О балете...

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
28 января 1960 года в Лондоне состоялась премьера балета “Тщетная предосторожность”


Сцена из спектакля “Тщетная предосторожность”. Фото — архив Михайловского театра.
28 января 1960 года в лондонском Королевском театре Ковент-Гарден состоялась премьера балета «Тщетная предосторожность».

Хореограф-постановщик Фредерик Аштон. Главные партии исполнили Надя Нерина, Дэвид Блэр и Александр Грант.

Известный английский балетмейстер Фредерик Аштон решил связать свою жизнь с балетом, увидев в детстве выступление великой русской балерины Анны Павловой, а поставить балет «Тщетная предосторожность» его убедила другая знаменитая танцовщица – Тамара Карсавина. С тех пор балет триумфально идет по всему миру.

Авторские права на «Тщетную предосторожность» Аштон завещал своему ученику и другу Александру Гранту, который почти тридцать лет танцевал в Ковент-Гардене и был первым исполнителем партии Алена. Он поставил балет в хореографии Аштона в 11 разных театрах, в том числе и в России на сцене Большого театра с российскими танцовщиками.

На премьере, которая состоялась 29 января 2002 года, главные партии должны были исполнять Светлана Лунькина и Сергей Филин, но за несколько часов до поднятия занавеса танцовщик повредил ногу. И на сцену вышли Нина Капцова и Андрей Болотин.

«Должен отметить, что артисты Большого театра с успехом справились с хореографией Аштона. Хотя нас и преследовал целый ряд травм, заставивших изменить премьерный состав спектакля, молодые исполнители блестяще станцевали премьеру»,

– рассказывал Александр Грант. Участник проекта «Большой балет» Игорь Цвирко, придя в Большой театр, исполнял в «Тщетной предосторожности» партию Алена, роль которую многие годы с успехом танцевал Ален Грант.
 

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Владимир Васильев: “Искусство ─ это всегда мука, страдание и необыкновенная любовь”


Владимир Васильев. Фото – Ирина Шымчак
Легенда мирового балета, прославленный танцовщик, хореограф, режиссёр, художник, поэт Владимир Васильев в программе “Главная роль” ответил на вопросы Юлиана Макарова.

─ Спасибо вам большое, что вы пришли. Вы – член жюри проекта нашего канала «Большой балет». Как с вашим темпераментом удавалось спокойно наблюдать из судейского кресла за тем, что происходит?

─ Спокойно наблюдаешь всегда за тем, что тебе совершенно не интересно, а когда есть хоть какой-то интерес, ты не можешь оставаться равнодушным. Поэтому были иногда полярные оценки, а иногда хотелось что-нибудь такое резкое сказать! Но учитывая аудиторию и учитывая замечательные, восторженные глаза людей, которые принимают в этом участие, как-то не поворачивался язык. Но чаще хотелось всё-таки хвалить. Потому что когда люди молоды, им так важно это доброе слово. Потом уже они привыкают ко всему, иногда даже привыкают и к хорошим словам – это самое страшное.

─ А у вас был такой момент, когда вы привыкали к хорошим словам?
─ Нет, у меня, к сожалению, не было. У меня такое, кстати, было стихотворение:

Привычка к славе охлаждает
Со временем и честолюбца,
Когда ему несут на блюдце
Все, что душа его желает.
Но не рождает образы творец,
Их праздность вяло побеждает.
И вот тогда ему – конец.

Так вот я не хотел никогда себе конца, и поэтому никогда этого не было.

─ Какие замечательные слова – предостережение для всех участников «Большого балета», это абсолютно правильно. А вы знаете, я за кулисами проекта разговаривал с одним человеком, и, глядя на вас, этот человек сказал мне: «Ну вот, Юлиан, в 60-х годах один товарищ на Олимпийских играх прыгнул в длину – и рекорд 50 лет не побит. Так и Владимир Васильев – его танец невозможно сделать лучше», – вот его слова. У вас было ощущение, что так, как ваша плеяда танцевала – вы, ваши ближайшие коллеги – это действительно что-то недостижимое?
─ Нет, никогда не было. Конечно, нет. И более того, безусловно, каждое новое поколение в техническом отношении обязательно в чём-то будет лучше предыдущего. Но вот вы сказали: «ваша плеяда танцевала» – это ключевое слово: танец. Танец не должен исчезать. И в нашем поколении это было самым главным. А для меня это вообще было самым-самым главным – вот это органичное соединение всех компонентов. Потому что трюки можно придумать, придумать, как делать их как-то по-другому.

Хотя, как ни странно, в смысле пируэта, мы в своё время каждый день оставались после класса и вертелись на количество – до 13, до 14 пируэтов, а сейчас этого нет. На сцене такое невозможно сделать. Хотя помню, как-то на себя в записи смотрю – о, и правда, 11 пируэтов! Сейчас это невозможно, никто не делает. Но это всё относительно. Безусловно, никогда не надо успокаиваться самим, прежде всего.

У меня никогда не было перед собой какого-то образца, к которому я мог бы приближаться всю жизнь. Потому что всегда мне казалось, что я могу сделать гораздо больше. Это даже не Эверест, потому что Эверест всё равно имеет свое окончание. А ты идёшь, вроде как к горизонту приближаешься – вот-вот схватишь… Ан нет, мираж. И опять дальше – пространство огромное. Это у меня всегда было. У меня не было никогда какого-то одного примера, которому я бы хотел подражать и быть похожим на него. Но брал у всех – признаюсь совершенно откровенно.

─ Брали лучшее?

─ Только лучшее, да.

─ Я смотрю, конечно, не получается у вас отдыхать – я помню ваши слова, что вот сейчас закончится карьера, и буду только отдыхать. А почему не получается? Почему, перефразируя ваши стихи, хочется «барахтаться в стихах» и «рисовать до забвения»?

─ Не знаю, у каждого ведь по-разному складывается. Обычно после выставки говорят: «Да, всё-таки талантливый человек талантлив во всём». Это неправда, конечно. Потому что я же не пою, и не хочу, потому что когда слышу себя – это страшно, это невозможно совершенно, понимаете. Но иногда хочется запеть. Кстати, про себя я, когда рисую, то всё время что-то «мычу». Но не больше. Так что есть просто увлечённость, и эти увлечения сопровождали меня всю жизнь.
И каждый раз то одно, то другое, то третье. Я думаю, что это потрясающий иммунитет от всяких неудач – скажем, стихи пошли именно тогда, когда мне было очень плохо, они меня как бы освободили, сделали светлым в эти периоды. И сейчас тоже – они не приходят, когда хорошо. Да и когда хорошо, не хочется этим заниматься – наслаждаешься тем, что есть перед тобой: разговорами ли, видами ли, чем-то ещё.

─ Через страдание?

─ Да, обязательно. Потому что искусство – это всегда мука, это всегда страдание и это необыкновенная любовь. Любовь всепоглощающая. Но любовь, как правило, всегда идёт в тесном соприкосновении со страданием.

─ Когда мы с вами разговаривали несколько лет назад, я помню, звучала цифра, что живописных работ (включая акварели, пластическое искусство) – около четырёхсот. А вы ведёте какой-то каталог, систематизируете, сколько всего написано?

─ Я не считал всё, но, думаю, сейчас подбирается к двум тысячам. Это тот вид творчества, без которого я практически ни одного дня не оставляю пустым. Я обязательно рисую, и это для меня главное на сегодняшний день. Хотя огромное количество проектов, совершенно огромное. Например, «Мастерская Васильева» – она не похожа на все другие мастерские, потому что всегда хочется сделать что-то такое непохожее на то, что делалось до тебя. Я просто беру в эту мастерскую пять-шесть хореографов, которые мне нравятся, и на определённую тему мы собираем спектакль.

В Воронеже была тема – Платонов, в Красноярске – Астафьев, на открытии конкурса «Арабеск» имени Екатерины Максимовой в Перми будет мастерская на тему Гоголя, а в Барнауле летом меня ждёт мастерская по произведениям Шукшина. Я не вторгаюсь туда, я просто задаю тему, а дальше собираю спектакль из того, что они уже сделали. Для меня это большое счастье, потому что ребята необыкновенно талантливы. Для меня очень важно слияние образов с музыкой, и конечно же, когда за всем этим стоят именно такие имена: уж Астафьев – так Астафьев, его не перепутаешь ни с кем, Гоголь – так Гоголь.
 

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
В Большом театре состоялся творческий вечер Светланы Захаровой


Светлана Захарова

Звезда мирового балета представила на Исторической сцене Большого театра свою сольную программу Amore. В неё вошли три совершенно разных постановки, объединённых одним словом – «любовь».


«Балет – искусство ежеминутного преодоления»,

– говорит Светлана Захарова.

Amore – очередное признание в любви танцу. Три хореографа, три балета, три новых образа, которые балерина примерила на себя легко и элегантно, как это умеет делать только Захарова.

На воплощение нового проекта Большой бросил лучшие силы. Юрий Посохов подарил своей Княжне Мэри, которую Захарова станцевала в «Герое нашего времени», новый балет «Франческа да Римини» – жгучий и яростный. Вместе с Михаилом Лобухиным и Денисом Родькиным балерина прожила историю роковой страсти, вместившую все грани любовного треугольника: любовь, измену, смерть.

«Пока не пошел дождь» Патрик де Бана не только поставил, но и станцевал вместе с балериной под музыку сразу трех композиторов – Баха, Респиги, Пина-Кинтана. Микс прошлого и современного. Изящный 25-минутный балет, Черный фон, локальный свет, словом минимализм. И снова героиня Захаровой выбирает между двумя историями любви, скорее философски, чем страстно.

Чикагскую постановку «Штрихи через хвосты» Маргарита Донлон переделала специально на Захарову и артистов Большого. Никогда еще Сороковая симфония Моцарта не была такой озорной.

Мужчины не только в трико, но и в пачках в этом круговороте перевоплощений с примой Большого заставили смеяться весь зал.

Этот проект команда Светланы Захаровой готовила год. Балерина нашла своих хореографов. И каждый ответил согласием. Любовь для Захаровой стала точкой отсчета.

Давно доказав, что она может танцевать все – от классики до модерна, Захарова снова удивила зал своей многоликостью. Такие проекты вписываются в концепт развития Большого. Таково мнение руководителя балетной труппы Махара Вазиева. Они становятся украшением репертуара.

Танец Светланы Захаровой – уже давно эталон в классическом балете. Сама балерина вдохновила немало хореографов на новые идеи и на этом останавливаться не собирается. 25 мая – еще один вечер на Исторической сцене Большого, где снова будет много танца и любви.
 

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Борис Эйфман представил балетную психодраму по биографии Чайковского


Олег Габышев в балете Б. Эйфмана “Чайковский. Pro et Contra”

«Чайковский. Pro et Contra» – новый спектакль Бориса Эйфмана, посвященный жизни и творчеству его любимого композитора был представлен на сцене Александринского театра.

Произведение в жанре хореографической психодрамы – далеко не единственное в творческой биографии балетмейстера. Первую психодраму Эйфман поставил в 1993 году, и она тоже была о Чайковском.

Чайковский для Бориса Эйфмана – имя особенное. На музыку этого гения балетмейстер поставил свои знаковые спектакли: «Идиот», «Анна Каренина», «Евгений Онегин», «Красная Жизель». На этот раз Эйфман размышляет о трагических мотивах биографии самого композитора.

«Мировая скорбь в его “Патетической” симфонии – почему так произошло? Мы пытались понять его внутренний мир, мир его жизни, и как это сублимировалось в его творчестве. У каждого художника внутри находится и бог, и дьявол, и это борьба и светлых, и темных сил»,

– прокомментировал худрук Санкт‑Петербургского государственного театра балета, народный артист России Борис Эйфман.

В новой работе Борис Эйфман пытается проникнуть в стихию творческих мук Чайковского. Истории персонажей его опер и балетов переплетаются с фактами биографии их создателя. Двойник композитора предстает в спектакле в образах Ротбарта, Дроссельмейера, Онегина и Германа. Покровительница Чайковского Надежда фон Мекк оборачивается в балете то Пиковой дамой, то Феей Карабос.

«Там включено много эмоциональных состояний героя: это и поиск, и мучение, и боль, и ревность»,

– рассказал солист Санкт‑Петербургского государственного театра балета, заслуженный артист России Олег Габышев.

Новая постановка, как и все, за что берется маэстро, обещает быть успешной. Сюжет прозрачен, поступки персонажей искренни и понятны, главный герой вызывает сочувствие и восхищение одновременно. Да и как может быть иначе, если Петр Ильич Чайковский – автор бессмертной музыки, которая продолжает звучать во всем мире?
 

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Великолепный балет Онегин.Жаль,что не нашла в интернете запись.Очень бы хотелось пересматривать...и новые увидеть у Эйфмана.
У меня есть две очень взрослые ученицы (продолжающие заниматься на очень серьёзном уровне, но - для себя), которые смотрят, слушают, впитывают всё лучшее. Если что-то идёт в Мариинке, то берутся билеты и они едут на постановку, потом возвращаются сияющие, переполненные чувствами... Естественно, многие из нас мечтали бы так... Но... Перечислять все "но" не будем, а просто порадуемся за поколение 30-летних и более, которые не очередную новую пару туфелек под цвет сумочки себе выбирают (что, в принципе, также нормально!!), а едут на концерты, слушают оперы, смотрят потрясающие постановки, и не перестают этим жить, дышать....
Недавно одной из них, прослушивая её трактовку Блестящего Полонеза Шопена (вполне зрелую), сказала....знаешь, мы ведь не Шопена сейчас учим.... Мы занимаемся тем, чтобы ты слышала мельчайшие нюансы во всём, что тебя окружает.... И это, как мне кажется, невероятно важно - Уметь ЖИТЬ Музыкой. И в Музыке.... Даже если ты не профессиональный музыкант, но можешь по достоинству оценить всё, что услышишь или увидишь....
И поняла, что могу только радоваться за то, что это - так!
 

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Великолепный балет Онегин.Жаль,что не нашла в интернете запись.Очень бы хотелось пересматривать...и новые увидеть у Эйфмана.
Orange, нашла ссылку на торренте, сама скачивала этот балет Эйфмана! Уверена, что у Вас есть знакомые или ученики, кто сможет скачать!!
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5186962

Год выпуска: 2012
Санкт-Петербургский государственный академический театр балета Бориса Эйфмана

Продолжительность: 01:24:06
Хореограф: Борис Эйфман
Исполнители:

Онегин - Олег Габышев,
Татьяна - Анастасия Ситникова,
Ленский - Дмитрий Фишер,
Ольга - Наталья Поворознюк,
Генерал - Сергей Волобуев.
В фильме участвуют артисты Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана.

Музыкальные произведения исполняют:
Московский камерный оркестр, дирижёр - К. Орбелян;
Оркестр "Новая филармония", дирижёр - А. Дорати;
Камерный оркестр "Аллегро", дирижёр - А. Тетюцкий;
Камерный оркестр "Кремлин", дирижёр - М. Рахлевский;
Государственный симфонический оркестр Министерства культуры СССР,
дирижёр - Г. Рождественский;
Симфонический оркестр ГАБТ СССР, дирижёр - Б. Хайкин;
Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии
им. Д. Д. Шостаковича, дирижёр - А. Дмитриев;
Симфонический оркестр Государственного академического Мариинского театра,
дирижёр - В. Гергиев.

Описание: Фильм-балет Бориса Эйфмана по роману в стихах А. С. Пушкина "Евгений Онегин" на музыку П.И. Чайковского, Александра Ситковецкого.
Декорации: Зиновий Марголин
Костюмы: Ольга Шаишмелашвили, Петр Окунев, Анна Якущенко
Доп. информация:
Данное видео представляет собой прямую запись вещания канала "Культура"

Появилась и Анна Каренина!!!!

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5187315
Анна - Нина Змиевец,
Каренин - Олег Марков,
Вронский - Олег Габышев.
Музыкальные произведения исполняют:
Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии
им. Д. Д. Шостаковича, дирижёры - А. Титов, А. Дмитриев;
Камерный оркестр "Аллегро", дирижёр - А. Тетюцкий;
Камерный оркестр "Kremlin", дирижёр - М. Рахлевский;
Государственный академический симфонический оркестр СССР,
дирижёр - Е. Светланов.


Надеюсь, не "забанят" за рекламу любимого и столь необходимого нам торрента)))
 
Последнее редактирование:

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
22.07.2016

Борис Эйфман отмечает юбилей

Борис Эйфман изменил наше отношение к балету, расширив его жесткие рамки до немыслимых пределов. Он доказал, что танцу не чужд язык высокой трагедии и философской прозы. Переступив через множество хореографических табу, мастер дерзко соединил классику и авангард. Создал стиль, отразивший прошлое, настоящее и будущее балета, стиль не отвергающий, а развивающий традиции. Сегодня классик современного балета Борис Эйфман отмечает юбилей.

Автор нескольких десятков постановок, обладатель самых значимых театральных премий угадал свое назначение в очень раннем возрасте. Уже в 13 лет он начал сочинять и записывать хореографию.

"Главное мое счастье, что я почувствовал этот дар, почувствовал эту способность разговаривать на особом каком-то языке с тысячами людей. И почувствовав это, я сконцентрировался на реализации этого дара", - признается Борис Эйфман.

Это понимание помогало ему преодолевать все трудности: нужду и голод во время учебы и множество запретов, когда начал создавать из небольшой труппы при Ленконцерте свой балет, такой чуждый советскому искусству. Стал подбирать артистов - высоких, красивых, харизматичных, способных не только танцевать, но и играть. Этот критерий отбора работает у него до сих пор.

"Это абсолютно новая формация артистов балета. Это даже не танцовщики, это артисты, которые на сцене должны через движение, жест, экспрессию тела вызвать эмоцию души", - говорит Эйфман.

"Во время постановочных бывают такие моменты, когдя я говорю: "Я так не смогу". Он говорит: "Ты еще не знаешь, что ты можешь!" И действительно. С ним на репетиции ты открываешь в себе новые качества физические и эмоциональные", - говорит солистка Театра танца Бориса Эйфмана Любовь Андреева.

Удивляет зрителя он постоянно. Первым на российской балетной сцене обратился к творчеству Достоевского. Поставив "Идиота" и "Карамазовых", доказал, что балет может быть даже философским. Он приносит на репетиции стопки книг и погружает своих артистов в историко-литературный контекст.

"Лично мне, я помню, когда мы ставили балет "Роден", он выдал книжки, порекомендовал посмотреть биографические и художественные фильмы о Родене. То есть, чтобы артисты были подготовлены к тому, что их ожидает. Чтобы были небольшие образы движения. Потому что артист отталкивается от образа", - рассказывает солист Театра танца Бориса Эйфмана Олег Габышев.

И считает самым главным своим конкурентом себя самого. Только так можно достичь совершенства, а потом идти дальше. Тем более, что их ждут великие дела. Через три года должен быть построен Дворец танца, мечту о котором Эйфман вынашивал два десятилетия. Для подрастающего поколения артистов - учеников его Академии танца - будет построен Детский театр. Так что ему не придется даже ничего загадывать в свой день рождения.

"Я ничего специального не задумывал, потому что у меня столько проектов, столько не реализованных сегодня идей, что мне нового ничего не надо задумывать. Мне надо только молить Бога дать здоровье и силы, чтобы это все реализовать", - отмечает Эйфман.

Сегодня в 22:10 телеканал «Россия К» показывает документальный фильм "Главные слова Бориса Эйфмана".
 

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Ида Рубинштейн: гениальная бунтарка

14.08.2016


Ида Рубинштейн
Она не любила говорить о своем происхождении. Европейские журналисты, осаждавшие ее, так и не смогли добиться ответов на свои простые вопросы: кто она, откуда, когда родилась…

В России знали: Ида Рубинштейн – из тех самых, харьковских миллионеров, но не могли указать точно ни места, ни времени ее рождения. Ида никогда не отмечала дней рождения, никогда не вспоминала о своем родном городе. Лишь говорили – кажется, родилась в Петербурге, то ли в 1880-м, то ли 1885-м… Утверждали, что от рождения ее звали Лидия или Аделаида, разнится даже отчество: когда Львовна, когда Михайловна…

Ида молчала: быть женщиной-загадкой ей необыкновенно нравилось.

Только много лет спустя, когда страсти по загадочной Иде Рубинштейн поутихли, была найдена запись в метрической книге харьковской синагоги: 21 сентября (3 октября по новому стилю) 1883 года у потомственного почетного гражданина Харькова Леона Романовича Рубинштейна и его супруги Эрнестины Исааковны родилась дочь Ида.

Она действительно происходила из одной из богатейших семей России. Дед Иды, Рувим (Роман) Осипович Рубинштейн сколотил огромное состояние на торговле ценными бумагами и основал известнейший банкирский дом «Роман Рубинштейн и сыновья».

У него было двое сыновей – Леон (Лев) и Адольф. Они приумножили отцовские капиталы, занявшись крупнооптовой торговлей, в основном сахаром. Им же принадлежали несколько банков, сахарные заводы, пивоваренный завод «Новая Бавария»…

Состояние Рубинштейнов было невероятным. Большие суммы тратились на благотворительность, богоугодные дела и культурное развитие их родного города. Леон и Адольф Рубинштейны были прекрасно образованными людьми, они стояли у истоков харьковского отделения «Русского музыкального общества», в их домах регулярно собиралась интеллигенция Харькова.

Сын Адольфа Иосиф окончил Петербургскую консерваторию, был прекрасным пианистом, занимался теорией музыки; влюбленный в музыку Рихарда Вагнера, Иосиф работал у него секретарем-музыковедом.


Ида Рубинштейн
Но самой известной представительницей клана была, безусловно, единственная дочь Леона Романовича Ида. Она унаследовала все лучшие качества Рубинштейнов – хватку, напор, энергию, а главное – артистические наклонности и волю к победе.

Мать Иды умерла, когда девочка была совсем маленькой, а в 1892 году во Франкфурте-на-Майне скончался ее отец. Ида унаследовала огромное состояние. Через год ее перевозят в Петербург – под опеку ее тетки, известной в столице светской дамы мадам Горовиц. В ее богатом доме на Английской набережной все было к услугам обожаемой племянницы: лучшие учителя, всевозможные развлечения, разнообразные знакомства.

Ида в совершенстве знала четыре языка – английский, французский, немецкий и итальянский, – ее обучали музыке и истории, а когда Иду заинтересовала Древняя Греция, к ней был приглашен ученый-эллинист. Был нанят и учитель танцев; но к танцам Ида оказалась неспособна.


Однако ее невероятное честолюбие, не позволявшее девочке ни в чем отступать, заставляло Иду часами отрабатывать позы, движения, пируэты…
Ей даже было позволено брать уроки декламации и драматического искусства у артистов императорских театров.

В конце концов Ида заявила о своем непоколебимом желании пойти на сцену, и для углубления своего театрального образования она уехала в Париж.

Разразился невероятный скандал: все Рубинштейны были в ужасе. Одно дело – интересоваться театром, и совсем другое – стать профессиональной актрисой; в то время в патриархальных семьях между понятиями «актриса» и «куртизанка» разницы не делали. Для спасения чести семьи известный парижский врач профессор Левинсон, дальний родственник Рубинштейнов, объявил Иду невменяемой и поместил в клинику для душевнобольных.

Правда, просидеть взаперти Иде пришлось недолго: петербургские родственники потребовали выпустить ее; заточение в сумасшедшем доме представлялось им слишком серьезным наказанием. Ида тут же вернулась в Россию.

Все случившееся упрочило в ней решимость освободиться от опеки родни; лучшим – и чуть ли не единственным для девушки из ортодоксальной еврейской семьи – способом было замужество.

Ида тут же нашла подходящую кандидатуру, против которой родственники не могли возражать: избранником Иды стал ее двоюродный брат Владимир Горовиц, сын опекавшей ее тетки. Правда, брак их продолжался недолго – сразу же после медового месяца молодожены расcтались навсегда. Развод был оформлен так же быстро, как и брак.

Ида оставила бывшему мужу определенное содержание, но постаралась больше никогда не вспоминать о своем полуфиктивном браке – хотя с Владимиром они остались друзьями. Теперь Ида, разведенная и богатая, была свободна и могла полностью распоряжаться собой. И она вернулась к своей идее стать трагической актрисой.


Ида Рубинштейн
Она задумала на свои средства поставить трагедию Софокла «Антигона» и сыграть в ней главную роль. В исполнении этой дерзкой идеи ей помог случай.

На светском рауте она познакомилась с известным театральным художником и декоратором Львом Бакстом, который стразу и навсегда был покорен энергией и обаянием Иды.

«Это существо мифическое… Как похожа она на тюльпан, дерзкий и ослепительный. Сама гордыня и сеет вокруг себя гордыню»,

– говорил он. Он восхищался Идой и как женщиной, и как актрисой всю свою жизнь, но их отношения никогда не переходили границы платонических.

Бакст согласился оформить «Антигону» – а это немало значило для спектакля никому не известных актеров. Премьера состоялась в апреле 1904 года. Пресса едва заметила спектакль, но это не охладило пыл Иды. Она твердо решила покорить сцену.

По правде говоря, данных у нее для этого было крайне мало. Голос у Иды был глухой и слабый, декламировала она из рук вон плохо: очень манерно, истерично, с излишним пафосом. Внешность ее тоже не соответствовала тогдашним канонам красоты: невероятно худая, плоскогрудая, угловатая, с чересчур крупным ртом и вытянутыми к вискам глазами. И это в то время, когда в моде были пухлые, мягкие, большеглазые красавицы эпохи модерна.

Но Ида столь искренне считала себя красавицей, что через некоторое время в это начинали верить все, кто с ней встречался… Одна из ее современниц вспоминала, что


«лицо Иды Рубинштейн было такой безусловной изумляющей красоты, что кругом все лица вмиг становились кривыми, мясными, расплывшимися».


Другой знакомый писал:

«Овал лица как бы начертанный образ без единой помарки счастливым росчерком чьего-то легкого пера; благородная кость носа! И лицо матовое, без румянца, с копною черных кудрей позади. Современная фигура, а лицо – некоей древней эпохи…»

И Ида прекрасно сознавала и силу своей необычной красоты, и ее влияние на окружающих…


Леон Бакст. Костюм Саломеи для Иды Рубинштейн, 1908 год
После премьеры «Антигоны» она обошла все крупнейшие театры обеих столиц, предлагая свои услуги в качестве актрисы, и везде она производила фурор одним своим появлением.

Великая Вера Пашенная вспоминала, как в августе 1904 года встретила Иду в Малом театре: та проплыла мимо в пунцовом платье с длинным шлейфом, вся в кружевах:

«Меня поразила прическа с пышным напуском на лоб. Онемев, я вдруг подумала про себя, что я совершенно неприлично одета и очень нехороша собой…»

Экзотическую красавицу заметил сам Константин Сергеевич Станиславский, приглашал ее в свой прославленный Художественный театр, считавшийся тогда самым модным и передовым. Но Ида отказалась: как с обидой писал сам Станиславский,

«звал же я ее учиться как следует, но она нашла мой театр устаревшим».

Некоторое время она занималась у известного актера и педагога Александра Павловича Ленского, который с гордостью говорил:

«Моя новая ученица – будущая Сара Бернар!».

В конце концов Ида согласилась на предложение поступить в театр Веры Комиссаржевской, где ей предназначалась главная роль в спектакле по скандальной пьесе Оскара Уайльда «Саломея».

Своей библейской внешностью она как никто подходила для этой роли. Готовясь к спектаклю, Ида занималась с такими прославленными режиссерами, как Александр Санин и Всеволод Мейерхольд. Актер театра Александр Мгебров вспоминал, что Ида

«ежедневно приезжала в театр, молча выходила из роскошной кареты в совершенно фантастических и роскошных одеяниях, с лицом буквально наштукатуренным, на котором нарисованы были, как стрелы, иссиня черные брови, такие же ресницы и пунцовые, как коралл, губы; молча входила в театр, не здороваясь ни с кем, садилась в глубине зрительного зала во время репетиций и молча же возвращалась в карету».

В 1907 году спектакль был почти готов, когда вмешался черносотенный «Союз русского народа» и Святейший Синод. Пьеса была признана аморальной, а ее постановка запрещена. А вскоре прекратил свое существование и сам театр Комиссаржевской.


Танец семи покрывал
Но Иде так понравилась идея быть первой русской Саломеей – персонаж, как бы сейчас сказали, культовый для эстетики модерна, – что она все же решилась выступить в этой роли, хотя и не в полноценном спектакле. Центром постановки в театре Комиссаржевской должен был стать «Танец семи покрывал» на музыку, специально для спектакля написанную Александром Глазуновым, и Ида решила разучить и исполнить его самостоятельно.

Правда, работа у нее не пошла, и тогда Ида обратилась к танцовщику и балетмейстеру Мариинского театра Михаилу Фокину, который уже начал приобретать известность как приверженец новых течений в хореографии.

Сначала Фокин отнесся к просьбам Иды с большим сомнением: не имеющая никакой хореографической подготовки, никаких данных для балета великовозрастная девица требует поставить для нее сложнейший номер! Но Ида смогла заинтересовать его: как писал Фокин,

“тонкая, высокая, красивая, она представляла интересный материал, из которого я надеялся слепить особенный сценический образ”.

Вслед за Фокиным летом 1908 года Ида уехала в Швейцарию, где в тихом пансионе началась работа над танцем. Долгие месяцы упорнейшего труда – и экзотичный танец, полный эротизма и чувственности, был готов. Премьера предполагалась в парижском мюзик-холле «Олимпия», но потом была перенесена в Россию.

Первое исполнение «Танца семи покрывал» состоялось 20 декабря 1908 года на сцене Петербургской консерватории. Скандальные слухи, уже ходившие вокруг предполагаемого танца, собрали в зале невероятное количество народу. Ида танцевала, сбрасывая одно за другим все семь покрывал – и в итоге на ней остались лишь крупные, в несколько рядов, бусы… Зал замер, затем разразился невероятной овацией. Газета «Речь» писала:

«…на бурные вызовы публики половина танца была повторена… сколько пленительной страсти… эта истома страсти выливающиеся в тягучее движение тела…».


Ида Рубинштейн в роли Саломеи
Ида Рубинштейн была первой, кто внес в балет столь явную эротику, а не просто наготу. Критика билась в восторге. Только Станиславский, обиженный на нее за отказ присоединиться к его театру, заметил после ее выступления:

«Более голой и бездарно голой я не видел!»

Как это ни странно, но хотя вокруг скандально известной красавицы всегда роились поклонники, она продолжала оставаться одна. У нее не было не только более-менее постоянных любовников, но даже мимолетных связей, которые считались нормой для тогдашней богемы. На все недоуменные вопросы Ида отвечала:

«Я не могу идти рядом с кем бы то ни было. Я могу идти только одна».

После «Танца семи покрывал» Ида моментально прославилась. Но как оказалось, это было только начало.

В 1909 году известный антрепренер Сергей Дягилев готовил свой очередной «Русский сезон» в Париже, куда впервые должны были войти балетные спектакли. После долгих споров было решено везти одноактные балеты «Павильон Армиды» Николая Черепнина, «Сильфиды» на музыку Фредерика Шопена, «Пир» (сюита по произведениям русских композиторов) и «Египетское ночи» Антона Аренского по поэме Пушкина. Во время подготовки к гастролям «Египетские ночи» сильно переделали: музыку Аренского дополнили фрагментами партитур других композиторов, дописали финал; получившийся балет был назван «Клеопатра».

В качестве «звезд» труппы ехали Анна Павлова, Тамара Карсавина, Вацлав Нижинский и Михаил Фокин, выступавший не только как танцор, но и как балетмейстер всех постановок, – весь цвет тогдашнего русского балета. Единственная загвоздка была в отсутствии достойной исполнительницы на роль Клеопатры. И тогда Фокин посоветовал взять свою ученицу Иду Рубинштейн:

«Она высокая, красивая, пластично движется: мне кажется, она прекрасно подойдет».

Фокина поддержал Лев Бакст, оформитель этого балета. И несмотря на все возражения о недопустимости брать в труппу непрофессиональную танцовщицу, другого выхода не было – и Иду взяли на роль Клеопатры.

Балет был поставлен в очень короткие сроки. Его премьера состоялась в парижском театре Шатле 2 июня 1909 года – последним из всех балетов, привезенных Дягилевым в Париж. Партнерами Рубинштейн были Анна Павлова в роли Таор и Михаил Фокин в роли Амуна, в небольших ролях выступали Вацлав Нижинский и Тамара Карсавина. Самые яркие, признанные звезды балета, уже успевшие завоевать искушенную парижскую публику! Но Ида Рубинштейн не только не потерялась на их фоне, но и привлекла к себе необычайное внимание.

Конечно, во многом это произошло благодаря сценографии. Лев Бакст придумал для Иды эффектный выход: ее выносили на сцену в закрытом саркофаге и доставали, запеленутую в покрывала, как мумию. Затем «мумию» постепенно разворачивали, пока Клеопатра не представала во всем блеске – в голубом парике и великолепном египетском костюме, больше открывающем тело, чем скрывающем.


Леон Бакст. Эскиз костюма Клеопатры для Иды Рубинштейн, 1909 год
Исключительно декоративная, с прекрасной мимикой и выразительными жестами, Ида с первого момента привлекала к себе основное внимание и не отпускала зрителя до конца.

Самой поразительной была сцена соблазнения: Клеопатра на глазах у зрителей впадала в любовный экстаз, и только в самый кульминационный момент ложе любовников накрывали полупрозрачной тканью. Зал не мог дышать, а затем буквально взвывал от восторга. Лев Бакст потом писал, что

«это была не “хорошенькая актриса в откровенном дезабилье”, а настоящая чаровница, гибель с собой несущая».
 

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Ида Рубинштейн: гениальная бунтарка. Продолжение

Звезда Иды Рубинштейн засияла над Парижем.

Трудно себе представить, как после одного-единственного спектакля, с участием величайших танцовщиков своего времени, можно завоевать такую фантастическую популярность, – но Иде это удалось. Ее имя было на устах у всего Парижа, ее лицо красовалось во всех газетах, на конфетных коробках и рекламных плакатах.

Ида больше никогда не возвращалась в Россию – теперь Париж стал ее настоящим домом. Она купила себе огромный особняк с большим садом, который обставила со свойственной ей тягой к экзотической роскоши. Вход в гостиную был обрамлен тяжелым занавесом с золотыми кистями, стены были задрапированы экзотическими тканями, везде японские статуэтки, африканские маски и древнегреческие бюсты – трофеи из зарубежных поездок. В саду были выложенные голубой мозаикой тропинки и фантастические цветники, в которых гуляли павлины и пантера – говорили, что эта пантера по ночам охраняет спальню хозяйки.

Журналисты буквально осаждали Иду Рубинштейн, и у нее всегда было, что им рассказать: она то перелетала через Альпы на аэроплане, то охотилась на оленей в Норвегии, то ночевала в палаточном лагере в горах Сардинии. Описания ее великолепной яхты соседствовали с рассказами о привезенных ею из путешествий трофеях: экзотических животных, произведениях искусства и редких растениях для ее сада.

Что из ее рассказов было правдой, а что вымыслом – никого не интересовало. Европа хотела говорить об Иде Рубинштейн, и Ида позволяла говорить о себе. В одном из интервью она говорила:

«Вам угодно знать про мою жизнь? Я лично делю ее на две совершенно самостоятельные части: путешествия и театр, спорт и волнующее искусство. Вот что берет все мое время. Одно велико, другое безгранично. Я то уезжаю в далекие страны, то подымаюсь в заоблачные сферы, по крайней мере, мне лично так кажется. Что же по этому поводу думают остальные, меня интересует меньше, чем вы можете думать.

Вероятно, многих удивит такая безалаберная, кочующая жизнь, при которой я не знаю, что будет со мной через неделю. Я же нахожу в ней наибольшую прелесть. Без этого я не могла бы вовсе жить. Мне необходима смена и полная смена впечатлений, иначе я чувствую себя больной».

Неудивительно, что именно Иду Рубинштейн Сергей Дягилев решил изобразить на афише к будущему сезону 1910 года. Афиша была заказана известнейшему художнику Валентину Серову – он уже создал афишу сезона 1909 года с легчайшим, будто летящим изображением Анной Павловой. Лаврентий Новиков, партнер Павловой, вспоминал, что в Париже об этой афише говорили больше, чем о самой балерине.


Валентин Серов. Портрет Иды Рубинштейн, 1910 год
Впервые Серов увидел Иду еще в 1909 году. По его собственным словам, он нашел в ней «столько стихийного, подлинного Востока, сколько раньше не приходилось наблюдать ни у кого», и сразу же загорелся ее рисовать. Серов говорил:

«Увидеть Иду Рубинштейн — это этап в жизни, ибо по этой женщине дается нам особая возможность судить, что такое вообще лицо человека…»

У него было одно только условие: он хотел писать Иду обнаженной, как даму эпохи Возрождения, хотя и сомневался, что она на такое пойдет. Но она без раздумий согласилась.

Работа велась в большом зале домовой церкви бывшего монастыря Ля Шапель, заменяющем Репину мастерскую. На помост из чертежных досок и табуреток было накинуто желтое покрывало, на котором возлежала ослепительная в своей наготе Ида. Сам Серов на время сеанса облачался в грубую черную рубаху – как говорили очевидцы, чтобы смирить плоть, превратившись в схимника-отшельника.

Сеансы прервались только однажды – Ида уезжала в Африку на охоту, где лично убила льва. Узнав об этом, Серов заметил:

«У нее самой рот, как у раненой львицы… Не верю, что она стреляла из винчестера. К ней больше подходит лук Дианы!»

Афишей портрет не стал. Впервые публика увидела картину в 1911 году на выставке «Мира искусства». Отзывы были самые разнообразные: от восторга до отвращения. Иду на картине называли «гальванизированным трупом», «зеленой лягушкой» и «грязным скелетом». Только внезапная смерть Серова прекратила нападки, немедленно превратив «Портрет Иды Рубинштейн» в признанный шедевр.


Ида Рубинштейн в роли Зобеиды в балете “Шехерезада”
В сезоне 1910 года специально для Иды Рубинштейн был поставлен балет «Шехеразада» по либретто Александра Бенуа и Льва Бакста на музыку Николая Римского-Корсакова. Кстати, на афише стояло только имя Бакста, что очень обидело Бенуа. Ида танцевала главную партию Зобеиды, ее партнерами были Алексей Булгаков в роли Шахрияра и Нижинский в роли Эбенового раба.

Оформлял спектакль Бакст: его декорации сочных контрастных цветов и яркие экзотичные костюмы произвели необыкновенное впечатление на зрителей.

Ида не столько танцевала, сколько двигалась и принимала эффектные позы, но даже ее партнер – гениальный Нижинский – назвал Иду в этой роли совершенно бесподобной. Кульминацией спектакля была сцена оргии, где вокруг Зобеиды, буквально источающей эротический дурман, клубились возбужденные рабы и одалиски.

Совершенно неожиданно даже для Дягилева «Шехеразада» стала главным событием сезона. Она оказала сильнейшее влияние на Европу, вызвав необычайный интерес к восточной культуре и искусству. Лев Бакст писал, что после дягилевских сезонов, особенно после «Клеопатры» и «Шехеразады», изменилась даже французская, а следовательно – и мировая, – мода.

Разрезы на платьях были отзвуком греческих и египетских костюмов; цветные парики – память о синем парике Клеопатры; яркие краски, шаровары, бюстье, цветные тюрбаны, любимые поколениями оранжевые абажуры – непроходящее влияние сценографии «Шехеразады». Даже придуманный для этого балета южный грим – в насыщенных коричневых, оранжевых и желтых тонах – стал непременным атрибутом французской моды, его можно было увидеть на улицах даже днем. И с тех самых пор женщины, подражая Иде Рубинштейн, полюбили возлежать в томных позах среди наваленных на диване подушек.

Популярность Иды стала совершенно недосягаемой, и она решила уйти из дягилевской труппы, начав свою сольную карьеру.

Ей захотелось поставить пьесу какого-нибудь модного драматурга, написанную специально для нее, и сыграть в ней главную роль. Расходы Иду не смущали – средств ей хватало на все.


Леон Бакст. Костюм Иды Рубинштейн в роли Святого Себастьяна, 1911 год
После долгих поисков такая пьеса нашлась: скандально известный писатель и поэт Габриеле д’Аннунцио написал для Иды «Мистерию о мученичестве святого Себастьяна». Музыку к спектаклю написал Клод Дебюсси, декорации создал все тот же преданный Лев Бакст.

И снова невероятный успех – который, по свидетельству очевидцев, был во многом вызван тем, что во время действия было совершеннно невозможно понять, какого же пола исполнитель роли Себастьяна. Скандальный успех постановки вызвал очередное общественное возмущение: женщина, еврейка и, как утверждали, лесбиянка в роли одного из самых почитаемых католических святых вызвала яростные протесты Ватикана.

8 мая 1911 года специальным папским декретом Габриеле д’Аннунцио был отлучен от церкви, и католикам было запрещено читать его произведения и посещать спектакли. Конфликт был улажен только много лет спустя, перед самой смертью д’Аннунцио.

Но ему было не привыкать к сплетням и запретам. Невероятные любовные похождения и оригинальные политические взгляды давно снискали д’Аннунцио славу самого скандального писателя Европы. Он не смог устоять перед фантастической красотой и славой Иды – и почти сразу же они стали любовниками.

Через некоторое время к ним присоединилась известная деятельница феминистического движения, художница Ромэйн Брукс, влюбившаяся сначала в Иду, а затем и в Габриеле.

Некоторое время они открыто жили вместе, всюду появляясь втроем – в середине юношеподобная Брукс, с одной стороны – невероятно женственная, в фантастическом наряде Ида, с другой – мужественный красавец Габриеле. И для Брукс, и для Иды это был невероятно плодотворный период – Ида ставила спектакли и снималась в фильмах по сценариям д’Аннунцио, Брукс рисовала свои лучшие портреты. Но в 1915 году треугольник распался: Ромэйн Брукс влюбилась в писательницу Натали Бэрни, а Ида, устав от постоянных измен и постоянной ревности Габриеле, снова начала путешествовать.


Антонио де Ла Гандара. «Ида Рубинштейн»
После произошедшей в России революции средств стало заметно не хватать. Но Иде снова повезло. Она познакомилась с сэром Уолтером Гиннессом – наследником пивной империи Гиннессов, миллионером и красавцем.

Гиннесс, как и Ида, обожал путешествия, экзотику и красоту. Он был женат, но это не помешало ему вступить в многолетнюю связь с Идой – настолько открытую, что многие считали леди Гиннесс именно Иду. Они часто появлялись вместе на великосветских приемах, совершали совместные путешествия… Гиннесс разделял ее пристрастие к публичности и театру – именно его деньги позволили Иде снова начать ставить драматические и балетные спектакли, привлекая французских актеров.

Во время подготовки к одному из них – балету «Истар» Венсана д’Энди – в декабре 1924 года скончался верный Лев Бакст…

В 1928 году Ида решилась устроить балетную антрепризу. Было снято помещение парижской Гранд-Опера, наняты танцовщики. От Дягилева удалось переманить несколько лучших сотрудников: Александра Бенуа, танцовщика Леонида Мясина, балетмейстера Брониславу Нижинскую – сестру знаменитого Вацлава Нижинского, первую женщину-хореографа…

Специально для труппы Иды Рубинштейн Игорь Стравинский написал балет «Поцелуй феи». Но главной удачей молодой труппы были балеты на музыку Мориса Равеля – «Вальс» и «Болеро».

Равель начал работать для балета еще в 1909 году, сотрудничая с Дягилевым. В 1912 году он написал для дягилевской труппы балет «Дафнис и Хлоя». Ида заказала ему для премьеры своей труппы экзотическую композицию на испанские темы – и Равель написал для нее «Болеро».


Ида Рубинштейн в образе Танцовщицы из балета “Болеро”
Премьера состоялась 22 ноября 1928 года. Хореографом была Бронислава Нижинская; декорации выполнил Александр Бенуа. Сцена представляла собой таверну в Барселоне, где на огромном столе танцевала Ида, за которой следовали восемнадцать молодых танцовщиц, а вокруг теснились возбужденные мужчины.

«Болеро» прославило и труппу Иды Рубинштейн, и самого Равеля. С горькой иронией он любил говорить:

«Я написал всего лишь один шедевр – «Болеро». К сожалению, в нем нет музыки».

Успех антрепризы подвигнул Иду набрать постоянную труппу – из французских и русских танцовщиков. Дягилев рвал и метал: в Иде он увидел сильную конкурентку. Однако их противостояние длилось недолго: в августе 1929 года Дягилев скончался в Венеции. Труппа Иды Рубинштейн осталась в Европе ведущей балетной антрепризой.

Конечно, того фантастического успеха, какой выпал на долю Иды в начале 1910-х годов, уже не было. Но все же зрители продолжали любить Иду, ее постановки всегда благосклонно принимались и критикой, и публикой. Последний раз Ида вышла на сцену в драматической оратории Онеггера «Жанна д’Арк на костре». Спектакль, воспринятый как антифашистский протест, имел неожиданно шумный успех. Последний в жизни Иды Рубинштейн… Это было в 1935 году. Ей было 52 года.

Когда немецкие войска оккупировали Париж, Иде пришлось бежать: ей, еврейке, со скандальной славой и репутацией бисексуалки, – оставаться во Франции было чрезвычайно опасно. С огромным трудом Иде удалось перебраться через Ла-Манш. Она осела в Лондоне.


Ида Рубинштейн
Тут началась совсем другая жизнь. Бывшая светская львица сторонилась шумных сборищ, не пыталась завязать знакомств в высшем свете, отказывалась от контактов с прессой, не ходила в театры. Она будто устала от шумихи вокруг нее. Хотя Ида по самому складу своего характера была самодостаточна; она всегда предпочитала, чтобы публика больше замечала результаты ее творчества, чем ее саму. И теперь, когда заниматься искусством не было возможности, Ида предпочла оставаться в тени.

Вместе с Уолтером Гиннессом они открыли госпиталь для раненых, работе в котором Ида отдавала все свое время. Пациенты были уверены, что Ида – профессиональный медик, настолько тщательным и эффективным был ее уход.

В 1944-м сэр Гиннесс, в то время британский эмиссар на Ближнем Востоке, отвечал за переправку румынских евреев-беженцев на судне “Стурма” в Палестину. От прямого удара немецкой торпеды все, кто плыл на судне, погибли – почти 800 человек, и сам Исхак Шамир, будущий президент Израиля, подписал смертный приговор сэру Уолтеру Гиннессу, который вскоре был приведен в исполнение… Ида осталась одна.

После освобождения Парижа она вернулась в любимый город, но остаться там не смогла. Ее дом был разрушен, никого из прежних друзей не было… Ида, которая всю свою жизнь была более чем равнодушна к религии, приняла католичество. Ее вера, как вспоминают немногие видевшие ее в то время, была не истовой, но глубокой и искренней.


Ида Рубинштейн – сестра милосердия
Некоторое время Ида работала переводчиком в ООН – пригодилось ее великолепное знание языков. Вспоминают, что она по-прежнему была невероятно красива: величественная, царственная, она плыла по коридорам, заставляя всех оборачиваться ей вслед…

Поселилась Ида на Французской Ривьере, в городке Ванс, где купила небольшой особняк. Там она и прожила до конца своей жизни – тихо, скромно, практически ни с кем не общаясь.

Умерла Ида Рубинштейн от сердечного приступа 20 сентября 1960 года. Согласно ее завещанию, никакого извещения в прессе о ее кончине не помещали, о времени похорон никому не сообщали. На могиле нет ни имени, ни дат, и только две буквы на могильной плите – I. R. – напоминают, что здесь покоится когда-то великая красавица Ида Рубинштейн…

izbrannoe.com
 

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Уважаемая Наталья! Спасибо за то, что Вы выложили такой занимательный рассказ об Иде Рубинштейн! Прочитала "на одном дыхании", но заметила некоторые исторические неточности.

А Вы знакомы с возрождением хореографических идей Иды в "Русских Сезонах" Андриса Лиепы? Я бы хотела найти запись, пока не могу. Я один раз была на спектакле, который Андрис Лиепа назвал "Русские Сезоны 21 века", и Илза Лиепа была Клеопатрой-Идой, т.е. она исполняла Клеопатру так, как танцевала бы её Ида. Вот ссылка с заметельными фотографиями с Илзой-Идой http://www.kulturkompasset.com/2012/07/07/les-ballets-russes-21-century-at-champs-elysees/
Patrick de Ban, осуществивший постановку, я думаю, один из самых интересных современных хореографов, и если я не ошибаюсь, он очень давно приезжал в Москвы с Бежаром.

В той публикации, которую Вы выложили, упоминается, но не акцентируется в должной степени ту роль, которую Ида сыграла в жизни Равеля. Какого бы Равеля мы знали, если бы не Ида? Ида действительно заказала Болеро, но этим история не заканчивается. Заплатив очень хороший гонорар Равелю за Болеро, они сначала договорились, что Ида будет иметь полное право на то, что мы сейчас называем копирайт, и следовательно на какие-то деньги от спектаклей с Болеро. НО, после грандиозного успеха Болеро, Ида отказалась от денег в пользу Равеля, и он ценил её щедрость. Между прочим, копирайт на Болеро перестало действовать только в этом году, и сейчас Болеро принадлежит "миру". Но до этого деньги получали наследники брата Равеля, Эдварда, так как мы знаем, что сам Равель никогда не был женат и не имел детей. Сначала сам Эдвард хотел отдать деньги на создание Нобелевской премии по музыке, но потом передумал.

В публикации есть некоторые неточности. Откуда автор взял, что на могиле нет полного имени и дат? Я видела могилу Иды. Мы шли к могиле Марка Шагала, и, честно говоря, случайно узнали о могиле Иды поблизости. Там написано "Ida Rubinstein", дата рождения действительно не указана, но указана дата смерти 1960. Вот здесь можно даже разглядеть на фотографии http://www.findagrave.com/cgi-bin/fg.cgi?page=gr&GRid=8292287
Между прочим, villa Les Olivades , Vence, где жила Ида, можно сейчас арендовать. Можно посмотреть на современную версию её жилья http://www.domaine-du-piol.com/index.php/villa-olivade-picture-gallery Вообще, я с удивлением думала о Шагале, как он мог жить в таком тихом, хотя и столь красивом, месте после Парижа, но Иду вообще невозможно представить там. Марсель Пруст писал об Иде как "части Парижа". Однако местные жители в Вансе помнят очень красивую женщину с царской походкой и огромной внутренней энергией. И это в преклонном возрасте! И прожила Ида там целых десять лет!

В публикации не совсем правильно указана причина убийства Уолтера Гиннесса, который впоследствии стал бароном Мойн. Но Шамир действительно был замешан, и в знаменитом интервью он объяснил причины http://www.timesofisrael.com/yitzhak-shamir-why-we-killed-lord-moyne/ Уолтер Гиннесс был самым высокопоставленным представителем Великобритании на Ближнем Востоке, и убит он был террористической еврейской группировкой Leha (это были как раз те евреи, которы сотрудничали с Германией). Великолепная статья о Гиннессе в Википедии на английском языке, там очень интересные детали для всех, кто интересуется историей (включая "blood for trucks proposal")

В публикации, немного вольная интерпретация личной жизни Иды. Она, конечно была не монахиня, и гордилась своей свободой в отношениях, но никогда не была вульгарной, и выходила из отношений, если кому-то они причиняли боль. Я слышала передачу о Баланчине, который думал, что Гиннесс всегда был поклонником и спонсором Иды, но стал её партнёром только в 1935 году, когда умерла его жена.

Вообщем, Наталья, спасибо большое за публикацию, которая вызывает много мыслей, ассоциаций, и воспоминаний. Есть фильм-монтаж на русском языке с Идой, но смотреть его тяжеловато (я пока не одолела)


Спасибо!!!
Мара, огромное спасибо за подробные уточнения и фотографии! Не удивляюсь тому, что в статье есть неточности, сейчас это, к сожалению, не редкость.
Фигура Иды Рубинштейн настолько значительна, что каждый раз, перечитывая что-либо о ней, не перестаёшь удивляться и изумляться.
У меня, к сожалению, не было возможности попасть на спектакли с Илзой Лиепой, но были мои две уже совсем взрослые ученицы - обе - в полном восторге, хотя, предполагаю, передать танец самой Иды вряд ли вообще возможно...
Историю с Равелем не знала, спасибо... Никогда не сомневалась в благородстве поступков Иды!
В голове не укладывается, что можно арендовать виллу, на которой когда-то жила эта удивительнейшая женщина...
И особенно хочу поблагодарить Вас за фильм о ней, с интересом посмотрю, да и ученицам порекомендую! -)
Ещё раз - спасибо!!!
 

Пользователи онлайн