Алексей Мельников

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Любовь к музыке началась с Рахманинова


Украшением концерта "Бетховен и вечность" станет пианист Алексей Мельников, который специально прилетел из Италии,

чтобы сыграть с Томским Академическим симфоническим оркестром.

Алексей Мельников – музыкант моцартианского склада. Для столь решительного заявления есть веские причины. Музыкальные дарования мальчик обнаружил в раннем детстве. В возрасте 4-х лет Алексей уже начал брать уроки фортепиано и композиции. А в шесть поступил в школу имени Гнесиных в класс Татьяны Шкловской. И уже через год, то есть в семь лет, стал дипломантов международного конкурса пианистов «Концертиум» в Афинах. Он рано начал концертировать сольно, ездил по городам России, выступал на престижных конкурсах за рубежом. И к 2006 году, к моменту поступления в Московскую консерваторию, в класс народному артисту России профессору Сергею Доренскому, уже был лауреатом нескольких престижных конкурсов. В год окончания консерватории, в 2011 году, завоевал второе место на международном конкурсе памяти Веры Лотар-Шевченко. А в прошлом году на престижном конкурсе пианистов в Сан-Марино (Италия) Алексею Мельникову удалось покорить не только публику, но и самых взыскательных экспертов: он стал лауреатом I премии, приза оркестра, приза критиков и приза зрительских симпатий.

Победа открыла молодому пианисту путь на европейские музыкальные сцены. Уже год русский музыкант живет в Италии и активно концертирует. Так что два концерта в Томске – исключение из правил. В рамках абонементного цикла «Во власти клавира» Алексей Мельников исполнил Сонату №2 и три Прелюдии С. Рахманинова, Прелюдию Скрябина и Сонату №6 С. Прокофьева. 14 мая на концерте «Бетховен и вечность» в его исполнении прозвучит Концерт №3 С. Рахманинова.



- Взаимопонимание с Томским Академическим симфоническим оркестром установилось буквально с первой же репетиции, - делится своими впечатлениями Алексей Мельников. - Чувствуется энтузиазм во всем, что происходит в Томской филармонии. Приятно играть с оркестром (особенно после итальянских оркестров) и работать с дирижером – Ярославом Ткаленко, и акустика зала мне нравится. От Томска тоже приятное ощущение. Очень понравился город, хотя много не ходил, но все, что видел, здорово!

- А что итальянские оркестры не дают качество?

- Дело не в качестве, а в стиле. Ярослав Ткаленко лучше понимает Рахманинова, чем итальянские дирижеры, и ваши оркестранты по-другому отдаются музыке, чем это делают их итальянские коллеги.

- Значит, есть все-таки некая специфика в том, что мы называем «русская музыка»? Ваша программа называется «рояль по-русски». Что имелось в виду?

- Что такое русская музыка?.. Это трудно объяснить словами. Это надо чувствовать. В музыке Прокофьева с точки зрения мелодизма мало русского. Конечно, есть традиция композиции, которая идет от Римского-Корсакова, от Чайковского, и она ощущается в текстах каждого композитора, которых исполняю в Томске. Но у каждого композитора – разные образы. Одним из самых русских композиторов, на мой взгляд, был Рахманинов.
Он не раз признавался, что считает себя русским композитором потому, что вырос в России, впитал русскую культуру. В произведениях Сергея Васильевича ощущается влияние русской народной музыки. Русские исполнители понимают произведения своих композиторов лучше – они выросли с этим. Хотя это не правило, знаю много иностранцев, которые считаются лучшими исполнителями русской классики.

- Рахманинов - композитор, который многое определил в вашей жизни. Второй концерт для фортепиано исполняли и на конкурсе памяти Веры Лотар-Шевченко в 2011 году, Третий концерт Рахманинова – на конкурсе в Сан-Марино.

- Второй концерт Рахманинова всегда хотел сыграть, сколько я себя помню. Это одно из первых сочинений, которые вообще услышал, и оно пробудило во мне желание заниматься музыкой, стать пианистом. Можно сказать, моя любовь к музыке началась с Рахманинова.

