Чайковский 2023 финал (пианисты) (обновлено, 2-й день)

Johannes

Участник
Мой состав определился:
1. Итальянец.
2. Вонг.
3 Кореянка
4. Китаянка
5. Давыденко.
6. Японец.


Корчагин играл ужасно, хуже, чем можно было представить. В Чайковском он принялся изображать "масштабное" звучание, а поскольку у него на самом деле "масштаб" очень маленький, получался какой-то убогий пластмассовый стук. Объясняется это просто: он "не умеет петь" именно внутри себя. Как-то его научили выдавливать этот слабый ручеёк... ладно.
В Прокофьеве было ещё хуже. Настоящая пытка, казалось бесконечным. Полностью бессмысленная колотня. Как я уже писАл про второй тур, они почему-то думают, что в Прокофьеве можно спрятаться за колотнёй. В действительности же, наоборот, чтобы хоть как-то донести содержание, каждая нота должна быть одухотворённой.
Вот ради этого надо было задвигать лидеров (Давыдченко и Вонга) в вечерний овертайм: удобно и им, и публике. Это они так уважили Гнесинку. Позорище. С учётом того, что Давыдченко играл ту же программу, убожество этой "гнесинской школы" стало очевидно буквально каждому, кто не ушёл.

Мао после этого казалась, конечно, спасительницей. И Брамс, и Чайковский в целом удались. Звучание было прекрасным, ярким, но не пронзительным. Проявилось то, о чём я писАл ещё после первого тура: она не пытается уловить вселенную, а вкладывает себя в то, для чего у неё есть ресурс. А ресурс у неё достаточно мощный. Впрочем, при в целом "мужском" характере игры оставался и некоторый след женственности: образность была несколько абстрактной, и вследствие этого недоставало страсти и романтического томления ( в Брамсе), так что наблюдался несколько отвлечённого типа напор и, как результат, лекгие "покачивания", может быть, не "женские" а "китайские". Достойное, полнокровное исполнение.

Но когда Давыдченко начал Чайковского, он сразу взял быка за рога и показал, что переигрывает Мао своей уже сугубо "мужской" игрой. Он действительно не следовал за текстом, а достаточно властно, без истерики вёл музыку в нужном ему направлении. При этом хотя концептуально не всегда было ясно, к чему он стремится, он своей интуитивной игрой захватывал внимание и подчинял слушателя. Рыхлость определенная сохранялась, но сам характер звучания не позволял поставить под сомнение убедительность трактовки.
Прокофьев был фееричен, как впрочем, и во втором туре. Каждая нота была одухотворённой, без намёка на стук. Движение музыки захватывало и не отпускало, и показалось, что соната пролетела мгновенно, раза в четыре быстрей, чем у Корчагина. Хотя при этом слушатель загружался содержанием по полной программе. И если в целом его такая "нутряная" манера оставляет впечатление некоторой инертности, прокофьевский сарказм и задор были на высшем уровне, звучало искромётно в той же мере, что и основательно. Пожалуй, это исполнение запомнится надолго.

Ну, что ж, это определённо заявка на победу: думаю, обеих девушек он переиграл. Остановить его может только Вонг, причём интересно, что у того, наоборот, перевес не интуиции, а "головы". И хотя Вонг на данный момент выглядит мощнее по общему уровню, думаю, чтобы стать настоящим победителем "чайника", ему следовало бы играть не Бриттена, а Шопена.

Ну а возможная в этой ситуации победа Давыдченко будет совсем неубедительной. Она будет следствием именно искусственного отсечения (как на предварительном отборе, так и в ходе конкурса уже) более широко и разносторонне развитых конкурентов. Он нашёл себя в Прокофьеве, но очевидно, что у него ещё огромное непаханное поле в Моцарте, Бетховене, Шуберте, Шопене, Шумане, Брамсе, Скрябине и Рахманинове, Дебюсси и Равеле. То есть подняться на Олимп вот так, налегке, можно, но это будет всё же несколько не то, и ему это только навредит в смысле осуществления его потенциала.

Вообще, мы как-то не заметили, как обнищал наш конкурс вследствии внедрения этого урезанного формата. Конкурс прошёл, по существу, без Шопена, без Шуберта, вообще без этих вот "масштабных романтических полотен", которые прежде имели решающее значение. Тенденция печальная, но это, конечно, отдельная тема.

