Публикация о конкурсе Евгений Бойко "Размышления перед финалом" ClassicaFM

F

flo

Guest
http://www.classica.fm/2011/06/27/pianists-xiv-tchaikovsky-competition/


«Доколе?» – этот вопрос был главным на первой встрече журналистов с возглавившим Конкурс имени Чайковского Валерием Гергиевым полтора года назад. Тогда говорилось о необходимости привлечения независимого жюри.
Такое жюри нынче есть, конкурс подходит к финалу, но остро звучит другой вопрос — «Почему»?
http://www.classica.fm/2011/06/27/pianists-xiv-tchaikovsky-competition/XIV Конкурс Чайковского, жеребьёвка. На переднем плане Сара Данешпур.

Никто не мог предположить такого развития событий, которое мы имеем сегодня, перед выступлениями финалистов XIV Конкурса имени Чайковского по специальности «фортепиано», исторически являющейся главной, начиная с самого первого. Сегодня за призы, учреждённые российским Министерством культуры, борются между собой украинский пианист, два корейских и два русских, один из которых изначально даже не был в основном составе. Никто из этого списка не был фаворитом зрительских симпатий нынешнего конкурса — вплоть до его финала.

Главной задачей нынешнего Конкурса им. Чайковского ставилась цель вернуть ему престиж — слишком долго в глазах мирового музыкального сообщества он представал как сугубо внутреннее соревнование педагогических школ Московской консерватории. Публика выбирала себе кумиров, жюри выбирало своих учеников. Кумиры уезжали за рубеж и завоёвывали славу там, московская публика сохраняла им верность в любви и ждала возвращения — ежегодные концерты Фредди Кемпфа и спустя 13 лет после выступления в Конкурсе собирают в России полные залы.

Для того, чтобы уменьшить такое влияние, в этом году в жюри пригласили самых именитых музыкантов, большая часть которых не связана с педагогической деятельностью в Московской консерватории, победителей Конкурса им. Чайковского в его лучшие годы — годы славы. От конкурса ждали прорыва, ждали новых ярких звёзд. С приходом новой команды ему поверили. Поверили настороженно, как супруги сходятся в повторном браке после затяжной ссоры и тяжёлых взаимных обид, надеясь, что «больше так не будет».

Московская публика выбирает сердцем . Выбирает не только того, кого будет слушать и кому верить — выбирает того, кого будет любить. Кому будет верна, часто до конца жизни. Она образованна — даже люди без специального музыкального образования могут обсуждать в антракте красивейшее легато Сары Данешпур в концерте Моцарта и выразительное пианиссимо Эдуарда Кунца в «Ночном Гаспаре» Равеля.

Нынешняя публика могла быть довольна — тех, кого любить, на конкурсе было как никогда много. Влюблялись страстно, заполняя Большой зал Московской консерватории до отказа, стараясь проникнуть правдами и неправдами, стоя в проходах заполненного амфитеатра. Влюблялись в тех, кого уже знали, кого открывали заново. Влюблялись с первого такта в незнакомцев. Очаровательная Сара Данешпур и трагичная Екатерина Рыбина, блистательный Георгий Громов и поэтичная Динара Клинтон, феерический Эдуард Кунц и завораживающий Александр Лубянцев, импульсивный Филипп Копачевский и лиричный Франсуа-Ксавье Пуаза — это верхний список прошедшей музыкальной недели Святого Валентина в московской конерватории. Драма наступила быстро — ни один человек из этого списка не дошёл до финала.

Когда из него выпали Рыбина, Клинтон и Громов, это восприняли как первую жертву — тогда ещё терпимую. В случае с Рыбиной объяснимую — ещё маленькая, выступление неоднозначное, да и погрешности были. С Громовым и Клинтон таких объяснений нет, было просто обидно — впрочем, те, кто тогда оставался, давали надежду на утешение. Когда из соревнований выбыл Эдуард Кунц, грянул первый гром — общественность не смолчала, восприняв случившееся как пощёчину своему вкусу. Когда «ушли» Сару Данешпур, Филиппа Копачевского и Александра Лубянцева, общественность взорвалась. Это уже не вторая пощёчина — это почти конец. Брак вновь перед угрозой распада.

