Вышедшие на коду

Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.
M

Mina

Guest
#1
Вышедшие на коду

Итоги XIII Международного конкурса имени П.И.Чайковского
Евгения КРИВИЦКАЯ
Людмила ОСИПОВА
Дмитрий МОРОЗОВ
Фото Эдуарда ЛЕВИНА
Пианисты: Испытание Чайковским
Вся лауреатская рать Третий тур внес значительные коррективы в картину состязания пианистов. Почти все участники понесли значительные потери, так как оказались морально не готовы к игре с оркестром. Причины у каждого разные. Так, Александр Лубянцев, как выяснилось, просто не рассчитывал пройти в финал и плохо знал текст Концерта Чайковского. Зато отыгрался на Третьем концерте Прокофьева. Кроме того, жюри учло впечатления от его игры в целом, что и позволило ему подняться на третью ступеньку призовой лестницы. Сергей Соболев и Лим Донг Хёк разделили четвертую премию. Это два очень разных исполнителя - вдумчивый, очень волновавшийся Соболев и спортивный, нацеленный на победу Лим, сыгравший и Чайковского, и Второй концерт Рахманинова одинаково энергично и деловито. Бенжамин Мозер не совладал со Вторым концертом Брамса, исполнив его в камерной манере, даже с долей неуверенности в тексте. Немного лучше прозвучал у него и Концерт Чайковского, но не было в этом глубины и зрелости, ожидавшейся от этого 29-летнего пианиста. Федор Амиров, кумир части публики, продемонстрировал самую иррациональную интерпретацию русской музыки. Его неоправданные темповые замедления и ускорения привели к полному распаду формы и в Чайковском, и в Третьем концерте Рахманинова. Больно было наблюдать, как добросовестно старавшиеся музыканты Госоркестра во главе с Марком Горенштейном пытались угадать логику происходящего. И закономерный результат - шестое место.
Пианисты

1-я премия, золотая медаль и звание лауреата - не присуждена.
2-я премия, серебряная медаль и звание лауреата - Мирослав Култышев (Россия), педагог А.Сандлер.
3-я премия, бронзовая медаль и звание лауреата - Александр Лубянцев (Россия), педагог Н.Серегина.
4-я премия, почетный знак и звание лауреата - Лим Донг Хёк (Южная Корея), педагоги Л.Наумов, А.Варди.
Сергей Соболев (Россия), педагог М.Воскресенский (член жюри).
5-я премия, почетный знак и звание лауреата - Бенжамин Мозер (Германия), педагог К.Хельвич (член жюри).
6-я премия, почетный знак и звание лауреата - Федор Амиров (Россия), педагог С.Доренский (член жюри).
Приз Ассоциации лауреатов Международного конкурса имени П.И.Чайковского за лучшее исполнение произведения П.И.Чайковского (приз ММВБ)
Бенжамин Мозер (Германия).
Сергей Соболев (Россия).
Андрей Коробейников (Россия). Теперь вернемся к вопросу о победителе. Формально первая премия присуждена не была: в финале не оказалось пианиста, гармонично сочетающего безупречное владение инструментом, оригинальность мышления и в то же время понимание глубинной структуры произведения, стиль того или иного композитора. Пианиста, чья игра убеждала бы настолько, что хотелось сказать: "Да, иначе играть и нельзя".
Тем не менее обладатель второй премии - 22-летний Мирослав Култышев - безусловно, имеет большое будущее. Об этом свидетельствует не только выступление на данном конкурсе, но вся его творческая биография. Как удалось выяснить через Интернет (к сожалению, буклеты содержали только год и место рождения и имя педагога), Мирослав Култышев - настоящий вундеркинд, в 11 лет дебютировавший в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии с Заслуженным коллективом России под управлением Ю.Темирканова, сыграв Концерт ре минор для фортепиано с оркестром Моцарта. В 17 лет юношу узнали в Москве, где он исполнил с "Новой Россией" и Юрием Башметом Первый концерт Прокофьева. А теперь, планируя следующий сезон, Московская филармония еще до конкурса включила Култышева в абонемент № 20 "Звезды XXI века". Его выступление в финале показалось, пожалуй, наиболее стабильным и выверенным в музыкантском плане. Чувствовалось, что пианист полностью сосредоточен на музыке, абсолютно контролирует свою игру, взаимодействует с оркестром. И слушать его было интересно и приятно.
Думается, что такое распределение мест отразило реальную расстановку сил в финале. Однако это не снимает вопросов о тех, кто мог бы быть сильнее, но не был пропущен в третий тур.
