Правда ли, что режут наших на отборе, чтобы иностранцам дать премии повыше ? Где списки всех прислав

L

LG-GB

Guest
Угу, ведь председатели Оргкомитетов и большинство членов жюри всех...., ладно, скажем мягче, последних конкурсов им Чайковского, они кто - безвестные девочки и мальчики ????????
 
V

volga63

Guest
Угу, ведь председатели Оргкомитетов и большинство членов жюри всех...., ладно, скажем мягче, последних конкурсов им Чайковского, они кто - безвестные девочки и мальчики ????????
Ну так их ведь тоже кто то в люди продвигал)))) А долг, как говорится, платежом "опасен"!!!!
 
B

bezmEniha

Guest
PS А теперь серьёзно: кто ученик Ашкенази?
насчет его учеников ничего не знаю. Но вот что Лукас Вондрачек - его племянник - это знаю точно.

ЗЫ: что-то стало модно среди Лукасов быть близким родственником разных именитых личностей... кстати, даже внешнее сходство есть - не находите? www.lukasvondracek.com
:lol:
 
Б

Большая зануда

Guest
Вот спасибо! Всем бы так, коротко и конкретно, а то Просто ЧЕЛ так до сих пор и не озвучил свой уверенный прогноз.
 
Б

беглец с ноева ковчега

Guest
Не могу найти оригинальный пост Нострадамуса, который в принципе логично пронострадамил.

В этом составе участников (в отсутствии основных мировых претендентов на чайничный пъедестал) именно эти двое-трое (+ Динара) будут основными соискателями в борьбе за высшую ступень.
 
A

andreyviola

Guest
P

Predlogoff

Guest
режут наших на отборе

А вот за то, что они Фаворина не пропустили, их всех надо посадить в тюрьму :))) всю отборочную комиссию.
В связи с этим в памяти сама собой всплывает заключительная сцена из гоголевского "Ревизора", которую я немного адаптирую к текущему моменту.

"Почти по Гоголю".

Явление последнее. Те же и жандарм.

Жандарм:
"Приехавший по именному повелению от ВФММК чиновник требует вас сей же час к себе. Он остановился в Кремле".

Немая сцена:
Менеджер Родзинский посередине в виде столба, с распростертыми руками и закинутою назад головою. По правую сторону его помощница и секретарша с устремившимся к нему движеньем всего тела; за ними Бабаян, превратившийся в вопросительный знак, обращенный к зрителям; за ним Алексеев, потерявшийся самым невинным образом; за ним, у самого края сцены, три дамы, консерваторских педагога, прислонившиеся одна к другой с самым сатирическим выраженьем лица, относящимся прямо к группе во главе с американским менеджером. По левую сторону менеджера: организатор интернет-трансляций, наклонивший голову несколько набок, как будто к чему-то прислушивающийся; за ним Гергиев с растопыренными руками, присевший почти до земли и сделавший движенье губами, как бы хотел посвистать или произнесть: <Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!> За ним министр Авдеев, обратившийся к зрителям с прищуренным глазом и едким намеком на менеджера; за ним, у самого края сцены, Мацуев и Нерсесьян с устремившимися движеньями рук друг к другу, разинутыми ртами и выпученными друг на друга глазами. Прочие гости остаются просто столбами. Почти полторы минуты окаменевшая группа сохраняет такое положение. Занавес опускается.