Сегодня к финалу подошли те, кто заслужил гораздо меньшее количество наших комплиментов. Не осталась незамеченной безэмоциональная, сугубо академическая манера игры украинца Романовского. К чрезвычайно обаятельным, но ничем не выдающимся на первый взгляд корейцам Йол Юм Сон и совсем юному Сёнг Чжин Чо мы только-только начинаем привыкать. Что увидели в них жюри — самая большая загадка, поскольку такого уровня пианисты есть в каждом классе ведущего профессора той же московской консерватории, а член жюри, новый директор Центральной музыкальной школы при этой консерватории Владимир Овчинников на ближайшем концерте юных пианистов наверняка заметит, что среди его подопечных есть зрелые вундеркинды, вовсе не уступающие Сёнг Чжин Чо.

Отдельная тема в этом списке — россияне Даниил Трифонов и Алексей Чернов. Они гораздо интереснее, но очень уж своеобразная чувственная исполнительская манера Трифонова далеко не всем близка, а производящий внешнее впечатление доброго увальня Чернов, образцовый семьянин, к 28 годам — отец троих детей, при том, что восхитительный пианист, не соответствовал роли пылкого романтического героя московской публики. Не только ведь поэт в России больше, чем поэт, — без яркой харизмы артисту редко удаётся покорить большую сцену.

И всё же брак состоится в любом случае — только теперь уже для нас это брак по расчёту. Конечно, у финалистов тоже есть восторженные поклонники, а говоря о том, что все участники конкурса, прошедшие в финал, как и выбывшие из него, музыканты большого таланта, жюри не лукавит. Вот только непонятно, в чём этот расчёт жюри, который обескуражил всех — и даже, кажется, некоторых их самого его состава.

Выбор жюри кажется необъяснимым, и кажется, разочаровал почти всех — кроме, разумеется, финалистов. Градус полемики вырос до крутого кипятка, возмущение выплёскивается в нелицеприятные дискуссии об окончательной смерти престижа Конкурса. Впрочем, подобное при таких больших ожиданиях было неизбежно.
Говорят, брак по любви и брак по расчёту различают только первые три года. Впереди финал – у всех нас есть шанс взглянуть на финалистов ещё раз, по-новому, вместе с обновлённым составом жюри. Финал начинается сегодня — в Большом зале Московской консерватории с Российским Национальным оркестром под управлением дирижёра Александра Дмитриева выступят пианисты Александр Романовский, Украина, Сёнг Чжин Чо, Корея, и Даниил Трифонов, Россия.

Страдает ли от выбора жюри престиж Конкурса им. Чайковского? В чём логика выбора жюри? Что думают об этом международные журналисты, ведущие зарубежные эксперты — этому будет посвящена вторая часть «Размышлений перед финалом».
 
L

lerit

Guest
К чрезвычайно обаятельным, но ничем не выдающимся на первый взгляд корейцам Йол Юм Сон и совсем юному Сёнг Чжин Чо мы только-только начинаем привыкать. Что увидели в них жюри — самая большая загадка, поскольку такого уровня пианисты есть в каждом классе ведущего профессора той же московской консерватории, а член жюри, новый директор Центральной музыкальной школы при этой консерватории Владимир Овчинников на ближайшем концерте юных пианистов наверняка заметит, что среди его подопечных есть зрелые вундеркинды, вовсе не уступающие Сёнг Чжин Чо.
Фамилии - в студию!!! Ну хоть одну!! Умоляю!!!
 