Теперь, когда члены жюри свободно могут комментировать результаты голосования, специально для газеты "Культура" ответил на вопросы о ходе конкурса профессор Дмитрий Александрович БАШКИРОВ:
- Меня очень порадовали ребята, стоящие в первых строчках списка лауреатов, но все же они еще не совсем зрелые музыканты, им еще расти и совершенствоваться. Решение не присуждать первую премию принято большинством голосов, так как нашей главной задачей было показать миру, что мы пытаемся возродить прежний уровень конкурса, когда первая премия давалась лучшему из лучших. Критерии Конкурса имени Чаковского всегда были очень строгие, и могу напомнить, что такие прекрасные пианисты, как Николай Луганский, Питер Донохоу, в свое время также были удостоены второй премии, а золото тогда не присуждалось никому.
М.Култышев - Кого из участников первых двух туров вы хотели бы услышать в финале?
- Огорчен, что не прошел на второй тур и дальше пианист из Китая Цзюэ Ван, замечательно игравший "Ундину" Равеля. Запомнился мне и экстравагантный, но очень интересный австрийский участник по фамилии Вундер.
- А Андрей Коробейников?
- Я знаю этого пианиста давно, я был в жюри Конкурса имени Скрябина, и там мы дали ему первую премию, совершенно по заслугам. Он - талантливый музыкант, очень оригинальный человек, и здесь на первом туре он многое прекрасно сыграл. Что касается второго тура, то мне показалось, что он слишком стремился показать свою независимость от всех и от всего, и в этом "перегнул палку". Из-за этого программа второго тура, сама по себе разнообразная, была решена им однопланово и для меня прозвучала несколько монотонно. Несмотря на это (теперь я могу "раскрыть карты"), я голосовал за его выход в финал, так как хорошо знал его возможности. Но могу понять и тех моих коллег, кто слышал его впервые. Тем не менее мы специально дали ему диплом, ему также присудили приз "Надежда", приз за лучшее исполнение Чайковского и еще спецприз Московской консерватории. Так что вы видите, никакого желания специально его ущемить у жюри не было. Что касается остановки во время исполнения программы второго тура, то просчет жюри в том, что других участников не прерывали. До начала прослушивания мы обсуждали вопрос о соблюдении регламента времени, вероятно, это и послужило причиной того, что его остановили. Конечно, надо было так поступать и в отношении других. Но даю вам слово, что никакого желания ущемить Коробейникова не было.
- Есть мнение, что из-за жесткого лимита - 6 человек в финале - пришлось отсеять по-настоящему талантливых музыкантов. Может быть, вернуться к прежним правилам, когда пропускали в финал 8 - 12 участников?
- Вопрос сложный. Конечно, в третьем туре должна быть борьба. Но в то же время на многих крупнейших конкурсах, в Лидсе, в Брюсселе, пропускают тоже по 6 финалистов. Другое дело, что практика показывает: с оркестром играют хуже, чем соло. Почему? Или устают, или некоторые скромняги не рассчитывают, что пройдут в финал и не учат ноты, как, например, Лубянцев. Другое дело, что у него были выдающиеся музыкантские достижения на предыдущих турах, и я рад, что жюри не встало на формальную позицию. Он вообще из тех артистов, которых публика всегда будет слушать и любить. Вы видели бурную реакцию зала и на его выступление, и когда объявляли результаты голосования. Я думаю, он может стать ярким и нестандартным исполнителем. А в этом и заключается цель конкурса: найти хотя бы одного-двух музыкантов, игра которых интересна.
Виолончелисты: "Конкурс - это лотерея..."
Е.Румянцев Пока наверху доигрывали пианисты, виолончелисты, финишировавшие раньше, уже в 8 вечера 29 июня объявили результаты перед входом в Большой зал Консерватории. Главная борьба в финале развернулась между представителями России - Сергеем Антоновым и Александром Бузловым. Волею судеб у них оказалась одинаковая программа: "Вариации на тему рококо" Чайковского и Концерт Дворжака ор.104. Правда, первоначально предполагалось, что Антонов сыграет Концерт-симфонию Прокофьева, но на репетиции выяснилось, что Большой симфонический оркестр имени Чайковского под управлением Э.Серова (они аккомпанировали всем финалистам-виолончелистам) не сможет сыграть это произведение на должном качественном уровне. Разразился кризис, в результате чего Антонов добился через Оргкомитет разрешения сыграть другой концерт. И хотя он готовил его всего два дня, но исполнил так, словно репетировал несколько месяцев подряд. Наверное, именно этот факт, подтвердивший высочайший профессионализм конкурсанта, и вывел его в победители, поскольку и он, и Бузлов шли в общем-то на равных.
Справедливым видится и распределение остальных призовых мест, поскольку и Иштван Вардаи (третья премия), и Евгений Румянцев (четвертая премия), и Нарек Ахназарян (пятая премия), и Давид Пиа (шестая премия) допускали технические промахи и художественные просчеты при исполнении своей программы. Здесь уже шел счет на количество подобных огрехов. Прокомментировать результаты состязания виолончелистов согласился член жюри из Петербурга, виолончелист, композитор, дирижер Юрий ФАЛИК.
