительно.

Я действительно говорил, что победа Давыдченко возможна. В случае откровенного провала Вонга, а также с учётом мафиозных раскладов. Но тут-то уже было совершенно ясно, что его место - третье: поскольку победы нет, то и смысла продвигать его повыше нет тоже.

Победителем он быть не мог хотя бы уже потому, что он уж СЛИШКОМ ограничен в репертуаре. Я уже писАл о том, кажется, что ошибка в Шопене была, вероятно, связана именно с тем, что это был Шопен. Он своей органичностью зацепился за Прокофьева, опёрся на него и во втором, и в третьем туре (это - программа победителя?), но знаете, я вам скажу, что он НИКОГДА уже и не оторвётся от него. Это вам не Соколов. Он НИКОГДА не будет играть Моцарта, Бетховена, Шопена, Шуберта, Брамса, Шумана, Скрябина, Дебюсси - свободно, вдохновенно, подлинно. Он действительно уже ПРОСКОЧИЛ их, по милости горе-педагогов (возможно, в комментариях потом расскажу случай, связанный с его однокашником, тоже кое-что говорящий, хотя, возможно, случай слишком уж даже вопиющий). Но и не только. Это и от природы ему не дано. Вы уж простите, но я совершенно искренне чувствую за его "органикой" что-то тяжёлое, мрачноватое, медвежье. Что мешает мне наслаждаться его игрой и против чего, действительно, Прокофьев в определённой мере служит противоядием. Но не всегда.

Но, кстати, раз уж речь идёт о триумфаторе, будущем трибуне, так сказать, то здесь возникает вопрос и про "харизму". Это может иметь пошлый смысл (когда, например, речь идёт о побуревшей харизме его покровителя), но вообще-то есть смысл и вполне серьёзный. Всё-таки у большого артиста, по крайней мере в молодости, внешность и манеры связаны с его творческой индивидуальностью. Вот мы видим, как выглядят Канторов или Вонг во время исполнения, и это, в общем, соответствует сути. Соответствует и у Давыдченко (приходится всё это говорить, раз уже на него взвалили это бремя победителя).

Что касается Малинина... надо сказать, после первого тура, когда я воспринял его негативно и когда он и на сцене выглядел в соответствии со своей игрой, он вышел в фойе, и его манера общения с друзьями вдруг даже смутила меня своим исключительным благородством. Но сегодня мы видели это и во время игры, а позже я ещё пообщался с ним (возможно, позже расскажу об этом в теме про финал). Вот победитель, по всем статьям.

В общем, эти идиоты и мерзавцы и Давыдченко оказали, конечно, медвежью услугу: ничего хорошего ему эта победа не принесёт. Он именно пешка в их пошлой и грязной игре. Возможно, они не ожидали эффекта, который произведёт игра Валентина, да и они впрямь уже неспособны воспринимать такие вещи. Но они на глазах у всех с разбега переступили страшную черту кощунства.

Однако это было ещё не всё. Я бы и сам дал девушкам по четвёртой премии, дабы не обидеть ни одну. Но чёрт возьми, поставить НАД ними вот ЭТИХ!... Какой сигнал посылается если не товарищу Си, то всем музыкантам Азии, да и остального мира тоже? С ЧЕГО это они вдруг настолько обнаглели, стали так беспардонно и бессовестно плевать уже и на репутацию самого конкурса? Просто не верилось в это. Про Корчагина в финале вообще никто ни одного осмысленного доброго слова не сказал, это был откровенный провал по всем статьям, и когда Мацуев сказал про отсутствие 5-6 премий, я пришёл в недоумение: неужто они таки поняли, что НЕ НАДО этим давать никаких премий? Куда там. Совершенно честно говорю, что сегодня я встретил двоих людей, музыкантов, которые мне буквально моими словами начали рассказывать про лишённую вдохновения, мертвенную и скучную, украшаемую лишь надуманными неуместными интересностями формальную игру Папояна. Да и как это можно не слышать? Ведь тут же были эти девушки, которые играли не феерично, но на действительно высоком уровне, осмысленно, выразительно, ярко по звучанию. КЕМ надо быть, чтобы отрицать эту очевидность? Нет, хорошо, дайте вашим бездарям эти самые 5-6 премии, но ТАКОЕ!..

