Лукас Генюшас

Наталия С.

Модератор
Команда форума
Модератор
Privilege
http://www.classicalmusicnews.ru/anons/fortepiannyiy-vecher-lukasa-genyushasa/
Фортепианный вечер Лукаса Генюшаса
Лауреат XV Международного конкурса имени Чайковского Лукас Генюшас представит 2 ноября 2017 сольный концерт на сцене Большого зала Санкт-Петербургской филармонии.


В программе:
Равель – Сонатина. Три пьесы из цикла «Отражения»: «Печальные птицы», «Лодка в океане», «Альборада».
Энеску – Прелюдия и фуга.
Лист – Соната си минор.
 

Trist

Привилегированный участник
Privilege
http://www.classicalmusicnews.ru/anons/fortepiannyiy-vecher-lukasa-genyushasa/
Фортепианный вечер Лукаса Генюшаса
Лауреат XV Международного конкурса имени Чайковского Лукас Генюшас представит 2 ноября 2017 сольный концерт на сцене Большого зала Санкт-Петербургской филармонии.


В программе:
Равель – Сонатина. Три пьесы из цикла «Отражения»: «Печальные птицы», «Лодка в океане», «Альборада».
Энеску – Прелюдия и фуга.
Лист – Соната си минор.
2 ноября БЗФ СПб рецитал

Интересно!
Ехала и очень боялась,что концерт отменят, до последнего на сайте филармонии была удручающая картина большого количества непроданных билетов. Партер все-таки удалось заполнить (видимо входные продавали и спустился народ с хоров). Зато публика была приготовленная и точно неравнодушная. Слушали очень внимательно и трепетно, особенно мне понравилось,что сдерживали кашли в звучащих паузах, что позволяло картинке складываться. Лукас в свою очередь никак не повелся на прозрачный зал и отдавался происходящему по полной. Большое моё человеческое спасибо ему за это!
Пианист - интеллектуал в первую очередь. Много работает со звуком,ищет. Пальцы говорили и моя душа на все эти поиски с радостью отзывалась. Соната Листа явно претерпела изменения в лучшую сторону, все контрасты образов драматургически были усилены именно за счёт динамики абсолютно полярной,причём звук родился сиюминутно как ff, так и ppp. Особо хочу выделить лирическую сторону,сколько здесь любви,трепета и нежности. Возмужал. Техническую сторону не буду даже обсуждать,не этим берет точно,смысл в каждой фразе,что более ценно лично для меня. В общем я наслаждалась)
по поводу первого отделения (Энеску и Равель) скажу,мне показалось очень камерной подача звука для такого не простого с точки зрения акустики зала. Энеску понравился с композиторской точки зрения тематизмом,отличная музыка и вкусно была подана. А вот "отражения" можно было разнообразнее красочнее: печальные птицы дребезжали в верхнем регистре трелями и подустала я от деликатных поисков в различных градациях пиано в Лодке,хотелось поштормить(имхо)
Бисов было два (музыка знакомая до боли,не могу вспомнить, голова-дырка)
БРАВО кричали всеми силами,которые сумели этим вечером наскрести, в общем интеллигентно, тепло принимали
"Сеня" работал,кому необходимо лично убедиться-пишите)
 
Последнее редактирование:

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Странное ощущение: все безупречно, всё выверенно и сыграно точно, даже интеллигентно, без надрыва коробейниковского и кровавых следов на клавишах, и контраст есть между всеми лирическими и темными метафизическими темами, но такое ощущение, что это исполнение Лукасом - не его «звездный час», словно душу свою при этом он расходовать не желает... я ведь помню его дуэт с Гугниным, где он «заводился» на Адамсе и включался в игру энергозатратно, а не отстранённо... и репертуар программы выстроен не по нарастающей, а созерцательно, для тёплого климата и шума цикад под звездным небом, а у нас почти зима с холодом, неуютность и беспросветностью...
Не ждала от Лукаса и такого эмоционального воздействия,если честно, а Вы говорите "звёздный час", сколько есть за душой-такая и подача,звучал убедительно и культурно,концепция развития читалась,скучно не было, не замёрзла во всяком случае. Внешние проявления "заводного темперамента" на сцене присутствовали)
 

