Чайковский 2023, второй(2) тур, фортепиано

Johannes

Участник
Начавший сегодня Лю разочаровал отсутствием прогресса: он играл так же прекрасно, как и в первом туре, но тут требуется бОльшее. Откровения были, но локального характера. Во втором туре, конечно, нужно "флагманское" произведение большого масштаба, и считать таковым вариации Момпоу на тему Шопена, конечно, нельзя. Это музыка довольно специфическая, в ней есть, конечно, напряжение между содержанием темы и характером варьирования, так сказать. Слушать было интересно, при таком звуке интересно было бы и телефонный справочник озвученный слушать. Но проявить себя тут исполнителю негде особо.

Вообще, дело не в произведении, а в том, что он остаётся глубоким интровертом и ведёт диалог с музыкой как таковой, не обращаясь непосредственно к публике. Что на самом деле нужно для концертного музыканта. Очевидно, он не захотел или не смог выйти за пределы "кокона" такого камерного музицирования "для себя", отсюда и выбор репертуара.

Ну, Баллада Шопена, конечно, сама по себе вполне подходит. И сыграл он её прекрасно, как именно балладу, то есть рассказ: было последовательное развитие сюжета, и меня, например, "пробрало" там, где и нужно, то есть в самом конце. Но вот эта интровертная манера оставила ощущение недоговорённости. То же можно сказать и про Равеля.

Пьесы Прокофьева также были очень хороши каждая в отдельности, но вот какого-то общего яркого впечатления не оставили. Единственное, что опять поразило - это Чайковский. Но этого недостаточно для "победного" выступления. С учётом яркого выступления его соотечественницы шансы на финал стали довольно низкими, причём складывается впечатление, что он и сам не очень-то и хотел туда попасть.

Корчагин, как и в первом туре, играл всё одинаково хорошо... и, в некотором смысле, просто одинаково. В Прокофьеве удивило то, что он начал местами немного громыхать, как казалось, вопреки своему стилю и своей интуиции, потому что так якобы "положено" делать в Прокофьеве. На самом деле ничего тут такого не положено, можно вообще не громыхать. Например, Кемпф в своё время, на конркурсе, играл именно эту сонату без всякого громыхания, нажима, и играл феерично, захватывающе, никаких вопросов ни у кого не возникло. Но для этого, конечно, надо иметь более одухотворённое, свободное туше. А другая возможность в том, что можно иметь более динамичное, мощное туше, создающее эффект без нажима, как это, кстати, и показал Давыдченко, который за всю сонату ни разу не стукнул, хотя в Листе он несколько громыхал (об этом ниже). Собственно, дело не в туше, просто ширина и глубина последнего определяются общим творческим диапазоном исполнителя, который в случае Корчагина оказался достаточно узким.

Чайковский опять оказался усреднённым, песни там не было особой, а Равель ничем не запомнился. Всё было сыграно прилично, но как в первом туре удивлял выбор Плетнёва, так и здесь удивил выбор этюдов (Брамса). Ладно бы это были этюды Шопена, которые раздвигают границы жанра сильно, но так место таковым - в первом туре. Где, кстати, нам достаточно посверлили мозг темой Паганини (которую я, признаться, ненавижу всей душой). Хочешь поиграть Брамса - ну так возьми Гендель-вариции, возможно, лучшие в жанре своём, и там ты можешь показать себя публике, а не только специалистам. Получается, что показать нечего, и публика побоку. Но тогда зачем вообще ввязываться? Хочешь пройти в высшую лигу - преодолей себя, раздвинь свой горизонт. Иначе всё бессмысленно.

Мао, конечно, удивила. От второго тура я, по своему опыту, жду всегда регресса скорее, но она превзошла мои ожидания сильно. Я хоть и обозвал её "серьёзным музыкантом", признавал, что она дотащила позднего Бетховена, но она мне казалось всё-таки несколько зажатой и неяркой. Тут же она играла прекрасно и местами феерично.

Соната Вайна была по звучанию яркой и по сюжету захватывающей, очень интересно слушать от начала до конца. Такую музыку, "постромантическую", конечно, легче играть. Я как-то попал на концерт Амлена, он там играл сонату Фейнберга, казалось динамично, тоже захватывающе и так далее, но когда дошло до Шопена, он что-то совсем сдулся, перешёл на какое-то призрачное шелестение. Тем не менее здесь впечатление было прекрасное.

И шедший дальше Скрябин оказался, в общем, тоже на высоте. Тут, конечно, есть место для прогресса и в смысле звукоизвлечения, и в смысле драматизма, развития сюжета, но в целом было очень прилично.

А вот Моцарт оказался просто великолепен. Буквально высший класс. Яркость звучания, лёгкость, и, главное, то, что, собственно, и делает Моцарта Моцартом: какое-то солнечное ядро, сила и мощь этой лёгкости и свободы. Nec plus ultra, браво!

В Чайковском впечатление произвела уверенность, с которой она сразу взяла быка за рога в лирической пьесе: без всяких там придыханий и реверансов сразу перешла к простой и ясной сути.

Стравинский был, конечно, не столь фееричен, как Моцарт, но в целом неплох и по звучанию, и по динамике.

Думаю, это серьёзная заявка на финал. От Китая (вы понЕли).

Давыдченко в целом тоже превзошёл себя, видимо, победив конкурсное волнение, которое в первом туре мешало. Молодец. Программа, конечно, несколько перегружена крупной формой, даже дабы прослушать требовались некоторые усилия, но он справился.

Чайковский прозвучал, можно сказать, насыщенно, пОлно, но не слишком ярко. В плюс в целом.

Листом восхищаются, говорят об органичности и полной вовлечённости, но здесь органичности недостаточно, а в чём-то она даже вредна. Дело в том, что с точки зрения брамсиста (а публика в целом также является таким стихийным "брамсистом") эта соната - "очередная чушь, сочинённая Листом". В том смысле, что тут много надуманных, ничем, с точки зрения предыдущего развития не обусловленных поворотов и разворотов. То есть есть внешняя программа (как в творениях "искусства будущего", ныне забытого, о которых говорит Брамс), которую надо или вычислить у Листа, или придумать самому - но как донести её до слушателя? Не на бумажке же писАть? А выход в том, что надо, так сказать, держать слушателя в состоянии постоянного изумления. То есть исполнитель должен постоянно иметь в виду собственную "масштабную" концепцию, но при этом ещё создать какой-то вихрь, который будет её доносить до конца, где она, по идее, слушателю и откроется. И тут как раз нельзя погружаться в непосредственно исполняемый фрагмент, как делал Давдченко, потому что в нём ты увязнешь и придётся с трудом выбираться, чтобы идти дальше в другом направлении. Я так понял, что в трансляции не было слышно, как он гремит, а вот в зале было очень хорошо заметно, что в Прокофьеве он ни разу не стукнул и не грохнул, а вот здесь он это делал постоянно, потому что ему надо было как-то себя толкать. Ладно, в целом, конечно, получилось неплохо. Но вот на прошлом конкурсе Мельникову как раз удалось создать этот вихрь, захватывающий слушателя, и хоть с концепцией у него было не так здорово, получилось гораздо более убедительно. А в нулевых был на рихтеровском конкурсе такой Уэно, японец, который буквально снёс ползала своим напором и в итоге в каждого слушателя буквально впихнул свою концепцию, очень интересную. Вот к этому надо стремиться.