M

Mike Tea

Guest
Фамилии - в студию!!! Ну хоть одну!! Умоляю!!!
 Да уж, борьба за "обьективность" приобретает все более сомнительный оттенок.
Очаровательная Сара Данешпур и трагичная Екатерина Рыбина, блистательный Георгий Громов и поэтичная Динара Клинтон, феерический Эдуард Кунц и завораживающий Александр Лубянцев, импульсивный Филипп Копачевский и лиричный Франсуа-Ксавье Пуаза — это верхний список прошедшей музыкальной недели Святого Валентина в московской конерватории.
 На мой взгляд, статья преподносит градацию талантов в сильно искаженном виде. Не знаю, намеренно ли это делается или просто восприятие такое специфическое у автора?..
 
Последнее редактирование:
Ч

Читатель

Guest
Да уж, наверное Николай Петров, не так давно, весной этого года, назвавший в одном из интервью Сенг Чжин Чо "гениально одаренным", да еще добавивший при этом, что такие "рождаются раз в пятьдесят лет", ничего не понимает в музыке. По сравнению с Евгением Бойко. Примечание: желающим ознакомиться с полным текстом интервью Николая Арнольдовича могу дать ссылку: http://www.ng.ru/culture/2011-04-11/7_petrov.html

Николай Петров: "Не хочу рассматривать этот фестиваль как трамплин к мировому господству"
Художественный руководитель "Кремля музыкального" о сюрпризах программы
2011-04-11

Двенадцатый фестиваль «Кремль музыкальный» откроется сегодня в Оружейной палате Кремля. И хотя на открытии выступят хорошо известные Николай Петров и Александр Гиндин, главные концерты впереди: на этом фестивале загораются новые звезды. О них корреспондент «НГ» Марина ГАЙКОВИЧ и расспросила худрука фестиваля Николая ПЕТРОВА.

– Николай Арнольдович, кем из участников фестиваля вы особенно гордитесь?

– Я горжусь всеми одинаково! Из малоизвестных или совсем неизвестных нашей публике – это пианист Андрей Юсов. Он русский, учился у крупных наших педагогов, потом уехал в Германию и сейчас работает там, ассистентом у одного известного профессора. Я с ним познакомился в Америке, где он неожиданно не прошел на второй тур, хотя играл, на мой взгляд, замечательно. Мне захотелось немножко восстановить справедливость, и я предложил ему приехать в Россию. Собственно говоря, такая же ситуация и на том же конкурсе с Вячеславов Грязновым. Он сделал неплохую карьеру в России; я еще отмечу его замечательный и даже выдающийся дар транскрайбера, если можно так сказать. На фестивале его концерт весь состоит из транскрипций. Для нашего дуэта с Александром Гиндиным он сделал Рапсодию на темы «Порги и Бесс» Гершвина, и, думаю, я не преувеличу, если скажу, что это сочинение великое, просто лучше быть не может – с какой виртуозностью, с каким зарядом творческой прочности сделана эта транскрипция. А петербургский ансамбль танго? Его основал Педро Гонсалес – он несколько раз занимался у меня на мастер-классах, чудесный парень. Когда он мне сказал, что основал такой ансамбль, я попросил его прислать мне кассету. Послушал ее, и оказалось, что это замечательно.

Еще один интересный исполнитель – из неизвестных – Катя Адамова, она выступит в ансамбле с Женей Филькенштейном, его как раз не нужно представлять, это очень уважаемый гитарист. Катя окончила у меня консерваторию как пианистка, с отличием. И вдруг у нее прорезался голос, контральто, она поехала учиться в Италию, я ее тоже попросил показать кассету. Оказалось очень здорово!

Никого не забыл? А! Два замечательных, совсем молодых японских пианиста – Томоки Саката и Фуеко Накамура. Они, на мой взгляд, очень интересны не только виртуозностью, но и очень яркой музыкантской индивидуальностью.

В другом концерте выступит Виктория Постникова со своим сыном Александром Рождественским – мы уже больше сорока лет дружим, вместе учились, Сашу я знаю с младенческого возраста, он вырос в очень хорошего скрипача.

– Где вы находите молодых?