Что ж, ждём выступления Вонга завтра, а послезавтра, пожалуй, будет матч за третье место между девушками. Впрочем, кореянка может и сюрприз преподнести. Она-то как раз пыталась представить полноценную программу, не всё у неё получилось одинаково блестяще, но, как знать, может быть, она в Рахманинове выстрелит так, как Давыдченко в Прокофьеве. Интрига сохраняется.

Харлионе и Папояна я, наверное, пропущу. Хватит одного Корчагина с его пыткой апельсинами. Кто они такие, я уже знаю, слушать там нечего. А что касается возможности искуственного протаскивания Папояна... ну, всему есть предел. Его включили просто для того, чтоб был представлен Петербург, как и Корчагина ради Гнесинки. Иностранцы, если им сказать, наверное, не поверят, что такое может быть, но мы всё ещё живём в этой византийской реальности...

Папоян. Я послушал Чайковского в трансляции, до второй части начала. Уже писАл в комментариях по поводу стука и так далее. С ужасом наблюдаю повальное поражение преподавателей одной профессиональной деформацией (о второй - ниже): если педагог слышит, что кто-то играет гладко и ровно - он, педагог, приходит в экстаз, и начинает в этом состоянии фантазировать о различных достоинствах исполнителя. Между тем гладко и ровно - это совсем не о том. В пианизме главное - это САМ ПИАНИЗМ, то есть одухотворённость звукоизвлечения. Которая непосредственно связана с образно-эмоциональным содержанием музыки: если исполнитель захвачен этим содержанием - звучание инструмента делается живым и ярким, если же у него голова в нотах - звучание будёт жестким, назойливым, мёртвым. Я ещё раз убедился, что никакого вообще представления о содержании исполняемой музыки у него нет, его талант - это талант имитатора. Слушайте, друзья, ну вы возьмите запись Канторова с прошлого конкурса и попытайтесь послушать параллельно, мелкими кусочками - может быть, что-то у вас проконтачит.

Когда я приехал в консерваторию и поднялся к главному входу, он ещё мучил первую часть Рахманинова. По доходившим сквозь двери отзвукам я понял, что решение не идти на него было спасительным. У меня всё об этом предмете.

Харлионо. По звучанию, действительно, было гораздо лучше, чем у двух других протеже Мацуева, но... я думаю, что содержание, которое его вдохновляет и поддерживает, не является содержанием исполняемой музыки, которая для него просто слишком сложна. Вдохновляется он именно собственным звучанием, это известный феномен, известный аж даже по Трифонову. Созерцательные места иногда звучали похоже на то, что надо, но широкой кантилены не было, она начинала распадаться на отдельные ноты, а в Рахманинове - тычки. Кульминация могла звучать ярко и без стука, но вот в драматических местах начиналась неуместная суета или истерика, тоже развитием содержания на самом деле не обусловленная.

В целом... понимаете, внешне он не всегда качает головой, как болванчик (уж извините, я просто пытаюсь донести свою мысль этим образом), но вот внутренне он качается постоянно. Это необъемлемая часть его пианизма, поскольку, повторяю, он "заводится" именно собственной игрой, а не образом. В результате музыкальная ткань, так сказать, квантуется, то есть распадается на лоскутки. Это, как я уже говорил, создаёт забавный эффект "детского рисунка", но это, чёрт возьми, не то, чего мы ожидаем в таких серьёзных произведениях, какие он исполнял. Начиная с третьей части Чайковского это уже выглядело пародийно, а Рахманинов целиком и полностью был ЛУБКОМ. Тут уже и исполнение Мацуева становится вожделенным идеалом. И знаете, если хотите убедиться, что он музыки не слышит, посмотрите на его лицо (надеюсь, есть в записи) в момент, когда оркестр подводит к последней кульминации в финале Чайковского: он сидит с выражением блаженного обалдения и просто ждёт, когда наступит его очередь вжарить по клавишам. И сравните с тем, как в аналогичных ситуациях реагирует следующий конкурсант.

Уфф! Переходя к Вонгу, я должен указать вторую ужасную профдеформацию педагогов, которые, стало быть, уже начали считать грязные ноты и сетовать на "недоученность" Чайковского. Это ж надо так не видеть леса за деревьями! Люди не слушают музыку, а сидят и смотрят, насколько будет гладко и ровно.

Потому что если бы слушали, то поняли бы, что "недоученность" - это не та категория. Речь для такого исполнителя идёт не о том, чтобы заучить (с этим всё в порядке), а о том, чтобы, можно сказать, проглотить этот концерт и взлететь вместе с ним! То есть сделать то, чего никто точно из сидевших в зале сделать не способен, и что на всей планете могут люди, которых, думаю, можно по пальцам пересчитать. Вот тут происходит акт, упраздняющий ноты, растворяющий их в музыке, и если в процессе такого взлёта некоторые ноты выпадают, то это, во-первых, вполне естественно, а во-вторых, на передачу рождающейся музыки это не влияет вообще, если не быть зацикленным на нелепом школярстве и музыку слушать. Вот спросите учёных-физиков, они вам скажут, что если из десятков тысяч прозвучавших нот пять, десять, сто были неправильными, то это - пренебрежимо малый эффект. А чтобы произошла "катастрофа", нужно очень точно, наоборот, попасть куда-то этой единственной неправильной нотой, что даже при желании трудно достижимо. Если такой диверсии нет, то музыка, ради которой люди приходят в зал, остаётся совершенно неповреждённой. Я не знаю, в каком сейчас состоянии находится Гергиев, насколько искренна его любовь к Мацуеву и так далее, но, думаю, инстинкт шоумена должен ему подсказать, что это всё полная ерунда. Если он ещё не стал идиотом, Вонг получит Грон-при.

И вот, переходя к сути, прежде всего надо указать главное следствие указанного "проглатывания": в отличие от Давыдченко, Трифонова, Мацуева и так далее он нигде не толкает музыку, не создаёт искусственное напряжение, дабы сгладить углы и поддержать целостность: нет, он именно берёт произведение как целое - и даёт ему свободно, естественно развиваться, лишь как бы вот извне поддерживая тонус (которого, например, не было в гениальном по звучанию исполнении Мельникова на предыдущем конкурсе и нет, разумеется, у Харлионо, где всё плывёт по течению, иногда получая толчки от исполнителя). Здесь линия развития тянется от начала и до конца, она бесконечно гибкая и одновременно упругая! Этот же эффект, как я писАл, проявлялся и в Листе, но здесь-то он выглядит ещё более впечатляюще. Здесь каждая нота не только одухотворена живым чвством, но и как бы интуитивно "просчитана" с точки зрения позиции, которую она занимает в глобальном целом и той роли, которую она там играет. Как можно не заметить такое удивительное явление?

Далее, звучание... сверкающе яркое - и полностью одухотворённое, мощное - но всегда остающееся под контролем и подчинённое бесконечно развитой системе градаций, утончённое - и всегда сохраняющее упругость, имеющее специфическую "личностную" окраску - и рассыпающееся в сполохах разнообразнейших оттенков. Разве не в этом состоит высшая цель пианистического искусства?

Ну и, наконец, те вещи, которые вообще нельзя измерить: искренность, благородство, тонкий юмор и какая-то лёгкая, юная мудрость! Вот это всё вы хотите перечеркнуть "недоученностью"? Нет уж, исполнени Чайковского останется незабываемым, уникальным, непревзойдённым за многие, многие годы!

Что касается Бриттена, то я боялся, что музыка слишком простая. Здесь нет никаких, прости Господи, политональных наложений, и как по образному строю, так и по насыщенности музыкального языка она, конечно, заметно проще того же концерта Прокофьева, сыгранного Давыдченко. Но ведь эта простота тоже заключает в себе вызов! В Шопене есть своя простота и своя сложность, и здесь тоже, надо именно простоту принять, сложность в ней найти - и преодолеть! Разумеется, в нашем случае это было сделано на фантастическом уровне. С ужасом думаю, как бы этот концерт прозвучал у некоторых других участников... но у Вонга это было не только феерически и захватывающе интересно, но также и озарено удивительным, неповторимым сиянием! Я бы с огромным удовольствием прослушал это исполнение ещё три раза подряд: устать тут невозможно! И я до сих пор исполнен ощущения какого-то освобождения, примирения с жизнью и вселенной... ради которого, собственно, и существует искусство, ради его порождения.

Безусловно, он - победитель, остальные участники отличаются не количественно, а качественно, и им никогда не достигнуть этого уровня, не прорваться в этот космос. Он своё испытание преодолел, и теперь испытанию подвергаются только члены жюри (собственно, Мацуев и Гергиев), которые должны выйти из профессионального оцепенения и доказать, что они не полные ослы.

И ещё всё-таки... на самом деле тут уже делается дейсвительно обидно, что этот полностью наш во всём, от профессиональных основ до искренней улыбки на умном лице, - этот полностью наш юноша выступает под чужим флагом. Мне бы на его месте было немного не по себе в связи с этим, хотя в текущих обстоятельствах этот чужой флаг даёт слишком уж большие преимущества, чтобы... я уверен, что такой талантливый и светлый человек, живя в России, не может её не любить, и "лучший город земли" является для него настоящим домом... но как бы там ни было, ясно одно: его выступление - это триумф именно нашей школы, которая тяжестью своих требований, несомненно, задавила многие таланты, но которая именно здесь показала, ради чего всё это нужно, ЧТО может появиться если найдётся тот, кто это сможет принять и преодолеть. Это тоже очень важный момент.

Буду краток. Малинин - победитель без вопросов

Добавляю про это из ветки о результатх конкурса:
Впрочем, в том-то и дело, что непосредственно перед эти предъявлением тоже практически весь зал был охвачен объединяющим всех ощущением, вызванным настоящим чудом, свершившимся прямо на наших глазах. Я имею в виду выступление Валентина Малинина. Это было, с одной стороны, ошеломительно, а с другой - настолько вдохновляюще и просветляюще, что аналогичных случаев я и припомнить не могу.

Легко проверить, что после первого тура я жёстко критиковал Малинина, хотя и признавал наличие таланта, а после второго... Прокофьев тоже вызвал двойственные чувства, а Скрябин... тут я, пожалуй, не решился до конца поверить собственным ощущениям. Что это не просто хорошо, а гораздо более того. На самом деле много копий было сломано, в том числе и в интернет-дискуссиях, по поводу правильного звукоизвлечения в Скрябине. Но мой вывод в том, что ни абстрактные рассуждения про "не в рояль, а из рояля", ни даже игра самого Скрябина, если бы мы могли таковую услышать, не позволяют установить окончательные рамки, и вопрос должен решаться, что называется, опытным путём, на основании того, насколько успешно исполнитель доносит до нас само содержание, ИДЕЮ музыки.

Так вот, Скрябин во втором туре звучал определенно здОрово, но звучание было каким-то необычным. Оно было, с одной стороны, серебристо-мягким и сладостным, может быть, слишком мягким и приятным, а с другой - каким-то чистым, кристальным. У меня мелькнула тогда мысль "а может, вот это оно и есть?" - но я не додумал это до конца. Собственно, материала было недостаточно. Публика тоже, видать, не решилась оценивать, да и не все даже музыканты определенно себе представляют, к чему надо стремиться в Скрябине. Так что когда прозвучал Вальс, а он прозвучал на самом деле феерически, и я решил ради эксперимента не хлопать первым, никто другой тоже так и не захлопал.

Ну, стало быть, когда сегодня зазвучал Концерт... сначала было всё нарастающее изумление по поводу того, как всё ИДЕАЛЬНО получается. Хотелось понять секрет. А чуть позже включилось НАСЛАЖДЕНИЕ и затем ПОНИМАНИЕ. Да, этот звук (которого не было в Бетховене или Прокофьеве, да и в Чайковском в первом туре) определён содержанием, но дело не в нём, а в божественной ПРОСТОТЕ высказывания. В том, как исполнитель сумел открыть дорогу самой музыке, отступив на задний план и как будто оставив любые попытки "интерпретирования". Ясно, конечно, что за этой простотой и абсолютной естественностью стоит огромная работа постижения, преодоления и любви, но кажется, что путь этот пройден до конца. В результате чего уже нет пассажей, мелодической линии, гармонических подчёркиваний, а есть лишь целостная ткань, живая музыка, которая, можно сказать, нашла для себя прибежище в благородной индивидуальности исполнителя. И больше всего поражает то, что все самые прихотливые, отточенные детали не кажутся "сделанными", они тоже просто рождаются из целостной живой идеи, последовательно облекаясь звуком.

В общем, в Скрябине он уже побил ВСЕХ. Потому что уже тут открылся тот простой факт, что перед нами подлинный романтический музыкант. Единственный на этом конкурсе - но, может быть, и на Земле? Потому что всё говорит о том, что эпоха делает своё, и чем талантливей музыкант, тем дальше он уходит от этого ГЛАВНОГО в музыке: разве Вонг, да и тот же Давыдченко не являются подтверждением? Признаюсь, осознание всего этого пробуждает у меня какое-то благоговейное изумление и гордость за то, что мы с этим молодым человеком находимся здесь и говорим на одном языке.

Но хотя это чувствовалось, я подумал, что, наверное, ТАКОГО Скрябина надо было ставить вторым, ради усиления общего впечатления. Потому что по поводу Чайковского, памятуя об "истеричном", как я писАл, исполнении Апассионаты, а также об истеричном исполнении Трифонова в финале конкурса, - по поводу Чайковского я испытывал всё же определённые опасения. Ну, Чайковский оказался ещё более потрясающим. Я признаться, уже не жду от этих конкурсных исполнений каких-то чисто художественных слушательских впечатлений, я вообще воспринимаю этот концерт с невольным отстранением, как что-то слишком заигранное во всех смыслах, настолько, что оживить его по-настоящему не получится (помню, как я уговаривал преподавательницу послушать 2-й Рахманинова в исполнении Соколова, живом, а она отказалась, поскольку слишком много его играла сама и слушала: уже не верила, что можно это "пробить", хоть и зря). Так вот, концерт Чайковского я сегодня слушал как будто в первый раз, открывая для себя его живую красоту и силу. Музыка легко, почти незаметно проникала в душу и там открывала свою изначальную простую суть. Это - тот случай, когда о деталях говорить не приходится, когда происходит чудо, заставляющее забыть обо всём. И это чудо ощутили все, кто там был и кто может ещё хоть что-то ощущать. В комментариях уже написали, что все 45 минут люди не могли восстановить дыхание - таково было общее впечатление, вызванное игрой ведь чуждой любого форсирования, любых украшательств и внешних эффектов. Ощущение какой-то святости висело в воздухе.


После выступления на лестнице собралась большая очередь желающих поздравить, но Валентин от них убежал, поскольку ему сказали, что надо спешить на интервью, но там уже его заставили вместе со всеми ждать. Он оказался свободен, и я смог с ним довольно обстоятельно поговорить. Говорил я вдохновенно, но без ломания стульев, мне кажется, более конкретно и содержательно, чем здесь. Он иногда отвечал, сказал, например, что концерт Чайковского по его ощущениям он тоже играл как впервые, хотя на самом деле какой-то пятый раз. На мои восхваления, разверноту аргументированные, он реагировал самым благородным образом: нельзя было непосредственно определить, насколько большое они ему доставляют удовольствие, но в то же время не было ощущения, что он как-то сдерживает чувства. Ощущение было настоящего общения, было очень приятно смотреть в его, между прочим, голубые глаза. Когда я сказал, что если не дадут первую премию, я им устрою в своём блоге с сотней тысячей просмотров выволочку, в этих глазах мелькнул озорной огонёк. В общем, он оказался именно таким, каким и должен быть при такой игре. Ни капли заносчивости, свойственной некоторым "гениям", но при этом взрослость, так сказать, спокойное достоинство и понимание. Ух.
 
Последнее редактирование:

лика

Участник
У Малинина неплохо получается и Скрябин и Прокофьев. Но уж больно он завязает в работе с клавишами. Не отпускают они его. Полететь бы, раскрепоститься,Посмотреть в космос и улететь в сказку. Будем наблюдать за этим пианистом, за его развитием и желаем успехов в музыкальном искусстве!
 

Trist

Привилегированный участник
Privilege
мой список финалистов:
  1. Суа Е (Ю. Корея)
  2. Мао Сюаньи (Китай)
  3. Виллалва Алессандро (Италия)
  4. Энджел Станислав Вонг(США)
  5. С. Корчагин
  6. С. Давыдченко
  7. И. Папоян
из тех, кто не прошел в финал выберут еще двоих лучших, у меня это:
Лю Сяньфей (Китай)
Коки Кураива (Япония)
 

Марфа

Участник
Валентин Малинин, Александр Ключко, Илья Папоян, Мао Сюаньи, Сергей Давыдченко наверное. Нескольких пианистов я не слушала.
 

Olga 777

Участник
мой список финалистов:
  1. Суа Е (Ю. Корея)
  2. Мао Сюаньи (Китай)
  3. Виллалва Алессандро (Италия)
  4. Энджел Станислав Вонг(США)
  5. С. Корчагин
  6. С. Давыдченко
  7. И. Папоян
из тех, кто не прошел в финал выберут еще двоих лучших, у меня это:
Лю Сяньфей (Китай)
Коки Кураива (Япония)
Плюс Ключко просто по определению, наверное:)) Кстати, в трансляции он мне больше нравится. чем в зале. И очень интересен Малинин.
 

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Плюс Ключко просто по определению, наверное:)) Кстати, в трансляции он мне больше нравится. чем в зале. И очень интересен Малинин.
Нет, никаких плюсов Ключко, не мой фаворит и никогда не был.
 

Пользователи онлайн

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.

ClassicalMusicNews.Ru

Сверху