Ну, Прокофьев, как понятно из сказанного, был уже полностью органичным и цельным. Здесь, конечно, можно пожелать больше "нерва" или разнообразия звучания (на что намекнули последующие события в зале), но в конце концов содержание было донесено вполне убедительным образом, а на свой стиль исполнитель имеет право.

Думаю, здесь тоже есть заявка на финал.

Насчёт Тадокоро, кратко. Всё он играл достаточно прилично и осмысленно, но вот погружения как раз не было. Как-то, можно сказать, порхал по поверхности, и в результате всё казалось однообразным и одинаковым, несмотря на попытки разнообразить звучание. Корелли-вариации особенно явно выпали, в них должен быть сумеречный колорит и томление, так сказать, но этого не было. Соната Чайковского была слишком тяжёлой и для него, и для слушателей. Скрябин получился неплохо, порадовала имапрессионистского типа пьеса. Здесь заявки на финал, пожалуй, нет.

Папоян. Постоянно наблюдаю на наших конкурсах такую картину: часть публики, обычно помоложе, выбирает себе по совершенно непонятным критериям фаворита, и потом начинает им бесконечно умиляться, без всякого повода. Насчёт этого участника я сегодня окончательно убедился, что его эта харизма представляет собой фейк. И даже, пожалуй, видна причина её формирования: за его зажатостью и пустотой видят какую-то таинственную глубину, и начинают фантазировать, пытаясь таковую заполнить.

В действительности ясно, что он, во-первых, полностью, абсолютно бесстрастен и флегматичен. А во-вторых, его совсем не интересует содержание музыки: только то, как у него получилось воспроизвести по кусочкам склеенную заготовку. Это именно киборг, подобный азиатским шарманщикам, которые, правда, обычно не проходят дальше Моцарта, в то время как этот товарищ продвинулся гораздо глубже. Это, конечно, само по себе вызывает некоторое восхищение и гордость за нашу школу, но в то же время и жутковато немного делается.

На самом деле достижения так себе. Всё было очень однообразно, утомительно и назойливо. Особенно Шуман и особенно к концу. В Сен-Сансе не было никакого демонизма, а был лишь травмирующий грохот. Чайковский не оставил никакого впечатления, а в Рахманинове конструкция уже начала сыпаться. Я, признаться, не люблю это сонату, как и многие другие произведения Рахманинова. По причине того, что... ну, вот есть известная фраза Артура Рубинштейна насчёт того, что ему не хватает благородства. Ну, благородство - это, конечно, не та категория... просто он, грубо говоря, залезает в душу, там всё взбаламучивает - и уходит, не доведя до настоящего катарсиса.

Ну, в этом случае, слава Богу, до души он не добрался.

Не думаю, что шансы есть, хотя пути Мацуева (и Гергиева!) неисповедимы.

Алессандро Виллалва развеял все опасения и тоже превзошёл ожидания. Опять каждая нота была прочувствована и осмыслена (осмыслена в рамках контексте всего произведения), одухотворена. Опять колорит звучания менялся в каждом такте, если это нужно. И опять всегда было живое, но абсолютно цельное развитие.

В Моцарте он начал неброско, но постепенно музыка становилась всё ярче и чувствовалось физически, что какая-то радость наполняет грудь.

Ну, про Брамса мне нелегко что-то конкретное сказать. Это моя любимая музыка, и крайне редко встречается её такое естественное и полное воплощение в звуке. Когда началось первое интермеццо, у меня уже слёзы стали заполнять глаза. Пьесы игрались не поотдельности, а именно как монолитный цикл, хотя, возможно, дабы это прочувствовать, надо очень хорошо знать и любить каждую. Благодарность и счастье.

Чайковский был прекрасен, но Прокофьев... это совершеноство на уровне величайших мастеров, и чрезвычайно индивидуализированное. Нерв, рельефность, жёсткие встряски и медидативные воспарения, естественно и спонтанно переходящие друг в друга. Развитие к кульминации даже в финале было нарастанием не грохота, а именно внутреннего драматизма, при сохранении полной одухотворённости звучания.

Браво, маэстро!

Не буду ничего говорить про финал.

С Кузнецова я ушёл, тут для меня всё уже слишком ясно.

ЗЫ. Сегодня слуайно обнаружил, что мой вчерашний пост по запросу в поиске Яндекса "Конкурс Чайковского 2023 фортепиано" обошёл официальный сайт и вышел на первое место. По этому случаю решил сходить в пресс-центр и попросить контрамарку на финал. Увы. Казалось бы, в чём задача пресс-центра, как не в том, чтоб доносить информацию о конкурсе до максимально широкой аудитории? И кому ещё в этом случае давать контрамарку, как не мне? :) Они, видмо, думают, что я итак хорошо доношу, а после начала финала уже никого и привлекать-то не надо. Ладно, будем ютиться на откидных боковушках.

Харлионо Всё-таки он играет по-детски, и в хорошем, и в плохом смысле. В хорошем понятно, а вот в плохом... вот в Шуберте местами как-то будто даже по складам чуть-чуть, покачиваясь, с улыбкой, не всегда уместной. А в драматическом разделе, когда он попытался что-то этакое изобразить, было несколько даже непрятно, грубовато. Хотя вообще звук у него отличный.
Раздумье, можно сказать, провальное. Что ни говори, взрослое содержание, философское, про просветление и преодоление. Этого ничего не было.
Равель... ну, приемлемо и по звучанию, и образ есть. Правда, какой-то... не лубок, а, хорошго, детский рисунок. Тоже с достоинствами и недостатками соответствующими. Многим нравится, мне - не очень.
Ну а Петрушка вроде как его как раз, было получше, хотя блеска и феерие иногда не хватало.

Вонг
Ну, в Гранадосе, неожиданно, когда кульминация была небольшая, у меня что-то глаза заслезились, не очень понятно, от чего. Вроде манера не слишком лирическая, но пробило.