Виолончелисты

1-я премия, золотая медаль и звание лауреата - Сергей Антонов (Россия), педагог Н.Шаховская (председатель жюри).
2-я премия, серебряная медаль и звание лауреата - Александр Бузлов (Россия), педагог Н.Гутман.
3-я премия, бронзовая медаль и звание лауреата - Иштван Вардаи (Венгрия), педагоги Л.Мёзо (член жюри), Р.Лацко.
4-я премия, почетный знак и звание лауреата - Евгений Румянцев (Россия), педагог Н.Шаховская (председатель жюри).
5-я премия, почетный знак и звание лауреата - Нарек Ахназарян (Армения), педагог А.Селезнев.
6-я премия, почетный знак и звание лауреата - Давид Пиа (Швейцария), педагоги А.Менезес, К.Хаген.
Специальные призы
Приз Союза композиторов России (самому молодому участнику III тура) - Нарек Ахназарян (Армения).
Приз Ассоциации лауреатов Международного конкурса имени П.И.Чайковского за лучшее исполнение произведения П.И.Чайковского (приз ММВБ) - Александр Бузлов (Россия).
Приз Международного благотворительного фонда П.И.Чайковского и музыкального издательства "Юргенсон" (победителям во всех дисциплинах) - Иштван Вардаи (Венгрия). - Юрий Александрович, насколько ожидаемыми были такие результаты финала?
- У каждого члена жюри складываются свои представления и предпочтения буквально с первого тура. У меня по двум кандидатурам резко разошлись мнения с остальными коллегами. Я считал, что Каори Ямагами, японка из Канады, и итальянец Умберто Клеречи должны были пройти в финал. Они показали себя прекрасными, сложившимися музыкантами. Но конкурс - это лотерея. И мы знаем много примеров, когда люди, не получившие никаких призовых мест, становились в дальнейшем выдающимися артистами и завоевывали мировую известность. И наоборот, некоторые лауреаты первых премий оказывались далеко в хвосте. Поэтому я, поздравляя Нарека Ахназаряна, получившего пятую премию, сказал, что время работает на него. Этому талантливому мальчику всего 18 лет, и переживать ему, по-моему, не надо.
- А каковы впечатления от победителя?
- У него большой творческий потенциал. Это яркий артист, настоящий "турнирный боец" с хорошей нервной системой, что немаловажно для конкурса. Ведь в противном случае смена концерта в финале могла бы выбить его из колеи. Кстати, риторический вопрос: не является ли замена концерта по тем или иным причинам нарушением правил конкурса? Но Антонов все три тура играл уверенно, убедительно, инструментально безупречно, продемонстрировав прекрасные музыкантские данные и школу. Мне очень понравился Александр Бузлов. В его игре я слышу исполнительские черты его учителя Наталии Гутман. Тонкий, поэтичный, благородный музыкант-художник и первоклассный виолончелист. У него тоже все впереди, и вторая премия на Конкурсе имени Чайковского, надеюсь, поможет ему в карьере.
- Вы упомянули ситуацию с Антоновым, когда он высказал претензии к качеству аккомпанемента оркестра и был вынужден изменить программу. Прокомментируйте, пожалуйста.
- Ситуация сложилась неоднозначная. Честно говоря, я всегда знал БСО как первоклассный оркестр. Давно знаю и дирижера Эдуарда Афанасьевича Серова - мы знакомы около 40 лет. Он был исполнителем моих сочинений и делал это отлично. Он прекрасный профессионал, но на сегодняшний день находится в не очень хорошей физической форме. Что отразилось и на его дирижировании, на игре оркестра, и на игре конкурсантов в третьем туре. Думаю, в этот раз от него не шел тот импульс, который должен воодушевлять музыкантов. Мне кажется, что с его стороны было неосторожно соглашаться в такой ситуации работать на конкурсе. Я бы на его месте отказался от приглашения. Кстати, и игра оркестра сама по себе мне показалась невыразительной и вялой.
Позволю себе небольшое отступление. После второго дня финальных прослушиваний виолончелистов я зашел на третий тур пианистов - играл наш петербургский участник Мирослав Култышев. Обратите внимание, Култышев и Лубянцев - первые питерские пианисты со времен Григория Соколова, прошедшие в финал Конкурса имени Чайковского. У меня игра Култышева вызвала ассоциации с пришельцем из иных миров, настолько неординарно он исполнял Чайковского и Прокофьева. Услышал я вживую и Госоркестр, на концертах которого давно не был. Впечатление сильнейшее! Это блистательный, европейского класса оркестр, за пультом которого - выдающийся дирижер, яркий артист и блестящий руководитель Марк Горенштейн. Я сужу по тому, как им была подготовлена вся программа - тщательно, тонко, безупречно. И сравнивая услышанное с положением дел у виолончелистов, мне неприятно и больно констатировать, что у нас качество подготовки аккомпанементов оказалось столь низким.