В общем, когда прозвучала фамилия Корчагина, я ощутил себя просто погружённым в сюрреалистический кошмар. Потом последовал его коллега, это уже не удивляло, но и это было ещё не всё.

КАК можно было додуматься поставить рядом с гением Вонгом и благороднейшим творцом Малининым вот этого, повторяю, клоуна, который вообще не имеет никакого понятия о духовном содержании исполняемых им произведений, который лепит откровенный лубок, покачивая головой с причёской а-ля Кемпф? ВТОРАЯ премия! Это у нас Луганский, кажется, и Култышев получили вторую премию... умолкаю. Вообще-то на прошлом конкурсе был тоже представитель Альбиона, кажется, которого они вроде даже протащили во второй тур... или нет... но он и в первый тур не попадал никак. Нет уж, у таких вещей могут быть только три причины: во-первых, деньги, во-вторых, деньги... ну, вы понЕли.

В общем, мы стали свидетелями пиршества развратного бизнеса на фоне поразительных творческих достижений участников конкурса. Те, кто в этом участвовал, не достойны ни имени музыканта, ни звания сколь-либо порядочного человека. Они порвали с миром творчества и с миром честных людей навсегда.

Но они-то, впрочем, давно это сделали, только вот сейчас настал момент, когда они уже перестали стесняться кого-либо. Неудивительно: подрос этот "мацуевский призыв" фанатов, которым на самом деле не так уж важно, болеть за Зенит, за Спартак или за Хорлионе. Они теперь всё определяют, и сделать мы ничего не можем.

Однако, знаете, не всё так безнадёжно. В мире в целом и в стране грядут большие перемены. И мы здесь, во всяком случае, просто не выживем, если наверху не окажутся не повара и лакеи, конечно, но люди действительно благородные. Они придут, и тогда, я уверен, всей вот подобной шатии-братии не поздоровится.
Уважаемый Йоханнес, вы слишком пронзительны!)
У Вас между 1 и 2 местом пропасть! А имеет ли смысл так утрировать?
Торжествующая чернь гипертрофировалась в торжество ада!
Это перебор!))

Расклад, на самом деле прост, когда на человека возлагают миссию Великого пианиста, берут во внимание много факторов.

Я тоже вчера попалась и объективно предполагала, что после 3 тура на первое выведут Малинина. Объективно, не субьективно.

Но они на этот раз пошли по схеме " Григорий Соколов". Не по сути Григория Соколова, как музыканта, а по схеме.

1 место дали одаренному, перспективному самородку, который очень масштабный, крепкий, стабильный, убедительный, надёжный, серьезный, и главное, очень выносливый и будет пахать и заниматься. Русский богатырь. Мы тут говорили, что Вонг не даст себя перетрудить, а Сергей даст и не перетрудится. У него энергетический запас огромный, это слышно. Зачем ему Моцарт, и Дебюсси? Он будет играть Концерты с оркестром. Сейчас все к этому свелось. Сольников не дождешься.
Так же они поставили на Маслеева.
 
Последнее редактирование:

Tatiana

Участник
В момент, когда стало ясно, что сейчас Мацуев объявит победителя, я схватил рюкзак и бросился к проходу, а затем и к выходу. Я не хотел, чтобы приличные, понимающие музыку женщины, с которыми я разговаривал, слышали матерщину, которую нельзя было сдержать.

В общем-то, за 25 лет моей "конкурсной" жизни многократно возникало это чувство оплёванности, надругательства над разумом и чувствами всех любителей музыки. Но сегодня, пожалуй, впервые, помимо ощущения абсурда и глумления, присутствует и странное сознание окончательного торжества ада.