- Музыкальные критики, когда описывают ваше исполнение концертов Рахманинова, отмечают «потрясающее владение звуком», особую эмоциональность подачи музыкального текста. «.У Алексея каждая рахманиновская нота была исполнена вдохновением, каждый создаваемый им образ был наполнен свежестью и молодостью. Можно сказать, что именно эти качества составляют суть стиля исполнения А. Мельникова»

- Я просто играю, как я хочу. А что получается… Об этом судить не мне.



«Когда мировые величины тебя признают, ты начинаешь верить в себя»

- Сначала меня удивил факт биографии - с четырех лет занимаетесь на фортепиано, а потом на память пришли имена великих композиторов, которые в том же возрасте стали брать уроки игры на фортепиано. Может быть, это есть тот момент в развитии личности, когда человек начинает из мира выделять музыку как гармонию?

- Мне кажется, детство в творческом плане - главный период. Пастернак сравнивал человека в детстве с губкой, которая впитывает в себя все. Для человека важна среда. В нашем доме музыка всегда звучала. Мой папа – меломан. И благодаря ему я впитал все самое важное в детстве. Отец отвел меня на концерт, где дирижировал Клаудио Аббадо, в Большой зал Консерватории. Этот концерт я запомнил на всю жизнь. Потом ходил на концерты, где дирижировал Мстислав Ростропович. Отец слушал много современной музыки - Шёнберга, Штокхаузена, Альбана Берга. Я тогда этой музыки не понимал и не принимал, а он очень любил. Мама у меня тоже очень образованный человек. И они сформировали тот круг образов, который меня подпитывает до сих пор. Но ни мама , ни папа не заставляли сидеть меня за инструментом. Хотя, может быть, меня и надо было больше заставлять заниматься. Но главное - они помогли полюбить музыку. На мой взгляд, это самое важное. Если ребенок полюбит музыку, то с ним не надо ничего делать - он будет фанатично заниматься, сидеть часами за роялем, работать и работать.

- Конкурсы, которые вы еще в детстве выигрывали, убеждали Вас в том, что следует выбрать карьеру музыканта-пианиста?

- Наверное, не сами по себе конкурсы, а оценка специалистов. В жюри конкурса в Сан-Марино были такие выдающиеся музыканты, как Дмитрий Алексеев, Сергей Бабаян. Когда мировые величины тебя признают, ты начинаешь, конечно, больше в себя верить. И у меня самая большая поддержка, кроме родителей, - это мой профессор - Сергей Леонидович Доренский. Его главное качество - он всегда верит в своих студентов. Это чувство помогает и тебе обрести веру в себя.

- Как бы вы сформулировали - в чем выражаются уроки Доренского для вас?

- В консерватории я учусь уже седьмой год (сейчас в аспирантуре), а знаю Сергея Леонидовича с 16 лет. Но надо помнить, что у Доренского есть еще три ассистента, с которыми я занимался и занимаюсь - Николай Луганский, Павел Нерсесьян, Андрей Писарев. И они все очень разные - по стилю, по манере. И в их разности - большое преимущество класса Доренского. Ты можешь с разных сторон взглянуть на одно и то же сочинение. Если говорить о Сергее Леонидовиче Доренском, то главное, чему он учит - это вкус, чувству стиля. И он сам удивительный пианист. Если прийти на его вечер, то первое, что бросается в уши - это то, что все его студенты играют по-разному. Нет такого ощущения - «под Доренского». В других классах студенты - это уменьшенные копии их наставников. Как мне кажется, Сергей Леонидович считает - помочь каждому раскрыть себя - главная задача педагога. Он очень чутко относится к индивидуальности. И он понимает (важное качество для педагога - не только научить играть) - помочь верить в себя, мотивировать и правильно настроить.



«Люблю футбол, а в людях ценю честность и порядочность»


- Так много музыки с раннего детства. И никогда не было сомнений, ту ли дорогу в жизни выбрал, не возникало момента усталости, неудовлетворенности собой, даже разочарования?