- Был еще один "недовольный" отношением жюри, я имею в виду Игоря Бобовича, которого вначале хотели не допустить к участию в конкурсе из-за неточно сформулированных отборочных требований, а потом не пропустили во второй тур. Вам понравилось, как он играл?
- Да, его игра была артистичной, виртуозной, и моя оценка была самая благожелательная. Я вообще тогда не знал всей ситуации и по его выступлению голосовал за выход во второй тур.
- Как работало жюри?
- Поскольку многие из членов жюри знают друг друга давно, еще со времен обучения в классе Мстислава Ростроповича, то мы постоянно общались, обменивались мнениями, но это никак не отражалось на голосовании. Когда ставишь оценку, то делаешь это более взвешенно, чем разговаривая в кулуарах. Тем более что голосование проходит уже в конце тура, когда ясна общая картина. Единственно, о чем я сожалею, что не была представлена Санкт-Петербургская виолончельная школа. На отборе по видеозаписям отсекли целый ряд талантливых петербургских виолончелистов. Жаль, ведь это школа Вержбиловича, Штримера, Шафрана, Ростроповича, наконец, преподававшего в Ленинградской консерватории, где я у него окончил аспирантуру. Если не ошибаюсь, то последним петербургским виолончелистом, получившим премию на Конкурсе имени Чайковского в 1974 году, был Борис Пергаменщиков. Вижу в этом проявление дружбы-вражды между Петербургом и Москвой, начавшейся еще со времен Чайковского и Римского-Корсакова и продолжающейся по сей день.
- А тот факт, что теперь пропускают только 6 человек по количеству премий? Ведь вся интрига в финале исчезает!
- Это правда. Ретроспективно отматывая назад наш третий тур, я вижу, что некоторые участники выглядели слабее, чем вначале. В их игре преобладала камерность, и при выступлении с оркестром им элементарно не хватило масштаба. Что касается "пропускной" системы, то при жестком лимите мест сохраняется строгость отбора.
- Но вы сами сказали, что из-за регламента не удалось попасть в финал двум интересным музыкантам.
- А я не имею в виду, что они должны были пройти на дополнительные места. Кого-то другого не следовало пропускать в финал. Меня больше тревожит другое: то, что теперь на конкурсах преобладают педагоги, а в нашем случае в жюри оказались еще и родители. Это ужасно и отдает, не побоюсь этого слова, "междусобойчиком". Я лично убежден, что в жюри не должны сидеть педагоги (а тем более родители), чьи ученики играют на конкурсе. Ведь смещаются критерии. В жюри любой номинации должны преобладать композиторы, дирижеры, музыкальные критики высокого класса, может быть, концертмейстеры ведущих оркестров страны, пианисты. Виолончелисты судят конкурсантов с чисто цеховых позиций, а композиторы или дирижеры имеют более широкий взгляд. Эту практику, если мы хотим поднять престиж Конкурса имени Чайковского, следовало бы коренным образом пересмотреть.
Юкки Мануэла Янке (Германия) Скрипачи: Муки любви, или Грезы антиглобалистов
Конкурс скрипачей мог остаться без первой премии, если бы в последний момент от полной дискредитации его не спасла Маюко Камио (Япония). Она играла последней в третьем туре, и ее исполнение сложнейшей программы было самым ярким. Компьютерная точность нюансировки и "математически просчитанная кульминация" в Скрипичном концерте Чайковского, скульптурность, широкоформатность звучания в Сибелиусе и... отсутствие художественной интерпретации в обоих циклах. Впрочем, не только М.Камио выглядела в финале конкурса пленницей "глобального потепления". Все шесть участников показали "дыхание" широкой грудью, козьмапрутковское стремление объять необъятное и неумение - или нежелание? - работать над деталями, звуковыми нюансами, включать свои эмоции.
Первый вечер третьего тура прошел под знаком всепобеждающего ре мажора: Чайковский, Брамс, Паганини. Раньше всех отыграл Никита Борисоглебский (Москва). Вышедшая после него на сцену Юкки Мануэла Янке (Германия) открыла парад вечерних туалетов. Она была так хороша в своем алом платье с блестками, что оркестранты НФОРа, засмотревшись на статную красавицу, в какой-то момент "разъехались" в Концерте Паганини. Все, в том числе члены жюри, улыбнулись. Это разрядило напряженную атмосферу безнадежного ожидания чуда "личностной" интерпретации. Другая финалистка, также выступавшая в алом платье, - Чжицзюн Ван (Китай), была технически безупречна и пунктуальна в Чайковском. Она так умело брала p и pp, что был слышен не то чтобы полет мухи, но храп мирно спавшего в партере слушателя. У южнокорейской скрипачки Соёнг Юн (синее платье со стразами) - стерильная чистота интонации, чле-но-раз-дель-но-е голосоведение в Чайковском там, где хочется, чтобы прозвучало, как на одном дыхании, по-русски широко и раздольно!.. Больше всех не повезло ее соотечественнице Хён-Су Шин (платье цвета морской волны). Ей не удалось показать себя во всей красе в Концерте Стравинского, как утверждают критики, из-за недостаточного аккомпанемента. Однако автор этих строк считает, что скрипачка просто еще не доросла до способности к самоиронии и что для Стравинского у нее слишком "узкий" и серый звук. Стать обладательницей золотой медали Конкурса имени Чайковского Маюко Камио помогли бесценные человеческие качества председателя жюри конкурса скрипачей Владимира Спивакова, в первую очередь его толерантность. На последнем совещании жюри он попросил своих коллег проголосовать: быть первой премии или нет. Жюри сказало "быть!". Победительницу определили простым подсчетом баллов. И на торжественном закрытии XIII Международного конкурса имени Чайковского на сцену Большого зала Консерватории вышла в кринолиновом платье цвета зреющего персика Маюко Камио. Многие после первых музыкальных фраз решили слушать ее, закрыв глаза. Страдательная, вымученная мимика - неужели только горечь и слезы вызывает музыка у этой юной особы?