В самом деле, в момент, например, "победы" Мацуева в 98 году практически все понимали, что произошло, и это было также хорошо заметно по реакции публики на концертах лауреатов, которых было аж целых три, по-моему. Верилось, что вот сейчас "мафия" Доренского перешла границы слишком явно, общественный резонанс слишком большой, их осадят и всё вернётся в более-менее приемлемое русло. И действительно, следующий конкурс был отдан Крайневу, который провёл его вполне прилично, и дальше, при всех не слишком вдохновляющих эксцессах, и конкурс Петрова, и следующий выглядели всё-таки приемлемо.

Я также вспоминаю скрябинский конкурс 2004 года, где я тоже повернулся спиной и направился к выходу, когда Воскресенский объявил, что победил не Хегай, а Коробейников: надо было слышать недоуменный вздох, который объединил в общем порыве буквально весь зал ( в победе Хегая не сомневался никто).

Начиная с 15 года конкурс Чайковского был уже определенно захвачен шайкой циничных дельцов от музыки, полностью утративших всякое представление о содержании искусства и его миссии, предназначении, но при всех хитрых маневрах в первых турах не вызывали, во всяком случае, сомнение результаты финала в смысле как главного приза, так и, в общих чертах, остальных премий. Это позволяло сохранять ощущение некоторой связи с реальностью и соблюдения приличий.

Сегодня же мы наблюдали, что все приличия были полностью отброшены, и нам просто нагло предъявили результат, утверждённый до начала конкурса, с дополнительными фичами, которые и представить-то было нельзя накануне. И при этом уже некому не то что протестовать, но хотя бы осознать произошедшее.

Впрочем, в том-то и дело, что непосредственно перед эти предъявлением тоже практически весь зал был охвачен объединяющим всех ощущением, вызванным настоящим чудом, свершившимся прямо на наших глазах. Я имею в виду выступление Валентина Малинина. Это было, с одной стороны, ошеломительно, а с другой - настолько вдохновляюще и просветляюще, что аналогичных случаев я и припомнить не могу.

Легко проверить, что после первого тура я жёстко критиковал Малинина, хотя и признавал наличие таланта, а после второго... Прокофьев тоже вызвал двойственные чувства, а Скрябин... тут я, пожалуй, не решился до конца поверить собственным ощущениям. Что это не просто хорошо, а гораздо более того. На самом деле много копий было сломано, в том числе и в интернет-дискуссиях, по поводу правильного звукоизвлечения в Скрябине. Но мой вывод в том, что ни абстрактные рассуждения про "не в рояль, а из рояля", ни даже игра самого Скрябина, если бы мы могли таковую услышать, не позволяют установить окончательные рамки, и вопрос должен решаться, что называется, опытным путём, на основании того, насколько успешно исполнитель доносит до нас само содержание, ИДЕЮ музыки.

Так вот, Скрябин во втором туре звучал определенно здОрово, но звучание было каким-то необычным. Оно было, с одной стороны, серебристо-мягким и сладостным, может быть, слишком мягким и приятным, а с другой - каким-то чистым, кристальным. У меня мелькнула тогда мысль "а может, вот это оно и есть?" - но я не додумал это до конца. Собственно, материала было недостаточно. Публика тоже, видать, не решилась оценивать, да и не все даже музыканты определенно себе представляют, к чему надо стремиться в Скрябине. Так что когда прозвучал Вальс, а он прозвучал на самом деле феерически, и я решил ради эксперимента не хлопать первым, никто другой тоже так и не захлопал.