Лист был абсолютный. Тут неприменимо даже и то, что я вчера писал про держание слушателя в изумлении до поры. Он просто берёт тебя за руку, ведёт, как Вергилий, проводит по всем кругам, и ты очень ясно, точно видишь, что было, как оно произошло, и как меняется постепенно. Он сам точно всё знает, и ты не ошибёшься.

Думка была тоже абсолютно точно выверена, но тут уж, пожалуй, не хватает какого-то люфта, чего-то сугубо личного. Большая тема, на самом деле. У него пока всё есть, но голова уже, наверное, слишком большая.

Петрушка совершенно феерический, неожиданно ещё более яркий по звучанию, и захватывающий вихрем. Сравнивать с другими не приходится.

Вообще, парень потрясающий (хотя кажется неуместным, хочется написать Человек с большой буквы). Во-первых, он полностью наш, мне показалось, что даже по-английски говорит с нашим акцентом. Во-вторых... очень умный, но при этом лучезарно улыбается, добрый, открытый и так далее. Видно, что он счастлив в нашем Мордоре, среди орков. Вообще, посмотришь на нашу Консреваторию, вроде - такой гадюшник, но если она вырастили хотя бы одного вот такого воспитанника - всё оправданно.

Я с ним немного поговорил, после официального интервью. Есть такое кино, про мстителей, мрачное и нудное, там один из них благодаря познанию тайн материи превращается в лысого гиганта, всемогущего, и в итоге улетает куда-то в другую галактику, потому что ему на Земле не интересно. Вот и я боюсь, как бы этот Ангел от нас не улетел. В сферу абстрактных звучаний. И я сказал: у меня конкретный вопрос, я знаете, таой обоРЗеватель в интернете. Он, кажется, оценил мою самоиронию, наклонился пониже. Ну, я и говорю: вы выбрали концерт Бриттена, не значит ли это, что Вам уже неинтересны другие? Он: нет, конечно, просто концерт хороший, думаю, всем понравится. Я говорю: в Вашем исполнении не сомневаюсь, что понравится. Потом ещё что-то я брякнул про романтическую музыку, он, думаю, это не очень оценил.

Пару видео я сделал на телефон, пока шло интервью, сейчас попробую добавить. Пока не получается.


Соа Ё сыграла предсказуемо хорошо. Шопен, правда, не взлетел: слишком уж размашисто и мощно, особенно интродукция. А вот Скрябин был уже лучше, своеобразный по нашим меркам, но вполне на уровне, с живым чувством, пониманием происходящего и развитием. В Чайковском лучшим был, конечно, Трепак, это уже было здОрово. Ну и Шуман - тот, который мне как раз нравится. Я в последнее время с трудом воспринимаю Шумана, всё кажется, что пьёшь какой-то сироп из стакана. Вот появилась запись Соколова, конец 21 года, где он опять играет хорошо (как минимум: даже интересно - неужели эта пауза в концертах во время ковида так помогла ему выйти из затянувшегося на полтора десятилетия кризиса, или он как-то по другому восстанавливался?) - так с трудом дослушал именно из-за того, что хорошо играет. А Симфонический Этюды - это уже и само по себе нечто наиболее подходящее, и мощная манера её кстати пришлась, получил некоторое удовольствие, хотя откровений не было.

С Ключко я сбежал. Японец тоже удивил. Начал он Щелкунчика, казалось, не очень, но постепенно становилось всё лучше. На последней сцене меня пробрало. Донес.

Затем был Скрябин, он был вполне на уровне, по крайней мере для иностранца и азиата. А Рахманинов был вообще прекрасен. Поклонникам Папояна рекомендуется прочистить уши и послушать это, сравнить. Увидеть, что такое настоящий, живой Рахманинов. В общем, я уже написАл, что вижу его в финале.

Хачикян...ну, что сказать, вначале вроде прилично звучал, но надо иметь в виду, что и Шопен, и пьесы Чайковского (кроме одной) очень лёгкие для того, кто владеет инструментом, если иметь ввиду вот такое усреднённое исполнение. Хотя и трудны по большому счёту. Вот где здесь, в программе, масштабное полотно, с определенной формой, развитием и так далее? Конечно, Корелли-вариации таковы, но и Полонез-фантазия такова. Да, все эти эпизоды и скачки, кажущиеся случайными, на самом деле точно на своем месте, и дабы сыграть как следует, надо точно знать, откуда, куда и, главное, зачем ты идёшь. Но он и у Рахманинова играл каждую вариацию по-отдельности, никакого развития не вырисовывалось, все было крайне монотонно по звучанию и в итоге сильно утомило. А Июль он сыграл откровенно плохо, просто отбарабанил ноты. Как, впрочем и в остальном были только высококачественные ноты. Совершенно флегматичен, и образа тоже нет.
Малинин меня удивил. Он, оказывается, действительно скрябинист. Весь Скрябин бы хорош, одухотворен, даже интересен. Видимо, он под него выработал какую-то манеру работы, и пытается её применять ив Апассионате, и везде. Получается то, что получается и что меня так расстроило в прошлый раз. Чайковский в этот раз тоже был гораздо лучше. А вот Прокофьев замучил. Если б он его играл уж совсем как-то грубо, было бы полегче. А так - вроде старается, что-то пытается сказать, но музыкальная ткань рассыпается, звучание неодухотворенное, со стуком и кажется неряшливым.
 
Последнее редактирование:

Olga 777

Участник
Еще заметки из зала по сегодняшнему прослушиванию 2 тура. Возможно, они в чем-то субъективны, но не ангажированы никакими посторонними факторами.
На сегодняшний день служба погоды обещала настоящие катаклизмы: потоп, грозы, град, ночью чуть ли не минус...МЧС рекомендовал в Москве оставаться дома, по возможности, вот как! Но обошлось.
Я сидела в амфитеатре -лучшая точка, по-моему! Народу заметно прибавилось, а кондиционер сильно убавили (наверняка по просьбе аксакалов в жюри).
Пришла к выступлению Станислава Корчагина (у него всегда собственное видение программы -то, что он считает нужным и важным сказать от себя. Конкурсные предпочтения жюри его не так волнуют). Начал с 6-й сонаты Прокофьева: слушать ее довольно сложно, любить с первого мгновения тоже, но она вызывает настоящее уважение к пианисту -как вообще все это собрать, разобраться в смысле и форме и так уверенно вести за собой слушателя! Отвлечься в телефон, заскучать или погрузиться в свои мысли (как это порой наблюдалось в публике) не выходит. Ты следишь за музыкой и пианистом, хотя, возможно, и не благословляешь день и час, когда Прокофьев это нафантазировал:) В результате -заслуженные аплодисменты профессионализму и труду, как-то так. Хороши были «Вариации на тему Паганини» Брамса и «Вальс» Равеля, который он играл на Рахманиновском (честно говоря, там Вальс был ярче, по -хорошему эффектнее в пианистическом смысле). Попыталась определить характер его туше -звук твердый, но не острый, без яркого блеска, как бы приглушенный налетом благородной патины. Часто это и хорошо, но согласна, что хотелось бы в музыке и искорок, и юмора, и стихии.
Когда Станислав хочет темперамент выпустить наружу, он это делает свободно -ресурсы позволяют, но все идет под контролем ума, сдержанно -это, похоже, его устойчивая личностная позиция. Есть в ней свои плюсы и минусы, но пианист он запоминающийся, с харизмой. (В.Гергиев был в жюри, слушал внимательно).
Далее впечатлила китайская девушка Мао -у нее практически все было исполнено идеально и отлично подобрана программа: мелодична даже современная соната. Явная финалистка.
Сергей Давыдченко - публика и жюри отметили Сонату Листа, конечно, и по заслугам- но думаю, кроме действительного таланта, красивого звучания и хорошей наученности Сергея здесь роль сыграло и обаяние юности, некий аванс -какой уже молодец, но главное у него впереди. Не отпускало ощущение, что я нахожусь на отличном выпускном экзамене. И услышав сейчас Энджела Вонга, понимаешь, насколько глубже, свободнее и роскошнее Лист может звучать у почти такого же молодого пианиста!
Тадокоро Марсель, беру свои вчерашние слова обратно! Обаятельный солнечный пианист и внешне, и внутренне! Несет свет и радость людям, как наши бременские музыканты:) Да, совсем не в его теме классика с ее четкой структурой и фактурой, но в свободном полете, романтическом и импрессионистском стилях он очень хорош. Более всего подкупает чудесная звуковая палитра и его собственное наслаждение красотой звука (не самолюбование!). В этом, правда, и определенная ограниченность -крупная форма от этого разваливается, нет глубины содержания, скрепляющей идеи. Сможет он целиком охватить концерты Рахманинова, Чайковского? Жюри это как-то предвидит? (О, увидела здравый прагматизм: в программе у него Моцарт). Но за звук и полученное удовольствие 5!
Илья Папоян, петербуржец, искренний интеллигентный юноша, трепетно относящийся к Музыке и всему с ней связанному. Это очень отражается в его исполнении - натянут, как струна, всегда спрашивает с себя по гамбургскому счету. Может, дать себе больше свободы, просто получить удовольствие от своего дара, своей игры?... После Марселя романсы Шумана прозвучали как-то более тускло по звуку, я даже начала волноваться за Илью. Но «Пляски смерти» Сен-Санса-Листа были грандиозны! Самое подходящее здесь слово -«электризация»: клавиш, своих нервов, слушателей. Овация зала! Кстати, это была пианистическая редакция В. Горовица, о котором так и говорили "артист в миллион вольт". Пьесы Чайковского получились задушевными и красивыми -но несколько на внутреннем релаксе. Финальная же соната Рахманинова исполнена мощно (иногда чересчур!), масштабно, оркестрово, но как-то нервно, отдельными большими фрагментами. (Нужно еще раз переслушать, не могу сейчас точно определить, что же не срослось у меня в восприятии).
 
Последнее редактирование:

Olga 777

Участник
Собираемся сегодня на 2 тур, но ...вы смотрели новости? В центре усиление мер безопасности, закрыта Красная площадь. Пока окончательных выводов не делаем, надеемся, все решится к лучшему. (Извините за такое дополнение к теме).
 
Последнее редактирование:

Tatiana

Участник
Начавший сегодня Лю разочаровал отсутствием прогресса: он играл так же прекрасно, как и в первом туре, но тут требуется бОльшее. Откровения были, но локального характера. Во втором туре, конечно, нужно "флагманское" произведение большого масштаба, и считать таковым вариации Момпоу на тему Шопена, конечно, нельзя. Это музыка довольно специфическая, в ней есть, конечно, напряжение между содержанием темы и характером варьирования, так сказать. Слушать было интересно, при таком звуке интересно было бы и телефонный справочник озвученный слушать. Но проявить себя тут исполнителю негде особо.

Вообще, дело не в произведении, а в том, что он остаётся глубоким интровертом и ведёт диалог с музыкой как таковой, не обращаясь непосредственно к публике. Что на самом деле нужно для концертного музыканта. Очевидно, он не захотел или не смог выйти за пределы "кокона" такого камерного музицирования "для себя", отсюда и выбор репертуара.

Ну, Баллада Шопена, конечно, сама по себе вполне подходит. И сыграл он её прекрасно, как именно балладу, то есть рассказ: было последовательное развитие сюжета, и меня, например, "пробрало" там, где и нужно, то есть в самом конце. Но вот эта интровертная манера оставила ощущение недоговорённости. То же можно сказать и про Равеля.

Пьесы Прокофьева также были очень хороши каждая в отдельности, но вот какого-то общего яркого впечатления не оставили. Единственное, что опять поразило - это Чайковский. Но этого недостаточно для "победного" выступления. С учётом яркого выступления его соотечественницы шансы на финал стали довольно низкими, причём складывается впечатление, что он и сам не очень-то и хотел туда попасть.

Корчагин, как и в первом туре, играл всё одинаково хорошо... и, в некотором смысле, просто одинаково. В Прокофьеве удивило то, что он начал местами немного громыхать, как казалось, вопреки своему стилю и своей интуиции, потому что так якобы "положено" делать в Прокофьеве. На самом деле ничего тут такого не положено, можно вообще не громыхать. Например, Кемпф в своё время, на конркурсе, играл именно эту сонату без всякого громыхания, нажима, и играл феерично, захватывающе, никаких вопросов ни у кого не возникло. Но для этого, конечно, надо иметь более одухотворённое, свободное туше. А другая возможность в том, что можно иметь более динамичное, мощное туше, создающее эффект без нажима, как это, кстати, и показал Давыдченко, который за всю сонату ни разу не стукнул, хотя в Листе он несколько громыхал (об этом ниже). Собственно, дело не в туше, просто ширина и глубина последнего определяются общим творческим диапазоном исполнителя, который в случае Корчагина оказался достаточно узким.