Tatiana

Участник
ЛУКАС ГЕНЮШАС – ПОКЛОННИК ПЛАТОНА, КАНТА И ШОПЕНА
(Ещё один материал Тамары Унановой, журналистки из Таллина. Весьма интересно прочитать ее интервью с будущим лауреатом 15-го конкурса Чайковского, сделанное за год до самого соревнования. В нём есть предвидение того, что потом сбылось наяву.)
У него литовские фамилия и гражданство, хотя родился и вырос Лукас Генюшас в Москве. Потомственный музыкант, внук и воспитанник знаменитой пианистки, профессора Московской консерватории Веры Горностаевой, восходящая звезда мирового пианистического небосклона…
Лукас Генюшас выступил на открытии IX международного фестиваля пианистов Klaver в Таллине. Вместе с Эстонским государственным симфоническим оркестром под управлением Андриса Пога пианист с блеском исполнил Второй фортепианный концерт Чайковского, причем в оригинальной, авторской версии, открыв даже искушенной публике красоту и своеобразие этого незаслуженно забытого сочинения.
Забытый шедевр Чайковского
- В отличие от популярнейшего Первого фортепианного концерта Второй концерт исполняется крайне редко, хотя сам Чайковский даже предпочитал его Первому. Как вы думаете, в чем причина этого?
- Пути Господни неисповедимы… Принцип и алгоритм, по которому сочинение становится вдруг безумно популярным, как это произошло с Первым концертом Чайковского, мне неясны. Конечно, Первый концерт выигрывает в смысле компактности формы и рельефности реализации замысла. Но я люблю Второй концерт ничуть не меньше Первого. Я считаю, что это музыка столь же высокого художественного уровня. Мне это было очевидно с первого раза, когда я этот концерт услышал. Вообще в среде музыкантов бытует несколько снобистское отношение к избитым вещам, шлягерам. Поэтому сыграть что-то малоизвестное, вышедшее из-под пера гениального композитора, - это всегда словно глоток свежего воздуха. Когда я впервые услышал Второй концерт, мне было лет шестнадцать. Тогда я решил, что обязательно его сыграю. И вот представилась такая возможность.
- Раньше вы его не играли?
- Я выучил этот концерт полтора месяца назад и в Таллинне сыграл в четвертый раз. В этом сезоне я его играю в разных городах, в том числе в Сибири, раз двенадцать. Это абсолютно уникальный концерт в смысле реализации и использования оркестра, в нем есть ряд интересных находок.
- И прежде всего изумительная лирическая вторая часть с солирующими скрипкой и виолончелью.
- Да, во второй части Чайковский создает полноценное трио, получается как бы тройной концерт. И первая часть тоже построена весьма небанальным образом: Чайковский, пожалуй, первым ввел такой вариант развития формы, при котором каденция солиста вставлена в середину разработки, то есть все темы разрабатываются в соло фортепиано. Тем самым сольная каденция превращается из блестящего виртуозного отступления в нечто большее.
- В техническом отношении Второй концерт ничуть не уступает Первому, недаром Чайковский посвятил его – как и Первый концерт – великому пианисту-виртуозу Николаю Рубинштейну. Тот, правда, вначале отверг Первый концерт, но потом его принял и с большим успехом играл...
- Однако Чайковский уже снял посвящение, заменив имя Рубинштейна на имя первого исполнителя, Ганса фон Бюлова. Кстати, Первый концерт, который известен всему миру, исполняется в редакции Александра Зилоти, а там очень серьезные изменения сделаны по сравнению с первой, авторской редакцией. Никто об этом сейчас не вспоминает, считается, что первая редакция была неудачной и Зилоти спас Первый концерт. Он и Второй концерт редактировал, сильно порезав вторую часть и выкинув трио. И, хотя Чайковский не признал редакцию Зилоти, она исполняется чаще, чем авторская. Но я считаю, что Второй концерт нужно играть именно в авторской редакции – настолько она хороша и оригинальна.
- Когда я слушала этот концерт, то возникла мысль: не собираетесь ли вы в следующем году принять участие в конкурсе Чайковского и сыграть в финале не Первый, как большинство конкурсантов, а Второй концерт?