- Конечно, ни один музыкант этого не может избежать сомнений и разочарований. У Рахманинова есть статья, где он пишет, как он преодолевал сомнения. Известно, что после неудачного исполнения Первой симфонии он испытал душевный кризис. И его спас Лев Толстой, который подолгу разговаривал с композитором и убедил, что не надо так неразумно относиться к себе. Он помог Рахманинову справиться с депрессией. В процессе учебы и у мен было много разочарований. Не всегда же все получается. И много мыслей было: надо закончить с музыкой… А в четыре года я не собирался заниматься музыкой профессионально, посвящать ей все время. Я был нормальным ребенком. А ни один нормальный ребенок не хочет сидеть за инструментом, а хочет гулять, играть в футбол. Когда учился в школе при Гнесинке, то мое времяпрепровождение делилось так: 70% с мячом и 30% за инструментом.

- Вас можно отнести к поколению 90-х. Вы родились формально в Советском Союзе в 1990 году. Но с другой стороны, вы принадлежите к поколению, которое выросло на сломе идеологий, зато свободным.

- Мое поколение, наверное, одно из последних, которое успело провести детство до появления всех информационных технологий. До Интернета, до компьютерных игр. Ведь на самом деле произошел огромный. Технологии поменяли мир. С другой стороны, мы не можем «не тянуть груз прошлых лет», потому что у меня есть семья, родные. Через родителей я чувствую то время, которое называли советским. Оно есть в подсознании. Понимаю, что это было, как это было. Вообще, странное поколение 90-х В каком-то плане - какое-то потерянное.

- Как я понимаю, кроме музыки, вы любите футбол. А за какую команду болеете?

- Исторически так сложилось, что все мужчины в нашей семье болели за «Динамо». Сейчас я меньше смотрю матчей.

- В Италии не появились еще какие-то предпочтения?

- Мне очень нравится «Рома», Есть один игрок Тотти Франческо, капитан «Ромы». Очень преданный клубу, никогда не уходил из клуба. Нашим бы футболистам такой преданности!

- Вы заговорили о человеческих качествах, чертах характера. Что Вы цените в людях, какие качества?

- Трудный вопрос. На этот момент для меня является честность и человеческая порядочность. И в работе, и в отношениях с людьми. В наше время они редко встречаются. Так мне кажется.

- Ваше представление о честности и человеческом достоинстве кем или чем формировалось? Книгами? Фильмами?

- Примером отца. В этом смысле Михаил Алексеевич - безукоризненный пример.

- А из литературы, каких писателей могли бы назвать, которые оказали на Вас влияние, на формирование Ваших идеалов?

- Во-первых, Хемингуэй. Для меня – он образец порядочности и жертвенности. Но более всего на меня повлияла поэзия. Потому что она ближе всего к музыке. И больше других – Сергей Есенин. У него музыкальные стихи. В школе очень много читал поэзии, гораздо больше чем прозы. Очень музыкален Пастернак. Вы же помните, он готовился стать пианистом. Но послушав Скрябина, чья дача была рядом, передумал.

И живопись дает пищу для размышлений. Такого композитора, как Рахманинов, невозможно понять без живописи. Помните, у него есть симфоническая поэма «Остров мертвых», написанная под впечатлением одноименной картины Арнольда Бёклина, швейцарского художника-символиста. Вообще Рахманинов был мастером симфонических красок. У него нет сочинения, которое бы было написано в одном цвете.

- Интересно, каково Ваше цветовое восприятие музыки Рахманинова?

- Трудный вопрос . В Концерте №3 разные оттенки. Первая часть - мрачные тона. Это густой-густой темно-синий, почти черный цвет. Вторая часть - - это сиреневый цвет, а третья часть - вся цветовая гамма. Вообще все, что читал, смотрел, давало и дает мне импульс к музыке.

ТЕКСТ: Татьяна ВЕСНИНА.
ФОТО: Владимир БОБРЕЦОВ.
 

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege

Какие тембры! Какая форма! Техническое мастерство - фантастическое, настоящее.
 

Victoria

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
Слушала его живьем - очень нравится. Блистательный музыкант. В трансляциях
http://tchaikovskyforum.com/threads/interesnye-transljacii.931/page-4
я выкладывала его выступление на конкурсе в Сан Марино. Послушайте, кому интересно.
 