Чайковский опять оказался усреднённым, песни там не было особой, а Равель ничем не запомнился. Всё было сыграно прилично, но как в первом туре удивлял выбор Плетнёва, так и здесь удивил выбор этюдов (Брамса). Ладно бы это были этюды Шопена, которые раздвигают границы жанра сильно, но так место таковым - в первом туре. Где, кстати, нам достаточно посверлили мозг темой Паганини (которую я, признаться, ненавижу всей душой). Хочешь поиграть Брамса - ну так возьми Гендель-вариции, возможно, лучшие в жанре своём, и там ты можешь показать себя публике, а не только специалистам. Получается, что показать нечего, и публика побоку. Но тогда зачем вообще ввязываться? Хочешь пройти в высшую лигу - преодолей себя, раздвинь свой горизонт. Иначе всё бессмысленно.

Мао, конечно, удивила. От второго тура я, по своему опыту, жду всегда регресса скорее, но она превзошла мои ожидания сильно. Я хоть и обозвал её "серьёзным музыкантом", признавал, что она дотащила позднего Бетховена, но она мне казалось всё-таки несколько зажатой и неяркой. Тут же она играла прекрасно и местами феерично.

Соната Вайля была по звучанию яркой и по сюжету захватывающей, очень интересно слушать от начала до конца. Такую музыку, "постромантическую", конечно, легче играть. Я как-то попал на концерт Амлена, он там играл сонату Фейнберга, казалось динамично, тоже захватывающе и так далее, но когда дошло до Шопена, он что-то совсем сдулся, перешёл на какое-то призрачное шелестение. Тем не менее здесь впечатление было прекрасное.

И шедший дальше Скрябин оказался, в общем, тоже на высоте. Тут, конечно, есть место для прогресса и в смысле звукоизвлечения, и в смысле драматизма, развития сюжета, но в целом было очень прилично.

А вот Моцарт оказался просто великолепен. Буквально высший класс. Яркость звучания, лёгкость, и, главное, то, что, собственно, и делает Моцарта Моцартом: какое-то солнечное ядро, сила и мощь этой лёгкости и свободы. Nec plus ultra, браво!

В Чайковском впечатление произвела уверенность, с которой она сразу взяла быка за рога в лирической пьесе: без всяких там придыханий и реверансов сразу перешла к простой и ясной сути.

Стравинский был, конечно, не столь фееричен, как Моцарт, но в целом неплох и по звучанию, и по динамике.

Думаю, это серьёзная заявка на финал. От Китая (вы понЕли).

Давыдченко в целом тоже превзошёл себя, видимо, победив конкурсное волнение, которое в первом туре мешало. Молодец. Программа, конечно, несколько перегружена крупной формой, даже дабы прослушать требовались некоторые усилия, но он справился.

Чайковский прозвучал, можно сказать, насыщенно, пОлно, но не слишком ярко. В плюс в целом.

Листом восхищаются, говорят об органичности и полной вовлечённости, но здесь органичности недостаточно, а в чём-то она даже вредна. Дело в том, что с точки зрения брамсиста (а публика в целом также является таким стихийным "брамсистом") эта соната - "очередная чушь, сочинённая Листом". В том смысле, что тут много надуманных, ничем, с точки зрения предыдущего развития не обусловленных поворотов и разворотов. То есть есть внешняя программа (как в творениях "искусства будущего", ныне забытого, о которых говорит Брамс), которую надо или вычислить у Листа, или придумать самому - но как донести её до слушателя? Не на бумажке же писАть? А выход в том, что надо, так сказать, держать слушателя в состоянии постоянного изумления. То есть исполнитель должен постоянно иметь в виду собственную "масштабную" концепцию, но при этом ещё создать какой-то вихрь, который будет её доносить до конца, где она, по идее, слушателю и откроется. И тут как раз нельзя погружаться в непосредственно исполняемый фрагмент, как делал Давдченко, потому что в нём ты увязнешь и придётся с трудом выбираться, чтобы идти дальше в другом направлении. Я так понял, что в трансляции не было слышно, как он гремит, а вот в зале было очень хорошо заметно, что в Прокофьеве он ни разу не стукнул и не грохнул, а вот здесь он это делал постоянно, потому что ему надо было как-то себя толкать. Ладно, в целом, конечно, получилось неплохо. Но вот на прошлом конкурсе Мельникову как раз удалось создать этот вихрь, захватывающий слушателя, и хоть с концепцией у него было не так здорово, получилось гораздо более убедительно. А в нулевых был на рихтеровском конкурсе такой Уэно, японец, который буквально снёс ползала своим напором и в итоге в каждого слушателя буквально впихнул свою концепцию, очень интересную. Вот к этому надо стремиться.

Ну, Прокофьев, как понятно из сказанного, был уже полностью органичным и цельным. Здесь, конечно, можно пожелать больше "нерва" или разнообразия звучания (на что намекнули последующие события в зале), но в конце концов содержание было донесено вполне убедительным образом, а на свой стиль исполнитель имеет право.

Думаю, здесь тоже есть заявка на финал.

Насчёт Тадокоро, кратко. Всё он играл достаточно прилично и осмысленно, но вот погружения как раз не было. Как-то, можно сказать, порхал по поверхности, и в результате всё казалось однообразным и одинаковым, несмотря на попытки разнообразить звучание. Корелли-вариации особенно явно выпали, в них должен быть сумеречный колорит и томление, так сказать, но этого не было. Соната Чайковского была слишком тяжёлой и для него, и для слушателей. Скрябин получился неплохо, порадовала имапрессионистского типа пьеса. Здесь заявки на финал, пожалуй, нет.

Папоян. Постоянно наблюдаю на наших конкурсах такую картину: часть публики, обычно помоложе, выбирает себе по совершенно непонятным критериям фаворита, и потом начинает им бесконечно умиляться, без всякого повода. Насчёт этого участника я сегодня окончательно убедился, что его эта харизма представляет собой фейк. И даже, пожалуй, видна причина её формирования: за его зажатостью и пустотой видят какую-то таинственную глубину, и начинают фантазировать, пытаясь таковую заполнить.

В действительности ясно, что он, во-первых, полностью, абсолютно бесстрастен и флегматичен. А во-вторых, его совсем не интересует содержание музыки: только то, как у него получилось воспроизвести по кусочкам склеенную заготовку. Это именно киборг, подобный азиатским шарманщикам, которые, правда, обычно не проходят дальше Моцарта, в то время как этот товарищ продвинулся гораздо глубже. Это, конечно, само по себе вызывает некоторое восхищение и гордость за нашу школу, но в то же время и жутковато немного делается.

На самом деле достижения так себе. Всё было очень однообразно, утомительно и назойливо. Особенно Шуман и особенно к концу. В Сен-Сансе не было никакого демонизма, а был лишь травмирующий грохот. Чайковский не оставил никакого впечатления, а в Рахманинове конструкция уже начала сыпаться. Я, признаться, не люблю это сонату, как и многие другие произведения Рахманинова. По причине того, что... ну, вот есть известная фраза Артура Рубинштейна насчёт того, что ему не хватает благородства. Ну, благородство - это, конечно, не та категория... просто он, грубо говоря, залезает в душу, там всё взбаламучивает - и уходит, не доведя до настоящего катарсиса.

Ну, в этом случае, слава Богу, до души он не добрался.

Не думаю, что шансы есть, хотя пути Мацуева (и Гергиева!) неисповедимы.

Алессандро Виллалва развеял все опасения и тоже превзошёл ожидания. Опять каждая нота была прочувствована и осмыслена (осмыслена в рамках контексте всего произведения), одухотворена. Опять колорит звучания менялся в каждом такте, если это нужно. И опять всегда было живое, но абсолютно цельное развитие.

В Моцарте он начал неброско, но постепенно музыка становилась всё ярче и чувствовалось физически, что какая-то радость наполняет грудь.

Ну, про Брамса мне нелегко что-то конкретное сказать. Это моя любимая музыка, и крайне редко встречается её такое естественное и полное воплощение в звуке. Когда началось первое интермеццо, у меня уже слёзы стали заполнять глаза. Пьесы игрались не поотдельности, а именно как монолитный цикл, хотя, возможно, дабы это прочувствовать, надо очень хорошо знать и любить каждую. Благодарность и счастье.

Чайковский был прекрасен, но Прокофьев... это совершеноство на уровне величайших мастеров, и чрезвычайно индивидуализированное. Нерв, рельефность, жёсткие встряски и медидативные воспарения, естественно и спонтанно переходящие друг в друга. Развитие к кульминации даже в финале было нарастанием не грохота, а именно внутреннего драматизма, при сохранении полной одухотворённости звучания.

Браво, маэстро!

Не буду ничего говорить про финал.

С Кузнецова я ушёл, тут для меня всё уже слишком ясно.

ЗЫ. Сегодня слуайно обнаружил, что мой вчерашний пост по запросу в поиске Яндекса "Конкурс Чайковского 2023 фортепиано" обошёл официальный сайт и вышел на первое место. По этому случаю решил сходить в пресс-центр и попросить контрамарку на финал. Увы. Казалось бы, в чём задача пресс-центра, как не в том, чтоб доносить информацию о конкурсе до максимально широкой аудитории? И кому ещё в этом случае давать контрамарку, как не мне? :) Они, видмо, думают, что я итак хорошо доношу, а после начала финала уже никого и привлекать-то не надо. Ладно, будем ютиться на откидных боковушках.
Дорогой Йоханнес, большое спасибо! Полный восторг Вас читать! Роскошная пища для размышлений. Даже не по конкретным персонажам, а в целом. ПишИте всегда! Где Вас можно будет читать после КЧ?
 

Johannes

Участник
Дорогой Йоханнес, большое спасибо! Полный восторг Вас читать! Роскошная пища для размышлений. Даже не по конкретным персонажам, а в целом. ПишИте всегда! Где Вас можно будет читать после КЧ?
Спасибо, дорогая Татьяна! Я просто сбежал с Кузнецова, выспался немного, и написал, действительно, неплохо, наверное, лучшее в этом году.
Без повода, знаете, я о музыке не пишу. Не до того.
 

Tatiana

Участник
Спасибо, дорогая Татьяна! Я просто сбежал с Кузнецова, выспался немного, и написал, действительно, неплохо, наверное, лучшее в этом году.
Без повода, знаете, я о музыке не пишу. Не до того.
Просто пишите, обо всём. У Вас дар!
 

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Собираемся сегодня на 2 тур, но ...вы смотрели новости? В центре усиление мер безопасности, закрыта Красная площадь. Пока окончательных выводов не делаем, надеемся, все решится к лучшему. (Извините за такое дополнение к теме).
А у нас Алые паруса сегодня… народу тьма будет
 

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Начавший сегодня Лю разочаровал отсутствием прогресса: он играл так же прекрасно, как и в первом туре, но тут требуется бОльшее. Откровения были, но локального характера. Во втором туре, конечно, нужно "флагманское" произведение большого масштаба, и считать таковым вариации Момпоу на тему Шопена, конечно, нельзя. Это музыка довольно специфическая, в ней есть, конечно, напряжение между содержанием темы и характером варьирования, так сказать. Слушать было интересно, при таком звуке интересно было бы и телефонный справочник озвученный слушать. Но проявить себя тут исполнителю негде особо.

Вообще, дело не в произведении, а в том, что он остаётся глубоким интровертом и ведёт диалог с музыкой как таковой, не обращаясь непосредственно к публике. Что на самом деле нужно для концертного музыканта. Очевидно, он не захотел или не смог выйти за пределы "кокона" такого камерного музицирования "для себя", отсюда и выбор репертуара.

Ну, Баллада Шопена, конечно, сама по себе вполне подходит. И сыграл он её прекрасно, как именно балладу, то есть рассказ: было последовательное развитие сюжета, и меня, например, "пробрало" там, где и нужно, то есть в самом конце. Но вот эта интровертная манера оставила ощущение недоговорённости. То же можно сказать и про Равеля.

Пьесы Прокофьева также были очень хороши каждая в отдельности, но вот какого-то общего яркого впечатления не оставили. Единственное, что опять поразило - это Чайковский. Но этого недостаточно для "победного" выступления. С учётом яркого выступления его соотечественницы шансы на финал стали довольно низкими, причём складывается впечатление, что он и сам не очень-то и хотел туда попасть.

Корчагин, как и в первом туре, играл всё одинаково хорошо... и, в некотором смысле, просто одинаково. В Прокофьеве удивило то, что он начал местами немного громыхать, как казалось, вопреки своему стилю и своей интуиции, потому что так якобы "положено" делать в Прокофьеве. На самом деле ничего тут такого не положено, можно вообще не громыхать. Например, Кемпф в своё время, на конркурсе, играл именно эту сонату без всякого громыхания, нажима, и играл феерично, захватывающе, никаких вопросов ни у кого не возникло. Но для этого, конечно, надо иметь более одухотворённое, свободное туше. А другая возможность в том, что можно иметь более динамичное, мощное туше, создающее эффект без нажима, как это, кстати, и показал Давыдченко, который за всю сонату ни разу не стукнул, хотя в Листе он несколько громыхал (об этом ниже). Собственно, дело не в туше, просто ширина и глубина последнего определяются общим творческим диапазоном исполнителя, который в случае Корчагина оказался достаточно узким.