- Есть такая мысль, но сказать точно пока не могу. Если приму такое решение, то, конечно, буду играть Второй концерт. (Спустя год Лукас Генюшас принял участие в XV Международном конкурсе имени П.И.Чайковского, где стал лауреатом второй премии. В финале пианист сыграл Второй концерт Чайковского и Третий концерт Рахманинова – Т.У.)
- А какой еще? Ведь в финале конкурса нужно сыграть два концерта.
- Скорее всего, «Рапсодию на тему Паганини» Рахманинова. Кроме того теперь включили во второй тур один из концертов Моцарта.
«Шопен у меня в крови»
- Вы участвуете в конкурсах с 12 лет, и весьма успешно – у вас 11 наград. И, тем не менее, думаю, что не ошибусь, если предположу, что главным в вашей жизни стал конкурс Шопена в Варшаве, где вы завоевали серебряную медаль. После этого вас даже окрестили «шопенистом». Наверно, большое влияние на вас оказала бабушка, Вера Васильевна Горностаева, признанная исполнительница Шопена, ученица Нейгауза, одного из лучших интерпретаторов Шопена?
- Конечно, Вера Васильевна не только продолжила традиции, идущие от Нейгауза, но и, как никто другой, преломила их через собственное отношение и передала мне во всей полноте. Я с детства много играл в ее классе Шопена, и она внимательно следила за моим развитием. Она придерживается принципа, сформулированного Нейгаузом: если пианист может хорошо сыграть Шопена и Баха, то он может сыграть и все остальное. Так что Шопен у меня с детства в крови, и мое участие в конкурсе было вполне органичным. В одиннадцать лет я выучил его Первый концерт, который играл в финале, да и весь остальной репертуар был выучен мной задолго до конкурса.
- Сегодня по ЭТВ показывали французский фильм об Артуре Рубинштейне. Гениальный пианист, один из лучших исполнителей Шопена, там говорит, что Шопен – в отличие от Шумана - не был романтиком, он просто жил в романтическую эпоху. Вы с этим согласны?
- Абсолютно. У Пастернака есть статья, в которой он называет Шопена представителем реализма в музыке – таким, каким был Лев Толстой в литературе. Шопен отражал внутреннюю реальность, ему было свойственно чувство объективности. А так как он жил в романтическую эпоху, то говорил на этом музыкальном языке. Но у него нигде нет перехлеста чувств, все невероятно гармонично и стройно.
- Какая музыка – романтическая, классическая, современная - наиболее близка вам?
- Сложно сказать, у меня широкий взгляд на музыку. Отдельной темой в моей жизни проходит музыка XX века. Я предан этому наследию – Хиндемит, Барток, Прокофьев, Шостакович, Стравинский.
- А как же Шопен?
- Шопен… (пауза). Это отдельная тема. Шопен будет сопровождать меня всю жизнь. Как и русская романтическая музыка – Чайковский, Рахманинов, Метнер. Но наряду с этим я большой интерес питаю к барочной эпохе и XX веку. Не игнорирую и классическую эпоху, играю все пять концертов Бетховена, его сонаты. Я сейчас на той стадии развития, когда не могу сказать о себе, что полностью сформировался как музыкант.
Поклонник Канта, но не поэт
-Лукас, стать пианистом вам было, как говорится, на роду написано. Вы ведь музыкант в четвертом поколении?
- Да, по линии мамы. И в третьем поколении – со стороны отца. Дед мой, Римас Генюшас, был очень известным литовским дирижером.
- Значит, проблем с выбором профессии у вас не возникало?
- Ну, маленькие альтернативы были. Но у меня, слава Богу, были такие воспитатели, которые не форсировали мое развитие. Они меня склоняли к музыке, но не заставляли заниматься. Поэтому лет в 14-15 у меня возник собственный, личный интерес к музыке.
- Довольно поздно.
- А раньше, чем в 14-15 лет, ни у кого мозги нормально не работают. На самом деле многие осознанно начинают заниматься профессией гораздо позже. Я очень рад, что у меня в четырнадцать лет появилось полностью собственное отношение к музыке, причем довольно резко. До этого я занимался музыкой много, однако скорее по инерции. Но, благодаря хорошей школе, может быть, помимо своей воли, я получил ту базу, которая сказалась на моем последующем развитии доминирующим образом. А потом я все это аккумулировал с огромной силой.