Скрипачи

1-я премия, золотая медаль и звание лауреата - Маюко Камио (Япония), педагог З.Брон (член жюри).
2-я премия, серебряная медаль и звание лауреата - Никита Борисоглебский (Россия), педагог Э.Грач.
3-я премия, бронзовая медаль и звание лауреата - Юкки Мануэла Янке (Германия), педагог И.Озим.
4-я премия, почетный знак и звание лауреата - Юн Соёнг (Республика Корея), педагоги Ким Нам Юн, З.Брон (члены жюри).
5-я премия, почетный знак и звание лауреата - Хён-Су Шин (Республика Корея), педагог Ким Нам Юн (член жюри).
6-я премия, почетный знак и звание лауреата - Чжицзюн Ван (Китай), педагог Лина Ю (член жюри).
Премия "Надежда" - Артём Шишков (Беларусь) и Никки Чой (Канада). Независимый эксперт Алексей Лундин в своем прощальном эссе высказал мысль, что очевидна тенденция к дальнейшему проникновению глобализации во все стороны нашей жизни, в том числе и в музыкальную жизнь, со всеми вытекающими из этого последствиями. Позволю себе развить его мысль. Глобализация проявляется не только в том, что на территории бывшей "разной" Европы все становится одинаковым, - многие люди, музыканты, теряют свою индивидуальность, свой творческий почерк, национальные школы становятся мировыми, на авансцену выходит большой и безликий монстр. Исчезает штучный товар. Мы не видим и не слышим этого "товара" на конкурсах, как прежде...
Современное молодое поколение музыкантов (и скрипачи, участники Конкурса имени Чайковского, не исключение) - это армия похожих друг на друга механических музыкальных шкатулок. Как показал нынешний конкурс скрипачей, молодых концертантов не смущают их одинаковые штрихи и одинаковый звук в исполнении музыки разных эпох и стилей. Все они считают себя самодостаточными виртуозами, а потому играют, как им удобно. Они, сами того не подозревая, форматируют музыкальную информацию по индексальному принципу: публика, догоняй, понимай и воспринимай, как хочешь! Они лишают масштабные опусы чувственной природы. В музыкальной ткани, которую они создают, нет воздуха, света... Конечно, скажете вы, спрос невелик с двадцатилетнего конкурсанта, посягнувшего на Концерт Брамса... Согласна: нужен жизненный опыт, чтобы показать в этом концерте философскую сосредоточенность и глубокомыслие, но можно хотя бы поразмыслить, попереживать с той юношеской непосредственностью, которая свойственна нежному возрасту конкурсантов?..
Члены жюри написали коллективное письмо президенту Республики Беларусь А.Лукашенко с просьбой обеспечить талантливого музыканта Артема Шишкова качественной скрипкой. Российские участники играли на конкурсе на раритетных инструментах, которые... получили за неделю до конкурса. У В.Спивакова сложилось впечатление, что "наши не любят наших", потому что исполнять каприс Паганини на скрипке, выданной неделю назад, говорит Владимир Теодорович, не смог бы даже Яша Хейфец.
Из "общих" впечатлений вашего критика. Были интересные и очень нужные встречи с независимыми экспертами и участниками конкурса в пресс-клубе (работал в саду "Эрмитаж"). Теплую, дружественную и непринужденную дискуссионную обстановку создавала хозяйка клуба Надежда Марковская. Из выступлений музыкантов в клубе запомнился легендарный Квартет "Московская балалайка". Но самое сильное впечатление оставил "утренник" с лауреатами первых премий. Успехов и удачи всем, кто соревновался и делал этот конкурс!
Вокалисты: Понятия вместо правил
Вокалисты

Женщины
1-я премия, золотая медаль и звание лауреата - Альбина Шагимуратова (Россия), педагог Г.Писаренко.