Ну, стало быть, когда сегодня зазвучал Концерт... сначала было всё нарастающее изумление по поводу того, как всё ИДЕАЛЬНО получается. Хотелось понять секрет. А чуть позже включилось НАСЛАЖДЕНИЕ и затем ПОНИМАНИЕ. Да, этот звук (которого не было в Бетховене или Прокофьеве, да и в Чайковском в первом туре) определён содержанием, но дело не в нём, а в божественной ПРОСТОТЕ высказывания. В том, как исполнитель сумел открыть дорогу самой музыке, отступив на задний план и как будто оставив любые попытки "интерпретирования". Ясно, конечно, что за этой простотой и абсолютной естественностью стоит огромная работа постижения, преодоления и любви, но кажется, что путь этот пройден до конца. В результате чего уже нет пассажей, мелодической линии, гармонических подчёркиваний, а есть лишь целостная ткань, живая музыка, которая, можно сказать, нашла для себя прибежище в благородной индивидуальности исполнителя. И больше всего поражает то, что все самые прихотливые, отточенные детали не кажутся "сделанными", они тоже просто рождаются из целостной живой идеи, последовательно облекаясь звуком.

В общем, в Скрябине он уже побил ВСЕХ. Потому что уже тут открылся тот простой факт, что перед нами подлинный романтический музыкант. Единственный на этом конкурсе - но, может быть, и на Земле? Потому что всё говорит о том, что эпоха делает своё, и чем талантливей музыкант, тем дальше он уходит от этого ГЛАВНОГО в музыке: разве Вонг, да и тот же Давыдченко не являются подтверждением? Признаюсь, осознание всего этого пробуждает у меня какое-то благоговейное изумление и гордость за то, что мы с этим молодым человеком находимся здесь и говорим на одном языке.

Но хотя это чувствовалось, я подумал, что, наверное, ТАКОГО Скрябина надо было ставить вторым, ради усиления общего впечатления. Потому что по поводу Чайковского, памятуя об "истеричном", как я писАл, исполнении Апассионаты, а также об истеричном исполнении Трифонова в финале конкурса, - по поводу Чайковского я испытывал всё же определённые опасения. Ну, Чайковский оказался ещё более потрясающим. Я признаться, уже не жду от этих конкурсных исполнений каких-то чисто художественных слушательских впечатлений, я вообще воспринимаю этот концерт с невольным отстранением, как что-то слишком заигранное во всех смыслах, настолько, что оживить его по-настоящему не получится (помню, как я уговаривал преподавательницу послушать 2-й Рахманинова в исполнении Соколова, живом, а она отказалась, поскольку слишком много его играла сама и слушала: уже не верила, что можно это "пробить", хоть и зря). Так вот, концерт Чайковского я сегодня слушал как будто в первый раз, открывая для себя его живую красоту и силу. Музыка легко, почти незаметно проникала в душу и там открывала свою изначальную простую суть. Это - тот случай, когда о деталях говорить не приходится, когда происходит чудо, заставляющее забыть обо всём. И это чудо ощутили все, кто там был и кто может ещё хоть что-то ощущать. В комментариях уже написали, что все 45 минут люди не могли восстановить дыхание - таково было общее впечатление, вызванное игрой ведь чуждой любого форсирования, любых украшательств и внешних эффектов. Ощущение какой-то святости висело в воздухе.

Вот почему объявление результатов прозвучало особенно кощунственно и оскорбительно.

Я действительно говорил, что победа Давыдченко возможна. В случае откровенного провала Вонга, а также с учётом мафиозных раскладов. Но тут-то уже было совершенно ясно, что его место - третье: поскольку победы нет, то и смысла продвигать его повыше нет тоже.

Победителем он быть не мог хотя бы уже потому, что он уж СЛИШКОМ ограничен в репертуаре. Я уже писАл о том, кажется, что ошибка в Шопене была, вероятно, связана именно с тем, что это был Шопен. Он своей органичностью зацепился за Прокофьева, опёрся на него и во втором, и в третьем туре (это - программа победителя?), но знаете, я вам скажу, что он НИКОГДА уже и не оторвётся от него. Это вам не Соколов. Он НИКОГДА не будет играть Моцарта, Бетховена, Шопена, Шуберта, Брамса, Шумана, Скрябина, Дебюсси - свободно, вдохновенно, подлинно. Он действительно уже ПРОСКОЧИЛ их, по милости горе-педагогов (возможно, в комментариях потом расскажу случай, связанный с его однокашником, тоже кое-что говорящий, хотя, возможно, случай слишком уж даже вопиющий). Но и не только. Это и от природы ему не дано. Вы уж простите, но я совершенно искренне чувствую за его "органикой" что-то тяжёлое, мрачноватое, медвежье. Что мешает мне наслаждаться его игрой и против чего, действительно, Прокофьев в определённой мере служит противоядием. Но не всегда.