Чайковский опять оказался усреднённым, песни там не было особой, а Равель ничем не запомнился. Всё было сыграно прилично, но как в первом туре удивлял выбор Плетнёва, так и здесь удивил выбор этюдов (Брамса). Ладно бы это были этюды Шопена, которые раздвигают границы жанра сильно, но так место таковым - в первом туре. Где, кстати, нам достаточно посверлили мозг темой Паганини (которую я, признаться, ненавижу всей душой). Хочешь поиграть Брамса - ну так возьми Гендель-вариции, возможно, лучшие в жанре своём, и там ты можешь показать себя публике, а не только специалистам. Получается, что показать нечего, и публика побоку. Но тогда зачем вообще ввязываться? Хочешь пройти в высшую лигу - преодолей себя, раздвинь свой горизонт. Иначе всё бессмысленно.

Мао, конечно, удивила. От второго тура я, по своему опыту, жду всегда регресса скорее, но она превзошла мои ожидания сильно. Я хоть и обозвал её "серьёзным музыкантом", признавал, что она дотащила позднего Бетховена, но она мне казалось всё-таки несколько зажатой и неяркой. Тут же она играла прекрасно и местами феерично.

Соната Вайля была по звучанию яркой и по сюжету захватывающей, очень интересно слушать от начала до конца. Такую музыку, "постромантическую", конечно, легче играть. Я как-то попал на концерт Амлена, он там играл сонату Фейнберга, казалось динамично, тоже захватывающе и так далее, но когда дошло до Шопена, он что-то совсем сдулся, перешёл на какое-то призрачное шелестение. Тем не менее здесь впечатление было прекрасное.

И шедший дальше Скрябин оказался, в общем, тоже на высоте. Тут, конечно, есть место для прогресса и в смысле звукоизвлечения, и в смысле драматизма, развития сюжета, но в целом было очень прилично.

А вот Моцарт оказался просто великолепен. Буквально высший класс. Яркость звучания, лёгкость, и, главное, то, что, собственно, и делает Моцарта Моцартом: какое-то солнечное ядро, сила и мощь этой лёгкости и свободы. Nec plus ultra, браво!

В Чайковском впечатление произвела уверенность, с которой она сразу взяла быка за рога в лирической пьесе: без всяких там придыханий и реверансов сразу перешла к простой и ясной сути.

Стравинский был, конечно, не столь фееричен, как Моцарт, но в целом неплох и по звучанию, и по динамике.

Думаю, это серьёзная заявка на финал. От Китая (вы понЕли).

Давыдченко в целом тоже превзошёл себя, видимо, победив конкурсное волнение, которое в первом туре мешало. Молодец. Программа, конечно, несколько перегружена крупной формой, даже дабы прослушать требовались некоторые усилия, но он справился.

Чайковский прозвучал, можно сказать, насыщенно, пОлно, но не слишком ярко. В плюс в целом.

Листом восхищаются, говорят об органичности и полной вовлечённости, но здесь органичности недостаточно, а в чём-то она даже вредна. Дело в том, что с точки зрения брамсиста (а публика в целом также является таким стихийным "брамсистом") эта соната - "очередная чушь, сочинённая Листом". В том смысле, что тут много надуманных, ничем, с точки зрения предыдущего развития не обусловленных поворотов и разворотов. То есть есть внешняя программа (как в творениях "искусства будущего", ныне забытого, о которых говорит Брамс), которую надо или вычислить у Листа, или придумать самому - но как донести её до слушателя? Не на бумажке же писАть? А выход в том, что надо, так сказать, держать слушателя в состоянии постоянного изумления. То есть исполнитель должен постоянно иметь в виду собственную "масштабную" концепцию, но при этом ещё создать какой-то вихрь, который будет её доносить до конца, где она, по идее, слушателю и откроется. И тут как раз нельзя погружаться в непосредственно исполняемый фрагмент, как делал Давдченко, потому что в нём ты увязнешь и придётся с трудом выбираться, чтобы идти дальше в другом направлении. Я так понял, что в трансляции не было слышно, как он гремит, а вот в зале было очень хорошо заметно, что в Прокофьеве он ни разу не стукнул и не грохнул, а вот здесь он это делал постоянно, потому что ему надо было как-то себя толкать. Ладно, в целом, конечно, получилось неплохо. Но вот на прошлом конкурсе Мельникову как раз удалось создать этот вихрь, захватывающий слушателя, и хоть с концепцией у него было не так здорово, получилось гораздо более убедительно. А в нулевых был на рихтеровском конкурсе такой Уэно, японец, который буквально снёс ползала своим напором и в итоге в каждого слушателя буквально впихнул свою концепцию, очень интересную. Вот к этому надо стремиться.

Ну, Прокофьев, как понятно из сказанного, был уже полностью органичным и цельным. Здесь, конечно, можно пожелать больше "нерва" или разнообразия звучания (на что намекнули последующие события в зале), но в конце концов содержание было донесено вполне убедительным образом, а на свой стиль исполнитель имеет право.

Думаю, здесь тоже есть заявка на финал.

Насчёт Тадокоро, кратко. Всё он играл достаточно прилично и осмысленно, но вот погружения как раз не было. Как-то, можно сказать, порхал по поверхности, и в результате всё казалось однообразным и одинаковым, несмотря на попытки разнообразить звучание. Корелли-вариации особенно явно выпали, в них должен быть сумеречный колорит и томление, так сказать, но этого не было. Соната Чайковского была слишком тяжёлой и для него, и для слушателей. Скрябин получился неплохо, порадовала имапрессионистского типа пьеса. Здесь заявки на финал, пожалуй, нет.

Папоян. Постоянно наблюдаю на наших конкурсах такую картину: часть публики, обычно помоложе, выбирает себе по совершенно непонятным критериям фаворита, и потом начинает им бесконечно умиляться, без всякого повода. Насчёт этого участника я сегодня окончательно убедился, что его эта харизма представляет собой фейк. И даже, пожалуй, видна причина её формирования: за его зажатостью и пустотой видят какую-то таинственную глубину, и начинают фантазировать, пытаясь таковую заполнить.

В действительности ясно, что он, во-первых, полностью, абсолютно бесстрастен и флегматичен. А во-вторых, его совсем не интересует содержание музыки: только то, как у него получилось воспроизвести по кусочкам склеенную заготовку. Это именно киборг, подобный азиатским шарманщикам, которые, правда, обычно не проходят дальше Моцарта, в то время как этот товарищ продвинулся гораздо глубже. Это, конечно, само по себе вызывает некоторое восхищение и гордость за нашу школу, но в то же время и жутковато немного делается.