- Вашим главным педагогом и в училище, и в консерватории была Вера Васильевна. А до этого?
- Очень хороший друг бабушки Александр Николаевич Беломестнов, который занимался со мной примерно до четырнадцати лет. Он замечательный детский педагог и музыкант с большим кругозором. Я до сих пор поддерживаю с ним близкие отношения. Он не только дал мне важнейшие азы фортепианного искусства, но и старался с детства привить мне культуру в широком смысле.
- Унаследовали ли вы литературный дар от бабушки? Она ведь не только прекрасная пианистка, но и великолепный лектор, литератор, автор книг, статей. Как она сама говорила, у нее литература и музыка всегда были на равных, рядом.
- Я бы такого о себе не сказал. Безусловно, литература меня интересует, но у меня другие акценты: я больше увлечен философией. Много читал Платона, Спинозу, Ницше, даже изучал Канта, но пока не нашел свою философию.
- Вас можно назвать театралом? Вы ведь живете в Москве, где театральная жизнь бурлит.
- Я периодически хожу в театр, но отношусь к нему без фанатизма. Вера Васильевна, кстати, никогда не была театральным человеком. Она человек литературный. У нее в центре нимания литература и музыка, главным образом фортепианная. У меня музыкальный диапазон немного шире.
- Вам всего 24 года, все впереди. Какие задачи вы перед собой ставите?
- Я сейчас нахожусь в поиске. Мои интересы концентрируются вокруг музыки второй половины XX и XXI века. Например, я очень люблю и уважаю композитора Леонида Десятникова, это друг нашей семьи, его музыку я с детства знаю и играю. Играю произведения литовских композиторов. А сегодня сыграл на бис сочинение современного композитора Владимира Рябова «Эй, ухнем». Год назад выучил и с большим удовольствием сыграл - в связи со столетним юбилеем Витольда Лютославского – его концерт. Ну, и конечно, по-прежнему остается моя специализация – Шопен.
- Сегодня вы играли на нашем новеньком «Стейнвее». Как он вам, пришелся по вкусу?
- Очень хороший инструмент. Новые «Стейнвеи» бывают весьма неудачные, а этот правильно выбранный инструмент.
- Его выбирали наши лучшие пианисты - Пеэп Лассманн и Ивари Илья.
- Ну, Ивари – ученик бабушки (улыбается). Инструмент прекрасный. Пока он не очень хорошо держит строй, но со временем «созреет», обыграется.
- Желаю вам приехать и сыграть на нашем «Стейнвее» уже в звании лауреата конкурса Чайковского.
Справка «ДД»
Лукас Генюшас
Родился в 1990 году в Москве в семье музыкантов: мать – пианистка, профессор Московской консерватории Ксения Кнорре, отец – пианист, профессор Литовской Академии музыки Пятрас Генюшас.
Играть на фортепиано начал в пять лет. Учился в ДМШ и колледже имени Ф.Шопена, который окончил с отличием в 2008 году (класс А.Беломестнова). В 2013 году окончил Московскую консерваторию (класс проф.В.Горностаевой). Ныне – аспирант Московской консерватории.
Обладатель 11 наград. Лауреат международных конкурсов, в том числе VII Молодежных Дельфийских игр в России (золотая медаль, 2008), III международного конкурса пианистов Musica della Val Tidone в Италии (I премия, 2009), международного конкурса имени Джины Бахауэр в Солт-Лейк-Сити, США (I премия, 2010), XVI международного конкурса имени Шопена в Варшаве (II премия, 2010).
Участник программы Московской филармонии «Звезды XXI века».
Тамара Унанова, Таллин.
Интервью было опубликовано в еженедельнике «День за днем» от 8.11.2014 года.
 

Trist

Привилегированный участник
Privilege
Возможно уже было это видео,я уберу тогда. Я просто не могла не принести на форум, бесконечно интересно, потрясающая педагогическая работа,как Вера Васильевна здорово строит форму! и одним словом характеризует главное. А еще это видео интересно с точки зрения операторской работы,когда в кадре руки бабушки и внука,одновременно исполняющие фрагменты фантазии...
 
Последнее редактирование: