Дмитрий Маслеев

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Жаль, что только фрагменты, я бы с удовольствием послушала 3-ий концерт Бетховена целиком в исполнении Дмитрия
 
Какая- то мистика сегодня творилась в БЗК ( большом зале консерватории) на сольном концерте нашего народного достояния ... я уже писала о традиции Вербье затемнять зал до такой степени, чтобы зрителям было комфортно сохранять своё «инкогнито», не светиться ни для прессы, ни для истории... но там и контингент из серии избранных и сильных мира сего, для них хождение в народ с денежного Олимпа- своего рода вид спорта... здесь же зал как Ноев ковчег: всех тварей по паре - и молодых, и старых, и французов и японцев, с креном в сторону дам престарелого возраста... поэтому подвоха со светом никто не ожидал. Особо даже не обратили внимание на высокий штатив у рояля и мелькнувшую фигурку девушки - помощницы, включившей этот тусклый свет над роялем. Мне повезло: билет в третий ряд на 17 место я купила ещё в мае, поэтому даже особо не напряглась, когда пианист занял своё место у инструмента и свет погас совсем! Такое было как - то на концерте у Трифонова, но он продолжал играть, за что его и наградили бурными аплодисментами. Здесь же свет поутусклый- полумифический осветил часть клавиатуры и руки пианиста. Он посмотрел прищуренно- близоруко на лампу на штативе и вот точно выражение было такое: это что ещё за сюрпризы с освещением? У меня же совсем другая была задумка... это были мгновения адаптации и привыкания и зала и исполнителя. А! Была ещё реакция зала на полностью погашённый свет: такое пролонгированное от партера к галёрке - «а-ааа-аааах!»... вскоре проявилось уличное освещение из высоких под потолком окон зала, глаза привыкли к темноте, силуэт пианиста обозначился чётко и даже стал виден профиль. Но всем вниманием завладела творимая музыка и живописные руки. Они светились и порхали непонятной самостоятельной жизнью. Ноктюрны Форе получили такую театрально - постановочную поддержку и обрамление, что даже если вы никогда ранее их не слушали и не внимали, теперь прописывались в памяти и зрительных образах как у хорошего мастера резчика по камню. На века... и это только начало концерта. А ещё Клод Дебюсси, Николай Мясковский с его мистическим Dies Irae, и всё в кромешной темноте зала... нет, подсветку включили один раз, когда какая- то шальная слушательница после первых двух ноктюрнов побежала с букетом, пианист был настолько погружён в действо, что даже не заметил её, дама осталась стоять грустным памятником сама себе, пока кто- то из зрителей не попросил её «раствориться» как тень отца Гамлета. Чуть - чуть был нарушен сценарий мистерии, но замысел : хватит киношных крупных планов, я вам не Харатьян, здесь главная - Музыка! - - воплотился. Правда, Красота светящихся рук затмила их обладателя!
Вы хотите ещё и музыкальный анализ исполняемых произведений?4BA8426A-30E4-45A1-BBEA-E87F9C69382C.png
 

Ниночка

Участник
Какая- то мистика сегодня творилась в БЗК ( большом зале консерватории) на сольном концерте нашего народного достояния ... я уже писала о традиции Вербье затемнять зал до такой степени, чтобы зрителям было комфортно сохранять своё «инкогнито», не светиться ни для прессы, ни для истории... но там и контингент из серии избранных и сильных мира сего, для них хождение в народ с денежного Олимпа- своего рода вид спорта... здесь же зал как Ноев ковчег: всех тварей по паре - и молодых, и старых, и французов и японцев, с креном в сторону дам престарелого возраста... поэтому подвоха со светом никто не ожидал. Особо даже не обратили внимание на высокий штатив у рояля и мелькнувшую фигурку девушки - помощницы, включившей этот тусклый свет над роялем. Мне повезло: билет в третий ряд на 17 место я купила ещё в мае, поэтому даже особо не напряглась, когда пианист занял своё место у инструмента и свет погас совсем! Такое было как - то на концерте у Трифонова, но он продолжал играть, за что его и наградили бурными аплодисментами. Здесь же свет поутусклый- полумифический осветил часть клавиатуры и руки пианиста. Он посмотрел прищуренно- близоруко на лампу на штативе и вот точно выражение было такое: это что ещё за сюрпризы с освещением? У меня же совсем другая была задумка... это были мгновения адаптации и привыкания и зала и исполнителя. А! Была ещё реакция зала на полностью погашённый свет: такое пролонгированное от партера к галёрке - «а-ааа-аааах!»... вскоре проявилось уличное освещение из высоких под потолком окон зала, глаза привыкли к темноте, силуэт пианиста обозначился чётко и даже стал виден профиль. Но всем вниманием завладела творимая музыка и живописные руки. Они светились и порхали непонятной самостоятельной жизнью. Ноктюрны Форе получили такую театрально - постановочную поддержку и обрамление, что даже если вы никогда ранее их не слушали и не внимали, теперь прописывались в памяти и зрительных образах как у хорошего мастера резчика по камню. На века... и это только начало концерта. А ещё Клод Дебюсси, Николай Мясковский с его мистическим Dies Irae, и всё в кромешной темноте зала... нет, подсветку включили один раз, когда какая- то шальная слушательница после первых двух ноктюрнов побежала с букетом, пианист был настолько погружён в действо, что даже не заметил её, дама осталась стоять грустным памятником сама себе, пока кто- то из зрителей не попросил её «раствориться» как тень отца Гамлета. Чуть - чуть был нарушен сценарий мистерии, но замысел : хватит киношных крупных планов, я вам не Харатьян, здесь главная - Музыка! - - воплотился. Правда, Красота светящихся рук затмила их обладателя!
Вы хотите ещё и музыкальный анализ исполняемых произведений?Посмотреть вложение 2805
Я видела некоторые посты в Инстаграм с темным залом. Подумала, что это очень интересно. А вы не могли бы сфоткать программу и выложить сюда или прислать в личку? Буду благодарна очень. Дмитрий выбирает очень интересный репертуар и очень хочется посмотреть глазами, что он играл. Спасибо Вам за это впечатление.
 
Форе
Два ноктюрна

Дебюсси
Сюита для фортепиано, L 95

Мясковский
Соната № 2 фа-диез минор, соч. 13

П. И. Чайковский – М. Плетнёв
Концертная сюита из музыки балета «Щелкунчик»

М.Глинка «Жаворонок»

Григ — Гинзбург
«Пер Гюнт» - сюита № 1 из музыки к пьесе Г. Ибсена

Два биса:
Шопен Ноктюрн cis - moll

Капустин Этюд
 

Ниночка

Участник
Форе
Два ноктюрна

Дебюсси
Сюита для фортепиано, L 95

Мясковский
Соната № 2 фа-диез минор, соч. 13

П. И. Чайковский – М. Плетнёв
Концертная сюита из музыки балета «Щелкунчик»

М.Глинка «Жаворонок»

Григ — Гинзбург
«Пер Гюнт» - сюита № 1 из музыки к пьесе Г. Ибсена

Два биса:
Шопен Ноктюрн cis - moll

Капустин Этюд
Спасибо большое! Мне кажется, что ему самому Капустин очень нравится.
 

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Какая- то мистика сегодня творилась в БЗК ( большом зале консерватории) на сольном концерте нашего народного достояния ... я уже писала о традиции Вербье затемнять зал до такой степени, чтобы зрителям было комфортно сохранять своё «инкогнито», не светиться ни для прессы, ни для истории... но там и контингент из серии избранных и сильных мира сего, для них хождение в народ с денежного Олимпа- своего рода вид спорта... здесь же зал как Ноев ковчег: всех тварей по паре - и молодых, и старых, и французов и японцев, с креном в сторону дам престарелого возраста... поэтому подвоха со светом никто не ожидал. Особо даже не обратили внимание на высокий штатив у рояля и мелькнувшую фигурку девушки - помощницы, включившей этот тусклый свет над роялем. Мне повезло: билет в третий ряд на 17 место я купила ещё в мае, поэтому даже особо не напряглась, когда пианист занял своё место у инструмента и свет погас совсем! Такое было как - то на концерте у Трифонова, но он продолжал играть, за что его и наградили бурными аплодисментами. Здесь же свет поутусклый- полумифический осветил часть клавиатуры и руки пианиста. Он посмотрел прищуренно- близоруко на лампу на штативе и вот точно выражение было такое: это что ещё за сюрпризы с освещением? У меня же совсем другая была задумка... это были мгновения адаптации и привыкания и зала и исполнителя. А! Была ещё реакция зала на полностью погашённый свет: такое пролонгированное от партера к галёрке - «а-ааа-аааах!»... вскоре проявилось уличное освещение из высоких под потолком окон зала, глаза привыкли к темноте, силуэт пианиста обозначился чётко и даже стал виден профиль. Но всем вниманием завладела творимая музыка и живописные руки. Они светились и порхали непонятной самостоятельной жизнью. Ноктюрны Форе получили такую театрально - постановочную поддержку и обрамление, что даже если вы никогда ранее их не слушали и не внимали, теперь прописывались в памяти и зрительных образах как у хорошего мастера резчика по камню. На века... и это только начало концерта. А ещё Клод Дебюсси, Николай Мясковский с его мистическим Dies Irae, и всё в кромешной темноте зала... нет, подсветку включили один раз, когда какая- то шальная слушательница после первых двух ноктюрнов побежала с букетом, пианист был настолько погружён в действо, что даже не заметил её, дама осталась стоять грустным памятником сама себе, пока кто- то из зрителей не попросил её «раствориться» как тень отца Гамлета. Чуть - чуть был нарушен сценарий мистерии, но замысел : хватит киношных крупных планов, я вам не Харатьян, здесь главная - Музыка! - - воплотился. Правда, Красота светящихся рук затмила их обладателя!
Вы хотите ещё и музыкальный анализ исполняемых произведений?Посмотреть вложение 2805
Интересно было бы послушать
 

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Записей к сожалению не нашла, остается обсуждать визуальные эффекты: Какую цель преследовал пианист, играя в кромешной темноте? Дмитрий нигде не высказывался по этому поводу в интервью?
 

Пользователи онлайн

Сверху