Но, кстати, раз уж речь идёт о триумфаторе, будущем трибуне, так сказать, то здесь возникает вопрос и про "харизму". Это может иметь пошлый смысл (когда, например, речь идёт о побуревшей харизме его покровителя), но вообще-то есть смысл и вполне серьёзный. Всё-таки у большого артиста, по крайней мере в молодости, внешность и манеры связаны с его творческой индивидуальностью. Вот мы видим, как выглядят Канторов или Вонг во время исполнения, и это, в общем, соответствует сути. Соответствует и у Давыдченко (приходится всё это говорить, раз уже на него взвалили это бремя победителя).

Что касается Малинина... надо сказать, после первого тура, когда я воспринял его негативно и когда он и на сцене выглядел в соответствии со своей игрой, он вышел в фойе, и его манера общения с друзьями вдруг даже смутила меня своим исключительным благородством. Но сегодня мы видели это и во время игры, а позже я ещё пообщался с ним (возможно, позже расскажу об этом в теме про финал). Вот победитель, по всем статьям.

В общем, эти идиоты и мерзавцы и Давыдченко оказали, конечно, медвежью услугу: ничего хорошего ему эта победа не принесёт. Он именно пешка в их пошлой и грязной игре. Возможно, они не ожидали эффекта, который произведёт игра Валентина, да и они впрямь уже неспособны воспринимать такие вещи. Но они на глазах у всех с разбега переступили страшную черту кощунства.

Однако это было ещё не всё. Я бы и сам дал девушкам по четвёртой премии, дабы не обидеть ни одну. Но чёрт возьми, поставить НАД ними вот ЭТИХ!... Какой сигнал посылается если не товарищу Си, то всем музыкантам Азии, да и остального мира тоже? С ЧЕГО это они вдруг настолько обнаглели, стали так беспардонно и бессовестно плевать уже и на репутацию самого конкурса? Просто не верилось в это. Про Корчагина в финале вообще никто ни одного осмысленного доброго слова не сказал, это был откровенный провал по всем статьям, и когда Мацуев сказал про отсутствие 5-6 премий, я пришёл в недоумение: неужто они таки поняли, что НЕ НАДО этим давать никаких премий? Куда там. Совершенно честно говорю, что сегодня я встретил двоих людей, музыкантов, которые мне буквально моими словами начали рассказывать про лишённую вдохновения, мертвенную и скучную, украшаемую лишь надуманными неуместными интересностями формальную игру Папояна. Да и как это можно не слышать? Ведь тут же были эти девушки, которые играли не феерично, но на действительно высоком уровне, осмысленно, выразительно, ярко по звучанию. КЕМ надо быть, чтобы отрицать эту очевидность? Нет, хорошо, дайте вашим бездарям эти самые 5-6 премии, но ТАКОЕ!..

В общем, когда прозвучала фамилия Корчагина, я ощутил себя просто погружённым в сюрреалистический кошмар. Потом последовал его коллега, это уже не удивляло, но и это было ещё не всё.

КАК можно было додуматься поставить рядом с гением Вонгом и благороднейшим творцом Малининым вот этого, повторяю, клоуна, который вообще не имеет никакого понятия о духовном содержании исполняемых им произведений, который лепит откровенный лубок, покачивая головой с причёской а-ля Кемпф? ВТОРАЯ премия! Это у нас Луганский, кажется, и Култышев получили вторую премию... умолкаю. Вообще-то на прошлом конкурсе был тоже представитель Альбиона, кажется, которого они вроде даже протащили во второй тур... или нет... но он и в первый тур не попадал никак. Нет уж, у таких вещей могут быть только три причины: во-первых, деньги, во-вторых, деньги... ну, вы понЕли.

В общем, мы стали свидетелями пиршества развратного бизнеса на фоне поразительных творческих достижений участников конкурса. Те, кто в этом участвовал, не достойны ни имени музыканта, ни звания сколь-либо порядочного человека. Они порвали с миром творчества и с миром честных людей навсегда.

Но они-то, впрочем, давно это сделали, только вот сейчас настал момент, когда они уже перестали стесняться кого-либо. Неудивительно: подрос этот "мацуевский призыв" фанатов, которым на самом деле не так уж важно, болеть за Зенит, за Спартак или за Хорлионе. Они теперь всё определяют, и сделать мы ничего не можем.

Однако, знаете, не всё так безнадёжно. В мире в целом и в стране грядут большие перемены. И мы здесь, во всяком случае, просто не выживем, если наверху не окажутся не повара и лакеи, конечно, но люди действительно благородные. Они придут, и тогда, я уверен, всей вот подобной шатии-братии не поздоровится.
Я тоже один раз вышла из зала, где обьявляли результаты одного нашего тогда крупного и важного всероссийского Конкурса, и где не дали нашему любимцу 1 место. Шла стремительно, возмущенно стуча каблуками и хлопнула дверью!))) Но мне тогда не было и 30 лет, и то я считаю, что много! Это очень смешно! Надо уметь себя сдерживать!)))
 

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Я тоже один раз вышла из зала, где обьявляли результаты одного нашего тогда крупного и важного всероссийского Конкурса, и где не дали нашему любимцу 1 место. Шла стремительно, возмущенно стуча каблуками и хлопнула дверью!))) Но мне тогда не было и 30 лет, и то я считаю, что много! Это очень смешно! Надо уметь себя сдерживать!)))
У него всего 25 лет опыта прослушиваний конкурсов, с 1998 видно начал, сам же признался, не поднаторел еще морально, эмоционально неуравновешенный типаж))) и видимо плотно сидел на форуме классика, потому что речи его - жалкое подражание Регардс и Предлогову. Но где Предлогов, и где Йоханнес? … для тетенек, бальзаковского возраста, чепчики в воздух кидающих от восторга, выступление начальника транспортного цеха наверное луч света в царстве профдеформации(с)
Но, как жизнь неоднократно показывает, пока собака лает, караван преспокойно себе идет. И я пойду послушаю струнников. Здесь же однообразие содержания и формы навевает тоску неимоверную (зевая)
 
Последнее редактирование:

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Теперь понятен сакральный смысл генеральной паузы у Мацуева перед объявлением победителя: председатель жюри счел дать возможным удалиться Йоханнесу с конкурса, а камеры в этот момент запечатлели лицо Лауреата 1 премииIMG_0057.jpeg
 

Johannes

Участник
Уважаемый Йоханнес, вы слишком пронзительны!)
У Вас между 1 и 2 местом пропасть! А имеет ли смысл так утрировать?
Торжествующая чернь гипертрофировалась в торжество ада!
Это перебор!))

Расклад, на самом деле прост, когда на человека возлагают миссию Великого пианиста, берут во внимание много факторов.

Я тоже вчера попалась и объективно предполагала, что после 3 тура на первое выведут Малинина. Объективно, не субьективно.

Но они на этот раз пошли по схеме " Григорий Соколов". Не по сути Григория Соколова, как музыканта, а по схеме.

1 место дали одаренному, перспективному самородку, который очень масштабный, крепкий, стабильный, убедительный, надёжный, серьезный, и главное, очень выносливый и будет пахать и заниматься. Русский богатырь. Мы тут говорили, что Вонг не даст себя перетрудить, а Сергей даст и не перетрудится. У него энергетический запас огромный, это слышно. Зачем ему Моцарт, и Дебюсси? Он будет играть Концерты с оркестром. Сейчас все к этому свелось. Сольников не дождешься.
Так же они поставили на Маслеева.
Дорогая Татьяна, что Вы такое глаголите?
Гергиев хочет возложить на кого-то миссию? Ну так - флаг в руки, пусть берёт его - и выступает с ним, таскает за собой. Какие проблемы-то? И при чём тут конкурс? Как, с какой дури, Гергиев, даже не слышавший Малинина ни во втором, ни в третьем туре, принимает решение, корректировать утверждённую до конкурса схему с "миссией" или нет? Пуская они катятся со своими миссиями, у нас конкурс, который по игре непосредственно должен определять лучшего, всё остальное - это ад. Вот туда они пусть и отправятся по своей схеме.

Самородок никакой не перспективный, он сейчас на максимуме, созданном чисто витальной энергией молодости. Сравнивать его с Соколовым - дикий абсурд. Моцарт и Дебюсси Давыдченкову не нужны, зато они нужны слушателям, чтоб их играли как следует. И нужны настоящие новые Соколовы, которые это обеспечат. Вот Малинин - это действительно уникальный "самородок", он, возможно, впрямь единственный на планете настоящий романтический пианист, по крайней мере среди молодых, и у него всё держится не на витальности, а на духовном развитии. Вот это сейчас просто бесценно, благодаря таким единицам возможно, удастся донести божественную искру до лучших времён. Перед такими художниками воротилы музыкального бизнеса должны падать ниц, их последние должны бережно носить на руках. А не тасовать, как им вздумается.

И да, между второй и первой премией - пропасть. Как и в нашем случае между второй и второй, уже содержательно. С точки зрения бизнеса тут всё нормально, а вот с точки зрения искусства - оскорбление и кощунство. Здесь это важно.
Опять-таки, а почему это мы должны смириться с тем, что "сольников не дождёшься"? С чего вообще? Вот для сольников промоушена конкурсы и нужны, а "великий маэстро", как выражался Лужков (которого Гергиев предал, не моргнув глазом), - пусть он там упражняется со своим оркестром в построенном им каземате. Слава Богу, уж достаточно государственных денег было потрачено на это (надеюсь, что в итоге маэстро, у которого завалялось полмиллиарда долларов, попросят их вернуть; он, конечно, экономный, ездит на такси за счёт студенческого фонда, но тут ему сам Бог велел раскошелиться).
Кстати, на Маслеева они ничего не ставили, он сам победил, и он, во всяком случае, соло играет хотя бы сонаты Бетховена прилично, что по нашим временам уже достижение.
Вы поймите, что вся эта музыкальная индустрия с ангажированной ею стадионной публикой - это мыльный пузырь, который скоро лопнет, как скоро лопнет основанная на печатании денег "экономика" "свободного мира", как я уже писАл. Вопрос в том, что останется после этого.
 
Последнее редактирование:

Johannes

Участник
Я тоже один раз вышла из зала, где обьявляли результаты одного нашего тогда крупного и важного всероссийского Конкурса, и где не дали нашему любимцу 1 место. Шла стремительно, возмущенно стуча каблуками и хлопнула дверью!))) Но мне тогда не было и 30 лет, и то я считаю, что много! Это очень смешно! Надо уметь себя сдерживать!)))
Я вроде объяснил, что ушёл не для того, чтобы выразить протест, а наоборот, чтобы окружающие не слышали матюги. Протест, слава Богу, я могу по-другому выразить, куда эффективней.
 

Andrey

Участник
Дорогая Татьяна, что Вы такое глаголите?
Гергиев хочет возложить на кого-то миссию? Ну так - флаг в руки, пусть берёт его - и выступает с ним, таскает за собой. Какие проблемы-то? И при чём тут конкурс? Как, с какой дури, Гергиев, даже не слышавший Малинина ни во втором, ни в третьем туре, принимает решение, корректировать утверждённую до конкурса схему с "миссией" или нет? Пуская они катятся со своими миссиями, у нас конкурс, который по игре непосредственно должен определять лучшего, всё остальное - это ад. Вот туда они пусть и отправятся по своей схеме.