2-я премия, серебряная медаль и звание лауреата - Олеся Петрова (Россия), педагог И.Богачева (председатель жюри).
3-я премия, бронзовая медаль и звание лауреата - Марика Гулордава (Грузия), педагог Л.Гогличидзе.
4-я премия, почетный знак и звание лауреата - Анна Викторова (Россия), педагог П.Скусниченко (член жюри).
Мужчины
1-я премия, золотоя медаль и звание лауреата - Александр Цымбалюк (Украина), педагог В.Навротский.
2-я премия, серебряная медаль и звание лауреата - Дмитрий Белосельский (Россия), педагог С.Юрасова.
3-я премия, бронзовая медаль и звание лауреата - Максим Пастер (Украина), педагог Л.Цуркан.
4-я премия, почетный знак и звание лауреата - Петр Толстенко (Россия), педагог Г.Зайцева.
Специальные призы
Гранты имени М.Л.Ростроповича от компании "Вимм-Билль-Данн"
Максим Пастер (Украина).
Марика Гулордава (Грузия).
Дмитрий Белосельский (Россия).
Александр Цымбалюк (Украина).
Олеся Петрова (Россия).
Альбина Шагимуратова (Россия).
Приз Союза театральных деятелей Российской Федерации (перспективному артисту оперного театра)
Альбина Шагимуратова (Россия).
Приз Ассоциации лауреатов Международного конкурса имени П.И.Чайковского за лучшее исполнение произведения П.И.Чайковского (приз ММВБ)
Максим Пастер (Украина).
Марика Гулордава (Грузия).
Приз Фонда И.С.Козловского (лучшему тенору)
Максим Пастер (Украина). Итоги состязания вокалистов оказались, пожалуй, за одним лишь исключением, более чем спорными. Вопросов не вызвала только победа Альбины Шагимуратовой, заслужившей свою первую премию на все сто процентов. Она едва ли не единственная, к кому невозможно было придраться практически ни в чем, кто выходил на прослушивания с идеально отработаннной программой, не оставляя ничего на волю случая. Интрига финального голосования заключалась, таким образом, только в распределении среди женщин следующих трех премий. Что касается мужчин, здесь интриги и вовсе не было. Неожиданности были, причем не только по распределению мест, но и по результатам каждого тура.
Женская группа была в этот раз значительно сильнее и интереснее мужской. Правда, провозглашенный мною в прошлом номере "конкурс сопрано" в значительной мере завершился уже во втором туре, поскольку до финала из всей внушительной когорты добрались только двое (за бортом остались, в частности, два хороших украинских сопрано, Оксана Крамарева и Инга Васильева), и в финале сопрано и меццо было поровну. Нынешний регламент, допускающий в финал лишь восьмерых вокалистов (в прежние времена эта цифра варьировалась от двенадцати до шестнадцати, что создавало качественно иную ситуацию), по существу, превратил заключительный этап состязаний в подобие концерта лауреатов, среди которых оставалось только окончательно распределить соответствующее количество премий, что и было проделано в спринтерском режиме: с момента завершения прослушивания до оглашения результатов прошло немногим более часа. Да и чего тут было особенно долго обсуждать, когда сам список участников финала оставлял не так уж много простора для маневра.
М.Пастер Ситуация была бы более сложной, если бы некоторые потенциальные лидеры не облегчили задачу жюри, сами себя выведя из игры. В первом туре, как я уже писал, это произошло с высокоталантливой Еленой Семеновой. Во втором столь же досадным образом срезалась Вероника Джиоева, которой, казалось, оставался лишь шаг, чтобы обойти всех соперниц и обеспечить себе лидерство. Джиоеву подвела тяга к экстриму. Уже в первом туре она начала свою программу голосоломной арией Фьордилиджи ("Так поступают все" Моцарта), а закончила арией и кабалеттой из вердиевских "Ломбардцев", в иные моменты буквально балансируя по краю пропасти. Сверхтрудные скачки и пассажи пропеты были далеко не безупречно, однако и без явных срывов. Зато таковые случились на втором туре, в кабалетте Лукреции Борджа из одноименной оперы Доницетти. И если буквально за пару минут до того, пока Джиоева пела медленную часть арии той же Лукреции, думалось, что для нее надо специально вводить гран-при, то по завершении номера было уже вполне понятно, что даже и финала ей не видать.
Что ж, умение соизмерять свои силы и возможности с исполняемым репертуаром и брать только то, в чем уверен, - не последняя из конкурсных добродетелей, которой в полной мере были наделены лишь считаные единицы участников. Если бы, например, Марика Гулордава пела арию из "Анны Болейн" во втором туре, то конкурс для нее на том бы и завершился, ибо откровенный срыв в конце арии мог быть прощен только на первом. В дальнейшем эта феноменально одаренная певица явным образом больше не срывалась, однако многие из исполняемых вещей были ей не совсем по силам. В столь юном возрасте брать откровенно драматический репертуар, мягко говоря, не вполне разумно.