На самом деле достижения так себе. Всё было очень однообразно, утомительно и назойливо. Особенно Шуман и особенно к концу. В Сен-Сансе не было никакого демонизма, а был лишь травмирующий грохот. Чайковский не оставил никакого впечатления, а в Рахманинове конструкция уже начала сыпаться. Я, признаться, не люблю это сонату, как и многие другие произведения Рахманинова. По причине того, что... ну, вот есть известная фраза Артура Рубинштейна насчёт того, что ему не хватает благородства. Ну, благородство - это, конечно, не та категория... просто он, грубо говоря, залезает в душу, там всё взбаламучивает - и уходит, не доведя до настоящего катарсиса.

Ну, в этом случае, слава Богу, до души он не добрался.

Не думаю, что шансы есть, хотя пути Мацуева (и Гергиева!) неисповедимы.

Алессандро Виллалва развеял все опасения и тоже превзошёл ожидания. Опять каждая нота была прочувствована и осмыслена (осмыслена в рамках контексте всего произведения), одухотворена. Опять колорит звучания менялся в каждом такте, если это нужно. И опять всегда было живое, но абсолютно цельное развитие.

В Моцарте он начал неброско, но постепенно музыка становилась всё ярче и чувствовалось физически, что какая-то радость наполняет грудь.

Ну, про Брамса мне нелегко что-то конкретное сказать. Это моя любимая музыка, и крайне редко встречается её такое естественное и полное воплощение в звуке. Когда началось первое интермеццо, у меня уже слёзы стали заполнять глаза. Пьесы игрались не поотдельности, а именно как монолитный цикл, хотя, возможно, дабы это прочувствовать, надо очень хорошо знать и любить каждую. Благодарность и счастье.

Чайковский был прекрасен, но Прокофьев... это совершеноство на уровне величайших мастеров, и чрезвычайно индивидуализированное. Нерв, рельефность, жёсткие встряски и медидативные воспарения, естественно и спонтанно переходящие друг в друга. Развитие к кульминации даже в финале было нарастанием не грохота, а именно внутреннего драматизма, при сохранении полной одухотворённости звучания.

Браво, маэстро!

Не буду ничего говорить про финал.

С Кузнецова я ушёл, тут для меня всё уже слишком ясно.

ЗЫ. Сегодня слуайно обнаружил, что мой вчерашний пост по запросу в поиске Яндекса "Конкурс Чайковского 2023 фортепиано" обошёл официальный сайт и вышел на первое место. По этому случаю решил сходить в пресс-центр и попросить контрамарку на финал. Увы. Казалось бы, в чём задача пресс-центра, как не в том, чтоб доносить информацию о конкурсе до максимально широкой аудитории? И кому ещё в этом случае давать контрамарку, как не мне? :) Они, видмо, думают, что я итак хорошо доношу, а после начала финала уже никого и привлекать-то не надо. Ладно, будем ютиться на откидных боковушках.

Харлионо Всё-таки он играет по-детски, и в хорошем, и в плохом смысле. В хорошем понятно, а вот в плохом... вот в Шуберте местами как-то будто даже по складам чуть-чуть, покачиваясь, с улыбкой, не всегда уместной. А в драматическом разделе, когда он попытался что-то этакое изобразить, было несколько даже непрятно, грубовато. Хотя вообще звук у него отличный.
Раздумье, можно сказать, провальное. Что ни говори, взрослое содержание, философское, про просветление и преодоление. Этого ничего не было.
Равель... ну, приемлемо и по звучанию, и образ есть. Правда, какой-то... не лубок, а, хорошго, детский рисунок. Тоже с достоинствами и недостатками соответствующими. Многим нравится, мне - не очень.
Ну а Петрушка вроде как его как раз, было получше, хотя блеска и феерие иногда не хватало.

Вонг
Ну, в Гранадосе, неожиданно, когда кульминация была небольшая, у меня что-то глаза заслезились, не очень понятно, от чего. Вроде манера не слишком лирическая, но пробило.

Лист был абсолютный. Тут неприменимо даже и то, что я вчера писал про держание слушателя в изумлении до поры. Он просто берёт тебя за руку, ведёт, как Вергилий, проводит по всем кругам, и ты очень ясно, точно видишь, что было, как оно произошло, и как меняется постепенно. Он сам точно всё знает, и ты не ошибёшься.

Думка была тоже абсолютно точно выверена, но тут уж, пожалуй, не хватает какого-то люфта, чего-то сугубо личного. Большая тема, на самом деле. У него пока всё есть, но голова уже, наверное, слишком большая.

Петрушка совершенно феерический, неожиданно ещё более яркий по звучанию, и захватывающий вихрем. Сравнивать с другими не приходится.

Вообще, парень потрясающий (хотя кажется неуместным, хочется написать Человек с большой буквы). Во-первых, он полностью наш, мне показалось, что даже по-английски говорит с нашим акцентом. Во-вторых... очень умный, но при этом лучезарно улыбается, добрый, открытый и так далее. Видно, что он счастлив в нашем Мордоре, среди орков. Вообще, посмотришь на нашу Консреваторию, вроде - такой гадюшник, но если она вырастили хотя бы одного вот такого воспитанника - всё оправданно.

Я с ним немного поговорил, после официального интервью. Есть такое кино, про мстителей, мрачное и нудное, там один из них благодаря познанию тайн материи превращается в лысого гиганта, всемогущего, и в итоге улетает куда-то в другую галактику, потому что ему на Земле не интересно. Вот и я боюсь, как бы этот Ангел от нас не улетел. В сферу абстрактных звучаний. И я сказал: у меня конкретный вопрос, я знаете, таой обоРЗеватель в интернете. Он, кажется, оценил мою самоиронию, наклонился пониже. Ну, я и говорю: вы выбрали концерт Бриттена, не значит ли это, что Вам уже неинтересны другие? Он: нет, конечно, просто концерт хороший, думаю, всем понравится. Я говорю: в Вашем исполнении не сомневаюсь, что понравится. Потом ещё что-то я брякнул про романтическую музыку, он, думаю, это не очень оценил.

Пару видео я сделал на телефон, пока шло интервью, сейчас попробую добавить. Пока не получается.
И мне очень понравился Энджел Станислав. Под Маху Гранадоса рыдаю всегда, и музыка такая пробивает на сантименты, сыграть ее плохо мне кажется трудно. Лист очень хорош, на одном дыхании. И Думка .. надеюсь маленькое недоразумение в сонате не помешает ему пройти в финал
 

Пользователи онлайн

ClassicalMusicNews.Ru

Сверху