– Мое сидение в жюри и преподавание на мастер-классах – основные источники фестиваля.

– А есть такие музыканты, для которых выступление на вашем фестивале положило начало карьере?

– Вы знаете, я не хочу рассматривать этот фестиваль как трамплин к мировому господству. Но вот, например, я пару лет назад пригласил китайца, его зовут Чжу Вонг – молодого парня, он не прошел на второй тур Конкурса Чайковского, где я был председателем жюри. А сейчас он делает потрясающую карьеру, выиграл три крупных конкурса, в общем, живет – не тужит. Не могу не назвать – не побоюсь этого слова – гениально одаренного корейца Сеонг Джин Чо, такие рождаются раз в пятьдесят лет.

– Российская фортепианная школа под угрозой?

– Она жива, но она, на мой взгляд, не в порядке – схоластически распределена по миру. Стройной системы, которая была в наши годы, когда профессора занимались со студентами беззаветно, – уже нет. Сейчас его величество доллар затмил все. И какие-нибудь мастер-классы в Сеуле или Хельсинки затмевают необходимость планомерной работы со студентом.

– Рецепт сохранения есть? От доллара в наше время трудно отказаться, да и бессмысленно.

– Нужно уметь найти баланс и делать все с совестью.

– А получается? Говорят, в консерваторию поступают те, кто может платить за частные уроки сотни долларов.

– Это вы спросите у кого-нибудь еще.

– Вы довольны тем, как развивается карьера лауреатов последнего Конкурса имени Чайковского, когда вы были председателем жюри?

– Очень хорошую карьеру сделал Слава Култышев, он очень интересная фигура, на мой взгляд. За судьбой остальных я, честно говоря, не следил.

– Десять лет уже вашему фортепианному ансамблю с Александром Гиндиным. Наверное, пик интереса к этому жанру уже прошел?

– Нисколько! Он только возрастает! Огромное количество сочинений мы находим. Оказалось, сочинений для двух роялей – море. Для меня это новый неизведанный пласт, очень увлекательный. И мне кажется, у нас с Александром есть, скажем так, музыкантское тождество.

– Позвольте переключиться на другую тему. Непростая ситуация в ЦМШ – на одного педагога с фортепианной кафедры было заведено уголовное дело, другой уволился…

– Честно говоря, я не в курсе того, что там происходит. Я знаю, что там только что сменился директор, был назначен Володя Овчинников – это прекрасный человек, великолепный музыкант, отличный пианист, я с очень большой симпатией и пиететом к нему отношусь. Но я не могу сказать ни одного дурного слова по поводу Александра Николаевича Якупова – это настоящий руководитель, он создал ЦМШ, он замечательно работал. Мне кажется, что здесь есть момент несправедливости: туча дерьма, которое очень нехорошие люди вылили на него и на ЦМШ со страниц Интернета, это сыграло, очевидно, свою роковую роль.
 
Последнее редактирование:
А

Аллегростасия

Guest
Таких, как Чо, везде полно, говорите? Ну-ну...
Мальчик на редкость одарен, странно, что некоторым этого не видно. (Без фанатизма, просто констатация факта.) Здесь даже не во вкусах дело. Кому-то нравится одна интерпретация, кто-то где-то по-другому видит музыку, но отрицать талант Чо - это странно, на мой взгляд. Особенно принимая во внимание его 17-летие.
А вот Лубянцева и Кунца чрезвычайно жаль, что нет в финале. Яркие и глубокие, уже со своим сложившимся оригинальным мышлением, Музыканты с большой буквы.
 
Н

Незнайка А.

Guest
Не обращайте внимание. Автор считает Рыбину гениальной девочкой, которую не оценили (из первых уст, так сказать...).
И Динарин 25 опус тоже ему пришёлся по душе весьма...
И как-то даже обидно, что человек страдает из-за непрохождения Громова.
 

Пользователи онлайн

ClassicalMusicNews.Ru

Сверху