М.Гулордава С представителями сильного пола история другая. Интересно, что наиболее культурные и артистичные исполнители встречались, на мой взгляд, по большей части среди корейцев и японцев, ни один из которых, однако, до финала не дошел (одним из следствий чего стало также и превращение поначалу международного состязания во внутриэсэнгэшное), а иных по неведомым причинам отсеяли еще после первого тура. Впрочем, культура и артистизм, судя по всему, вообще не входили в число приоритетов большинства членов жюри. И среди прошедших в финал мужчин доминировали представители необъявленной номинации "громкие голоса". Единственное исключение - Максим Пастер, которого пропустили, видимо, просто потому, что иначе в финале не было бы ни одного тенора. Пастер как раз в полной мере обладает культурой и артистизмом, но наибольшие его конкурсные удачи были в первую очередь связаны с камерным репертуаром. Впрочем, арию Ленского в финале он спел прекрасно, чего, однако, не скажешь про белькантовую арию (из "Фаворитки" Доницетти).
Ко всеобщему удивлению, не прошел в финал наиболее культурный из басов Алексей Тихомиров. Зато прошел Дмитрий Белосельский, у которого есть только голос, голос и... ничего, кроме голоса. Голос, правда, действительно сильный и даже красивый, но если вокалист одним и тем же звуком исполняет романсы и арии, в том числе комические, не понимая, судя по всему, о чем он поет, ничего не выражая и используя почти исключительно нюансы громко и очень громко, то какое, спрашивается, отношение это имеет к искусству? У обладателя еще более мощного голоса, малокультурного баритона Петра Толстенко, есть, по крайней мере, темперамент, который иногда помогает хотя бы имитировать артистизм. Белосельский же выглядел совсем замороженным. Поэтому выход его финал и уж тем более присуждение второй премии ничего, кроме недоумения, не вызывали.
Александр Цымбалюк тоже может быть отнесен к категории "громких голосов", но при этом он старается демонстрировать все же и иные нюансы. У него есть и темперамент, и начатки артистизма. Среди участников финала он, несомненно, был наиболее интересным, хотя выступил менее удачно, чем на первых двух турах. По большому счету Цымбалюк заслуживал второй премии, тогда как первую среди мужчин стоило бы на сей раз не присуждать вообще. Но жюри предпочло все присудить и ничего не делить.
После того как председателю жюри удалось провести в финал свою ученицу Олесю Петрову (к удивлению даже иных очень уважаемых его членов), финальная интрига свелась к тому, сколь высокой награды она для нее добьется и как далеко сможет задвинуть "конкурентку" - Анну Викторову. В итоге Петрова заняла второе место, тогда как Викторова - только четвертое (третья досталась Гулордаве). В профессиональном плане этих певиц вообще вряд ли можно сравнивать. Викторова - готовая оперная певица с превосходным голосом, которым отлично владеет, и с яркой исполнительской индивидуальностью. Петрова, впрочем, тоже достаточно индивидуальна, музыкальна и обладает красивым голосом. За время, прошедшее с Конкурса Вишневской, она, несомненно, выросла. Однако верхов и низов как не было, так и нет, что делает ее перспективы на оперной сцене весьма проблематичными. Между прочим, сама Ирина Богачева на пресс-конференции в числе критериев, по которым отбирались претенденты, назвала и наличие полного диапазона, тем самым еще раз поставив под сомнение право своей ученицы даже просто участвовать в этом конкурсе. Петрова - идеальная кандидатура для конкурсов, подобных московской "Романсиаде" или питерским "Трем векам русского романса". Для участия же в таких состязаниях, как Конкурс Чайковского, ей как минимум надо было иначе построить репертуар, чтобы отсутствие верхних и нижних нот не бросалось в глаза. Если бы Петрова получила первую премию - это был бы откровенный "беспредел". А вторая - вроде бы как уже "по понятиям". Доживем ли до того светлого момента, когда на Конкурсе Чайковского все будет происходить исключительно по правилам, да и сами правила будут более разумными, чем ныне?
На пресс-конференции Богачева с гордостью говорила о том, что голосование впервые в истории конкурса проходит в открытую. Но в открытую-то отнюдь не для общественности. В этом смысле традиционное закрытое голосование (во всем мире считающееся одним из признаков демократии) с выставлением баллов было бы, несомненно, более объективным.
Видимо, в дальнейшем стоило бы принять за правило хотя бы такой компромиссный вариант: если уж не все члены жюри, то уж председатель во всяком случае не должен иметь права привозить своих учеников. Еще лучше, если он вообще не преподает. Председателем должен быть человек независимый, имеющий международный авторитет и не имеющий на конкурсе своих очевидных для всех интересов. А если все заранее знают, кто кого будет тянуть, а кого топить, то это лишь компрометирует сам конкурс, чью репутацию на словах хотят возродить.