Самородок никакой не перспективный, он сейчас на максимуме, созданном чисто витальной энергией молодости. Сравнивать его с Соколовым - дикий абсурд. Моцарт и Дебюсси Давыдченкову не нужны, зато они нужны слушателям, чтоб их играли как следует. И нужны настоящие новые Соколовы, которые это обеспечат. Вот Малинин - это действительно уникальный "самородок", он, возможно, впрямь единственный на планете настоящий романтический пианист, по крайней мере среди молодых, и у него всё держится не на витальности, а на духовном развитии. Вот это сейчас просто бесценно, благодаря таким единицам возможно, удастся донести божественную искру до лучших времён. Перед такими художниками воротилы музыкального бизнеса должны падать ниц, их последние должны бережно носить на руках. А не тасовать, как им вздумается.

И да, между второй и третьей премией - пропасть. Как и в нашем случае между второй и второй, уже содержательно. С точки зрения бизнеса тут всё нормально, а вот с точки зрения искусства - оскорбление и кощунство. Здесь это важно.
Опять-таки, а почему это мы должны смириться с тем, что "сольников не дождёшься"? С чего вообще? Вот для сольников промоушена конкурсы и нужны, а "великий маэстро", как выражался Лужков (которого Гергиев предал, не моргнув глазом), - пусть он там упражняется со своим оркестром в построенном им каземате. Слава Богу, уж достаточно государственных денег было потрачено на это (надеюсь, что в итоге маэстро, у которого завалялось полмиллиарда долларов, попросят их вернуть; он, конечно, экономный, ездит на такси за счёт студенческого фонда, но тут ему сам Бог велел раскошелиться).
Кстати, на Маслеева они ничего не ставили, он сам победил, и он, во всяком случае, соло играет хотя бы сонаты Бетховена прилично, что по нашим временам уже достижение.
Малинин сам себя лишил первой премии, отвратительно сыграв концерт Чайковского. И не надо грешить на жюри. Нельзя играть Чайковского так же, как Скрябина. Они все-таки разные композиторы. Вот мне показалось, что он готов бросить все и бежать со сцены, настолько все было нервно и неровно, из-за чего он и с оркестром расходился. Впрочем, кому-то эти все нервности и неровности нравятся и воспринимаются как музыкальное озарение, данное свыше. Точно так же, как безобразно неконтролируемую, но агрессивную и "темпераментную" седьмую сонату Прокофьева от Султанова многие до сих пор считают вершиной исполнительского искусства.
 

Johannes

Участник
Малинин сам себя лишил первой премии, отвратительно сыграв концерт Чайковского. И не надо грешить на жюри. Нельзя играть Чайковского так же, как Скрябина. Они все-таки разные композиторы. Вот мне показалось, что он готов бросить все и бежать со сцены, настолько все было нервно и неровно, из-за чего он и с оркестром расходился. Впрочем, кому-то эти все нервности и неровности нравятся и воспринимаются как музыкальное озарение, данное свыше. Точно так же, как безобразно неконтролируемую, но агрессивную и "темпераментную" седьмую сонату Прокофьева от Султанова многие до сих пор считают вершиной исполнительского искусства.
Не надо говорить откровенную ерунду, никакого "скрябинского" исполнения Чайковского не было. Исполнение было романтическим в обоих концертах, поскольку концерты также романтические. Вот по такому исполнению очень соскучилась публика, которая стоя аплодировала. И оркестр, наоборот, устремился за ним и играл лучше, чем с кем-либо другим. У Малинина не было такого пиара, как у Султанова, и я вот был настроен не слишком комплиментарно, уж точно не готов объявить гениальным что угодно. Вы привыкли к надутым пафосным исполнениям Чайковского, но они на самом деле нужны только для продвижения бездарностей на нашем разлюбезном конкурсе.
 

Пользователи онлайн

ClassicalMusicNews.Ru

Сверху