Tatiana

Участник
Интервью Алексея Мельникова
Официальное интервью на сайте Международного конкурса Хамамацу. 4 января 2016.

Алексей Мельников (Третья премия)

Алексей родился в Москве в 1990 году, учился в МССМШ им. Гнесиных и Московской консерватории, и до сих пор живет в Москве. У него богатый исполнительский опыт и он выиграл Международный фортепианный конкурс Сан-Марино в 2014 году. Это пианист, который создал свой собственный музыкальный мир с самого начала на каждом из выступлений, благодаря уникальному звуку и тщательно подобранному репертуару.

Мне удалось взять большое интервью у Алексея ..., который, кажется, всё время сохраняет спокойствие, но я чувствую, что, может быть, это не так в действительности.

─ Поздравляю с завоеванием Третьей премии. Довольны ли вы результатом?
Да, конечно. Я понимаю, что решение жюри на любом конкурсе является субъективным, как и музыкальный вкус. Я рад, по крайней мере, что на конкурсе я смог выйти на сцену четыре раза. Для меня самое печальное, когда я не могу пройти на следующий тур конкурса, потому что тогда я не могу исполнить подготовленную для конкурса программу в полном объеме. Поэтому на этот раз я рад, что мне удалось исполнить всё, включая концерт в финале конкурса.
К тому же, место, занятое на конкурсе, не значит для меня много. Может быть, я должен сказать, что это не значит много "для искусства".
─ Как вы начали играть на пианино?
У меня дома был очень старое, ещё советское пианино "Красный Октябрь" ...
─ Прошу прощения?
Вы знаете, "Красным Октябрём" называлась коммунистическая революция. И так называлось пианино (смеётся). Это было неплохое фортепиано. Я начал играть, когда мне было четыре года. Потом я поступил в МССМШ имени Гнесиных ... после этого единственным вариантом для меня было стать пианистом .
─ Так это было просто неизбежно, что вы стали пианистом?
Я хотел стать пианистом. Однако время от времени мне хотелось бросить прилагать для этого усилия. Это трудно - сделать жизнь в качестве пианиста. Тем более, я думал, что взрослый человек не должен искать только духовное. Но сейчас я очень счастлив, что выбрал карьеру пианиста.



─ Ваши родители не музыканты?
Нет. И они никогда не заставляли меня заниматься на фортепиано. Мои занятия обычно длились от 90 до 120 минут максимум. Я никогда не занимался дольше этого, но когда мне стало 14 лет, я сам начал заниматься больше.
─ Что бы вы любите ещё, кроме музыки?
Во-первых, я люблю спорт. Я люблю смотреть футбольные матчи, и я также играю в футбол, когда есть такая возможность. Но я каждый раз получаю травму ... любительский футбол в России очень агрессивен. Много раз я травмировал ноги, хорошо хоть не руки. Кроме того, я люблю смотреть фильмы. Мои любимые режиссеры - Тарковский, Кубрик и Бергман. Японские мультфильмы (Миядзаки) мне тоже нравятся. Я не знаю его английского названия, но мне нравится тот, где появляется большоее существо...
─ ... Возможно, вы говорите о мультфильме «Мой сосед Тоторо»?
Да, Тоторо! Я люблю этот мультфильм. Во всяком случае, я посмотрел тысячи фильмов всевозможных жанров, от прекрасных до ужасных.
─ Что дает вам вдохновение для вашей музыки?
Стихи и фильмы. Я часто получаю вдохновение от фильмов.
Я думаю, что кино, как художественная форма, ближе всего музыке. Музыка - это искусство, для которого необходимо определённое время. Это - искусство, связанное со временем. Например, фотография - это застывшее искусство. Но для полного восприятия как музыки, так и кино необходимо время.
─ Так что влияло на вашу музыку до настоящего времени?
Многие музыканты ... Рахманинов, Софроницкий, и так далее.
Что касается моих учителей, это, в первую очередь, профессор Доренский и доцент Луганский, который помог мне подготовиться к этому конкурсу, это пианист исключительного интеллекта и искрометного таланта.
─ Учась у этих преподавателей, вы чувствуете, что действительно добились успеха в "русской традиции"?
Э-э ... это сложный вопрос. Прежде всего, трудно само по себе объяснить, что такое "русская традиция". Я не думаю, что музыка может быть классифицирована по странам.
Я думаю, что русские композиторы включили в музыку элементы различных форм этнической музыки и отчётливо русский стиль сочинения. Тем не менее, я думаю, что российские музыкальные исполнители более индивидуальны. На самом деле, российские преподаватели имеют разные стили исполнения и обучения.
Говоря, что в русских школах студентов учат важности структурирования музыкального исполнения. Рахманинов также говорил о том, что каждое музыкальное произведение содержит нечто похожее на «золотую точку» в архитектуре, которая должна быть определена для исполнения произведения.



