1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Даниил Трифонов

Тема в разделе "Пианисты", создана пользователем Brienne, 1 ноя 2015.

  1. Я слушала концерт в Детройте, Даниил исполнял свою симфонию, могу как в анекдоте про Карузо «напеть», устроит ? :)
    Шлите мейл - я кадры нащелкала с концерта, а на ФЧ не грузятся, слишком большие, будете любоваться кумиром :)
     
    FlorDeQuito нравится это.
  2. FlorDeQuito

    FlorDeQuito Новый участник

    Я в шутку сказала "за труды" :) На самом деле я тоже делаю переводы безвозмездно, ради любви к искусству. Не хотелось влезать в ваше общество с пустыми руками. ;)
    Вот что я давно хотела, так это фильм Ньюпена. Может, кто поделится?
     
    Последнее редактирование: 18 ноя 2017
    Училка - мучилка нравится это.
  3. Brienne

    Brienne Участник

    Поверх барьеров - Американский час.
    Беседа Александра Гениса и Соломона Волкова

    https://www.svoboda.org/a/28894878.html

    Александр Генис: В Карнеги-Холл состоялся ряд важных концертов, где звучала русская, я бы сказал, очень русская музыка.

    Соломон Волков: Концерты эти были оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Солистами выступили два замечательных современных русских пианиста Денис Мацуев, постарше, и Даниил Трифонов, помоложе. Причем Даниил Трифонов, что очень необычно и привлекло внимание критики, выступил с собственным фортепианным концертом, который он написал, когда ему было 23 года, по заказу Кливлендского института музыки, где он в то время учился.

    Александр Генис: По-моему, это очень редкий случай, когда пианисты, исполнители сочиняют собственную музыку в наши дни.

    Соломон Волков: Это уникально редкий случай. . Хотя в былые времена это считалось само собой разумеющимся, что виртуоз, солист, сразу, конечно, приходит на ум Лист, концертирующий виртуоз, сочиняет собственную музыку.

    Александр Генис: Для собственных же концертов.

    Соломон Волков: Это была необходимая часть выступления. Но в наше время это, конечно, большая редкость. Я должен сказать, что вообще не могу припомнить такого случая. Нет, вспомнил — Родион Щедрин, я слушал несколько фортепианных концертов в его исполнении. Он, кстати, великолепный пианист, и написал несколько замечательных фортепианных концертов. Но за исключением Родиона Щедрина, который все-таки больше известен как композитор, чем пианист, хотя у него блестящая школа, он учился у Якова Флиера — это уже само по себе замечательная рекомендация, в современной ситуации, я такого вообще не могу вспомнить.

    Александр Генис: В рецензии на этот концерт Томмазини, главный музыкальный критик «Нью-Йорк Таймс», написал, довольно странный отзыв: это хороший концерт, если его играет Трифонов. Потом добавил: «Я расцениваю эту фразу как комплимент».

    Соломон Волков: Он отметил, что в этом концерте видна любовь Трифонова к творчеству трех титанических создателей русской фортепианной музыки, то есть к музыке Рахманинова, Скрябина и Прокофьева.
    В отношениях между собой их отношения были очень непростые. Рахманинов и Скрябин рассматривались современниками как прямые антиподы. Когда после смерти Скрябина Рахманинов выступил с серией концертов памяти Скрябина, то - Прокофьев это зафиксировал, он был в этом концерте в Петербурге - интерпретация Скрябина Рахманиновым была столь непривычной и столь неприемлемой для скрябинофилов, что один из последних, знаменитый тенор Алчевский, рвался побить Рахманинова прямо за кулисами.

    Александр Генис: Тем не менее, для западного во всяком случае слушателя вся эта музыка носит отчетливый привкус русскости — это русская музыка.

    Соломон Волков: Это синтез всего русского в музыке. Чего Трифонов и добился, так это синтеза, казалось бы, противоположных традиций. Для Рахманинова Прокофьев не был соперником, но Прокофьев постоянно ощущал присутствие Рахманинова и в творческом плане, как бы это ни казалось парадоксальным, в том числе и в пианистическом отношении, потому что Прокофьев был замечательным пианистом, исполнителем своей музыки. Рихтер впервые в своих высказываниях обратил мое внимание на то, что тень Рахманинова висела над Прокофьевым всю его жизнь. Прокофьев всю свою жизнь соревновался с Рахманиновым, пытаясь, и он в значительной степени, конечно, в этом преуспел, создать собственный фортепианный язык.
    Трифонов, повторю, создал очень любопытный синтез трех абсолютно разных фигур. Я вообще считаю, что уже за одно то, что знаменитый на сегодняшний день пианист, востребованный абсолютно всюду, написал свою музыку - замечательно.

    Александр Генис: Напомним, что в прошлом году мы выбрали его музыкантом года.

    Соломон Волков: Конечно. У него есть желание, умение, профессиональные навыки...

    Александр Генис: ... и амбиции

    Соломон Волков: ... сочинять музыку. Уже за это одно можно ему повесить любую медаль на грудь. И второе, можно выражать скептицизм, как некоторые рецензенты сделали, жалуясь, что в этом концерте нет самобытного лица автора, мол, нельзя сказать, что этот концерт открывает какие-то новые дороги, новые пути в жанре фортепианного концерта. Но я предпочитаю такой искренний, умелый, эмоциональный оммаж нашей замечательной троице: Рахманинову, Скрябину, Прокофьеву. Это лучше, чем если бы Трифонов вышел и стал бы щипать струны, ударять по клавишам кулаком, употребляя весь ненавистный мне, скажу я вам, арсенал музыкального сочинительства последний десятилетий.

    Александр Генис: Соломон, вы были на этом концерте, как публика принимала новую музыку?

    Соломон Волков: Восторженно.

    Александр Генис: Потому что она понятна?

    Соломон Волков: Посудите сами. Выходит замечательный пианист, я не хочу разбрасываться словами - великий, гениальный и так далее, это за нас потом решат потомки, но пианист своего поколения номер один, безусловно, к тому же, внешне невероятно обаятельный, он сейчас себе еще такую бородку красивую отрастил, грива развивается, он очень выразителен за инструментом. Видно, что человек живет в этой музыке, тем более. что она собственного сочинения. Впрочем, он живет в любой музыке.

    Александр Генис: Критики говорят, что ему подвластен любой репертуар.

    Соломон Волков: Да, мне Трифонова интересно слушать в любом репертуаре, потому что он всегда находит свой индивидуальный подход, он никогда не едет по наезженной дорожке, он никогда никого не копирует. Он делает, всякий раз какие-то неожиданные повороты - интерпретаторские я имею в виду, потому что Трифонов придерживается, что называется, буквы текста, там никаких вольностей нет, но интерпретация его всегда неожиданная, свежая, оригинальная, слушать его одно удовольствие.
    Он нашел, конечно, достойного партнера в лице оркестра Мариинского театра под управлением Гергиева, который очень любит Трифонова, очень тактично, с любовью сопровождает это его сочинение. Он не подходит к этому снисходительно.

    Александр Генис: Не сверху вниз.

    Соломон Волков: Абсолютно нет.
     
    Наталия С., FlorDeQuito и Trist нравится это.

Поделиться этой страницей