Говорят лауреаты первых премий: Не спали ночами, проснулись знаменитыми
М.Камио Маюко КАМИО (скрипка):
- Конечно, я счастлива, что получила первую премию. Конкурс, несомненно, престижный и знаковый, но за эти три недели в Москве я очень устала. Я не испытывала особого волнения, когда выходила на сцену Дома музыки с конкурсной программой. Просто я пыталась быть собой, исполнять свою музыку, как чувствую ее и понимаю. И сейчас, после конкурса, я продолжаю пытаться оставаться собой, чтобы не создавалось впечатления, что я такая необыкновенная, потому что победительница. В моей семье нет музыкантов, я одна избрала этот путь. Перед заключительным туром в Москву приехали мои родители, чтобы поддержать меня, спасибо им!
С.Антонов Сергей АНТОНОВ (виолончель):
- Я прошел тяжелый и долгий путь к финалу конкурса. До этого участвовал в разных музыкальных состязаниях, но это, думаю, самое престижное и важное для меня. Я участвовал в прошлом Конкурсе имени Чайковского, но не прошел в третий тур. И вот теперь достиг заветной цели. Звание лауреата этого конкурса, безусловно, дает определенный статус, подтверждает право на выступления в лучших концертных залах. Надеюсь, что первая премия поможет мне в артистической карьере, даже, сказал бы, уже помогает.
- Вы выглядели очень уверенным, даже когда пришлось в финале играть повторенный за два дня Концерт Дворжака. Вы действительно не испытываете волнение?
- На концертах нет. На конкурсе, конечно, волнуюсь. Все-таки мера ответственности другая. Но в этот раз все пошло очень гладко и по-творчески. Играл с удовольствием. А что касается смены концерта, то важно не что, а как играть. Концерт Дворжака я много исполнял с оркестром. Как старый друг, он выручил меня. И я очень благодарен оркестру, который прекрасно аккомпанировал.
Альбина ШАГИМУРАТОВА (вокал):
А.Шагимуратова - Вообще-то я планировала стать профессиональной пианисткой. Пробовала поступить в Казанское музыкальное училище, но не прошла по конкурсу, и мне предложили пойти на дирижерско-хоровой факультет. После училища я поступила в Казанскую консерваторию, тоже на дирижерско-хоровой.
- А когда произошел перелом в сторону вокала?
- На втором курсе консерватории. Сначала я решила попробовать совмещать два факультета, но это оказалось очень трудно. Я поняла, что мне надо заниматься вокалом, и перевелась на третий курс Московской консерватории в класс Галины Алексеевны Писаренко. Когда училась на пятом курсе, меня приняли в Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, где в течение двух сезонов я спела Виолетту, Шемаханскую царицу и Царевну-лебедь. А потом мне предложили поехать в Америку, продолжать учиться, совершенствоваться, выучить языки и попробовать себя на несколько ином уровне. Это программа молодых певцов в хьюстонской Гранд Опера, что-то вроде стажировки. Готовлю партии с хорошими коучами, учу параллельно английский и итальянский. Я провела там пока только один год и уже ощущаю, что развиваюсь как на дрожжах. В следующем сезоне состоится мой американский дебют: я спою в Хьюстоне Царицу ночи.
- В дальнейшем вы хотели бы больше работать в Америке или в Европе?
- Везде. И в России тоже - если будут приглашать. 14 декабря должна спеть концерт с Владимиром Теодоровичем Спиваковым в Доме музыки.
А.Цымбалюк Александр ЦЫМБАЛЮК (вокал):
- Я окончил Одесскую консерваторию, два года пел в Одесском оперном театре, а потом уехал в Гамбург и вот уже шесть лет пою там в Штаатсопер. Репертуар самый разнообразный: Вагнер и Моцарт, Верди и Россини. Всего спел около 26 партий.
- Каковы ваши ощущения от Конкурса Чайковского?
- Мягко говоря, я просто в шоке. Мне очень лестно, что меня выделили как кандидата на участие в этом конкурсе и что я стал лауреатом. Я сюда очень стремился, потому что здесь много истоков, много традиций, здесь великие композиторы, великие музыканты. И петь при таком жюри, даже просто рядом находиться с такими певцами - большая честь.
- Как вы думаете: сыграет эта победа какую-то роль в вашей судьбе?
- Обязательно. По крайней мере, надеюсь, что она принесет какое-то новое движение. В жизни все ведь так зигзагообразно. Пока я в Германии, а как будет дальше, не знаю. Если бы у меня была возможность петь и на наших сценах, я бы с удовольствием ее использовал.
- А здесь вы никаких предложений еще не успели получить?
- Каких-то веских и конкретных - пока нет. Но я с удовольствием приму участие в тех концертах, что предложены всем лауреатам. Мне интересно поездить по России, попеть на нашей публике, почувствовать вот этот русский дух.
 
Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.