─ Bы, кстати, первым из финалистов появились на сцене, и вы сказали, что внезапно очень занервничали, когда во время оглашения членов жюриуслышали имя Аргерих и поняли, что она будет слушать ваше исполнение. Смогли ли вы поговорить с ней после вашего финала?
Да, и я даже сфотографировался с ней! Мне было очень страшно просить ее сфотографироваться со мной, хотя ...
─ Но вы учитесь в Московской консерватории. Вы должны видетьвокруг себя всё время много известных исполнителей. Было ли вам, тем не менее, страшно говорить с ней?
Конечно. Она не просто замечательный пианист, но один из пианистов, которым я больше всего восхищаюсь. Я считаю, что она является одним из лучших пианистов 20-го века, наряду с Рахманиновым и Софроницким. Я слышал её выступления тысячи раз, начиная с детства. Например, 3-й концерт Рахманинова и 3-й концерт Прокофьева, которые были сыграны в финале конкурса. Её исполнение этиих концертов, я считаю, является абсолютным лучшим в истории.
─ Вы сказали то, что вы только что сказали мне, когда встретили её?
Конечно нет! Я был не в состоянии что-либо сказать.
─ Вы выглядите очень уверенно, как будто ничто не может побеспокоить вас даже на сцене, так что я удивлена это услышать.
В действительности, я очень нервничал на сцене. Я даже не знаю, какое выражения лица было у меня. Таким образом, в финале конкурса Хамамацу я нервничал больше, чем когда-либо в жизни.
─ Тогда какая стадия этого конкурса была самой приятной для вас?
У меня были своего рода неприятности на каждом этапе - головная боль на втором туре, простуда во время третьего ... (смеётся) Мне кажется, я получил удовольствие больше всего от третьего тура. Конечно, он не был идеальным, но я чувствую, что был в состоянии хорошо сыграть сонату Прокофьева.
─ Могли бы вы назвать мне ваших любимых пианистов?
У меня их много, но среди тех, кто жив, мне нравятся Соколов и Кисин. И я уважаю своего учителя, доцента Луганского, который является искренним слугой музыки.
У меня есть бесчисленное количество любимых пианистов из прошлого, но в основном мне нравится те, кто в музыкальном смысле противоположны мне. Например, Микеланджели. Он статичен и объективен. Я бы никогда не смог играть так, как он. И я думаю, это вполне естественно, что привлекает тот, кто может делать вещи, которых вы не можете.
─ Что вы считаете наиболее важным, когда речь идет о музыкальном исполнении?
Мой ответ на этот вопрос будет значительно различаться в зависимости от того, что вы имеете в виду, говорите ли вы об исполнении на сцене или нет. Однако, Шнабель говорил, что ему нужен только один слушатель, и этого достаточно для исполнения "Хорошо темперированного клавира" Баха.
При исполнении перед большой аудиторией необходимо выбрать соответствующий язык. Дело в том, что смысл появления на сцене - это общение с аудиторией.
Между тем, меня волнует, что важно чисто с музыкальной точки зрения... вплоть до того, что музыка существует для выражения того, чего не могут выразить слова, и я думаю, что важно понять и передать дух, воплощенный в музыкальном произведении.



Текст: Харука Косака
[оригинальный текст]
Большое спасибо за интервью! Очень многое проясняет и добавляет в услышанное. Умнейший музыкант!
 

Пользователи онлайн

Сейчас на форуме нет ни одного пользователя.

Последние сообщения

ClassicalMusicNews.Ru

Сверху